Буря в стакане "тетриса"

06.10.2017

Один из самых гениальных товаров на рынке компьютерных игр — «Тетрис» — родился в социалистическом государстве, которое три четверти века боролось с властью товарно-денежных отношений. Но нашла себя эта игра именно в капиталистическом мире, где за право обладания отличным товаром развернулась настоящая война.

Компьютерная игра «Тетрис», простая и одновременно сложная, не требующая особых знаний и умений, однако заставляющая максимально напрягать ресурсы головного мозга. За 15 лет своего существования эта незатейливая забава завоевала поклонников по всей планете. Пожалуй, ни в одной цивилизованной стране не найти сегодня человека, ни разу не игравшего в «Тетрис» и не пытавшегося уложить разноцветные кирпичики в стакан, стараясь оставить его пустым как можно дольше.

«Тетрис» расплодился сотнями миллионов экземпляров — сначала просто как компьютерная программа, потом в образе картриджей для домашних видеоприставок и игровых автоматов. Следующий этап — карманный игровой компьютер, который трудно представить себе без «Тетриса». А секрет до банальности прост: понятные правила и постепенное усложнение задачи игрока; каждый, кто занимается созданием электронных игр, знает, что это необходимые условия успеха. В «Тетрисе» же эти параметры близки к идеалу. Вот и появилась в результате игрушка, вызывающая привыкание, почти как наркотик. Несмотря на головную боль, которая при игре в «Тетрис» возникает практически у каждого, оторваться от него просто невозможно. Не отягощенная сюжетом, даже при отсутствии современной навороченной графики, эта игра способна приковать к себе на часы. «Лучше не придумаешь, чтобы скоротать время» — именно так характеризуют игрушку ее поклонники.

В принципе, такой ее и хотели видеть создатели. Когда в 1985 году в Москве они начинали разрабатывать компьютерные игры, то ставили перед собой ясную цель: создавать и потом продавать «простые, но вызывающие привычку игры».

Рождение новой звезды

Все же странно, что замечательная идея «Тетриса» появилась именно в нашей стране. Россия (тогда еще Советский Союз) по развитию вычислительной техники значительно отставала от западного мира. Персональных компьютеров здесь в то время было очень мало, а домашние пользователи, главные потребители компьютерных игр, и вовсе не существовали как класс. Не было и коммерсантов, заинтересованных в разработке коммерческого ПО.

Алексей Пажитнов теперь работает в Microsoft руководителем команды программистов в группе игр, но от почетного титула «Разработчик “Тетриса”» ему не избавиться уже никогда.

Небольшая команда из трех человек (Алексея Пажитнова и Дмитрия Павловского, программистов Вычислительного центра Академии наук СССР, а также 16-летнего школьника Вадима Герасимова, позднее поступившего на факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ им. Ломоносова) решила всерьез заняться разработкой компьютерных игр с тем, чтобы впоследствии продавать их. Молодые программисты создали вместе целый ряд продуктов, большинство из которых сегодня забыто, и лишь одно их детище — «Тетрис» — стало известно на весь мир.

Прототипом «Тетриса» была старинная детская забава «пентамино». Суть этой игры-головоломки в том, чтобы из нескольких «пентамино» — разнообразных геометрических комбинаций пяти квадратов, например в виде T или L, составить прямоугольник. В середине 80-х настольная игра «пентамино» продавалась во всех московских магазинах игрушек. Там ее и нашел Алексей. Увлекшись решением головоломки (она оказалась довольно сложной), Пажитнов представил себе компьютерную версию этой игры. Позже он разработал несколько упрощенный электронный вариант понравившейся головоломки, заменив «пентамино» фигурками из четырех квадратов — «тетрамино». Из них пользователь должен был собирать разнообразные геометрические фигуры. Называлась эта игра Genetic Engineering.

В один прекрасный день Алексей Пажитнов пришел к своим товарищам с новой идеей. Он предложил заставить «тетрамино» падать в стакан со все возрастающей скоростью. Игрок должен был успеть придать фигуре определенную ориентацию, необходимую для того, чтобы заполнить очередной ряд квадратиков. Полный ряд автоматически исчезал, и появлялось новое жизненное пространство. Задействованные в игре фигурки — «тетрамино» — дали название новой игре. Так, собственно, и родился «Тетрис».

Друзьям Пажитнова идея понравилась: теперь статичная головоломка превращалась в игру-действие. Поскольку в 1985 году Пажитнов работал на «Электронике-60», он создал первую версию «Тетриса» именно для этой машины. На советской микроЭВМ полностью отсутствовала графика, поэтому новорожденная игра выглядела довольно примитивно. Но даже в таком виде она казалась чрезвычайно захватывающей. Вскоре самый «продвинутый» пользователь IBM PC в команде — Вадим Герасимов — разработал IBM-совместимую версию «Тетриса». В целом разработка «Тетриса» заняла около двух месяцев

В середине 80-х программное обеспечение в Советском Союзе в принципе не продавалось: новую программку можно было заполучить, только переписав ее у знакомого или коллеги. Однако даже таким образом новинки распространялись в Москве очень и очень быстро. Не прошло и месяца, как в «Тетрис» играла уже вся столица.

В то время коммерческие отношения Советского Союза с Западом только начинали развиваться. Зато существовали тесные деловые связи с другими социалистическими странами. В одну из них и был продан «Тетрис», запатентованный Российской академией наук как изобретение Алексея Пажитнова. В 1986 году научный руководитель Пажитнова Виктор Брябрин отправил копию «Тетриса» в Будапешт в фирму Novotrade. Венгерские программисты конвертировали эту игру для Apple II и Commodore 64. В Венгрии же началась дорога «Тетриса» в большой бизнес.

Первые шаги в бизнесе

В отличие от России, где до сих пор не все знают, что програм-мное обеспечение нужно покупать, на Западе оно является очень популярным объектом бизнеса. «Тетрис» же, с точки зрения коммерсанта, занимающегося продажей ПО, просто гениальный товар. Во-первых, его хозяева — создатели игры — находятся далеко, мало что знают о рынке компьютерных игр и существующих ценах. А во-вторых, покупателям игра определенно должна понравиться. В этом сходились все, кому когда-либо доводилось иметь дело с «Тетрисом». «Я должен ее заполучить!» — эта мысль, по их собственному признанию, посещала буквально всех, кто приложил руку к распространению русской игрушки. У бизнесмена, в руки которого попадала эта игрушка, загорались глаза. Некоторые нетерпеливые коммерсанты начинали подсчитывать барыши еще до того, как действительно получали «Тетрис» в свое распоряжение.

А это первый «Тетрис» для Windows.

Первым бизнесменом, в поле зрения которого попал «Тетрис», стал президент британской фирмы Andromeda, специализировавшейся на продаже программного обеспечения, Роберт Штейн (Robert Stein). Выходец из Венгрии, Штейн часто навещал эту страну, чтобы отобрать из числа разработанных местными программистами продуктов те, которые можно было бы продавать на Западе. В Будапеште он увидел одну из версий «Тетриса». Запустив игру, он никак не мог ее бросить, несмотря на то что никогда раньше ему и в голову бы не пришло тратить время на компьютерные игры. Здраво рассудив, что если игра смогла так захватить его, то среди геймеров она уж точно будет пользоваться невероятным спросом, Роберт Штейн решил познакомить Запад с гениальным изобретением. Для этого ему нужно было договориться с венгерскими и российскими хозяевами о приобретении максимально возможных прав на продажу новой игры. Заручившись согласием венгров, записав координаты российских разработчиков и скопировав «Тетрис» на дискету, Штейн отправился домой, в Лондон.Там он сразу же стал искать покупателя. Клиент нашелся довольно быстро, и сделка обещала быть выгодной. Штейн не стал мучиться угрызениями совести из-за отсутствия договоренности с русскими. В июле 1986 года, еще до начала переговоров с создателями игры, он продал все права на производство и продажу «Тетриса», за исключением версий для игровых автоматов и карманных компьютеров, британской фирме Mirrorsoft, которая намеревалась заняться распространением игры в Европе. Американской Spectrum Holobyte — дочерней компании Mirrorsoft — были переданы права на продажу «Тетриса» в Америке и Японии. Обе фирмы принадлежали Роберту Максвеллу (Robert Maxwell), вернее, контролируемой им крупной британской медиаимперии Robert Maxwell’s Pergamon Foundation.

С советской Академией наук Роберт Штейн связался только осенью того же года, предложив по факсу подписать контракт на предоставление ему прав по продаже «Тетриса». Он готов был за идею этой компьютерной игры единовременно выплатить $10 тыс., а также регулярно перечислять на счет академии 75% последующего своего дохода от продажи этой игры. Сам же он по контракту с Mirrorsoft должен был получать от 7,5 до 15% от продаж. В ответном послании русские сообщили, что предложение «выглядит заманчиво». Штейн был уверен, что сделка у него в кармане. В ноябре 1986 года британский бизнесмен вылетел в Москву для подписания контракта.

Со временем появились так называемые клоны «Тетриса» — игры, использующие и расширяющие идеологию «Тетриса».

Однако в России его ждало большое разочарование. Русские оказались тоже не лыком шиты: зная, что в бизнесе принято торговаться, они решили изменить предложенные в факсе условия контракта, разумеется, в свою пользу. Знакомый не понаслышке с социалистической действительностью, британский бизнесмен не согласился с предложением Академии наук, решив, видимо, что, кроме него, никто не рискнет разыскивать компьютерные игры за железным занавесом. Контракт на продажу «Тетриса» подписан не был.

Таким образом, Штейн оказался в безвыходной ситуации: ему не удалось приобрести законные права на игру, которую с его санкции уже готовили к продаже в Америке и Великобритании. Отменить запущенный проект выхода на рынок новой компьютерной игры Роберт Штейн не мог, поэтому он нашел другой, более простой выход, решив присвоить права на «Тетрис» и продавать игру без ведома владельцев. Ссылаясь на контракт с венграми, закреплявший за Штейном права на версии «Тетриса» для Apple и Commodore, и утверждая, что это именно они придумали игру, Штейн убедил партнеров в законности своих действий.

Тем временем Spectrum Holobyte и Mirrorsoft подготовили версию «Тетриса» для IBM PC к выходу на рынок. В 1987 году русская тема была очень популярна на Западе, и «Тетрису» придали национальный колорит: снабдили соответствующей графикой, звуком и обложкой. Одна из первых разновидностей «Тетриса», появившихся на западном рынке, была посвящена Маттиасу Русту, пролетевшему сквозь заграждения советских ПВО и посадившему свой самолет на Красной площади. Такая тематика наряду с действительно революционной идеей способствовала тому, что «Тетрис» стал настоящей сенсацией на рынке компьютерных игр. Появившись в продаже в Америке и Великобритании в начале 1987 года, к концу года «Тетрис» вошел в список самых продаваемых в этих странах игр.

Семеро с ложкой

Растущая популярность «Тетриса», приносившая Роберту Штейну неплохие дивиденды, стала также причиной неудачи его аферы. В январе 1988 года журналисты CBS откопали истинного создателя игры и показали в «Вечерних новостях» интервью с Алексеем Пажитновым. Обман Роберта Штейна был раскрыт. Ему пришлось возобновить переговоры с российской стороной, но уже при посредничестве фирмы ELORG («Электроноргтехника»), которая контролировала российский экспорт и импорт в области высоких технологий, в том числе и программного обеспечения.

Переговоры были нелегкими. Директор этой фирмы Александр Алексеенко утверждал, что Роберт Штейн присвоил себе права, которые ему никогда не принадлежали, и на этом основании оспаривал все сделки, заключенные этим господином. Представитель ELORG заявил, что собирается выйти непосредственно на конечных продавцов «Тетриса», чтобы подписать контракт напрямую. Штейн же кивал на международную политику: срыв уже заключенной сделки, мол, угрожает имиджу советской державы. (При этом документом, подтверждающим согласие русских на сделку со Штейном, служил присланный по факсу ответ Академии на его первое предложение.) В конце концов русским пришлось-таки сдаться. После продолжительной перепалки Роберту Штейну удалось подписать контракт с компанией ELORG и получить права на производство компьютерной версии игры. Это соглашение не давало Штейну разрешения на выпуск версий «Тетриса» для игровых автоматов и карманных компьютеров. По мнению российской стороны, контракт не касался также и видеоигр.

Возможностью продажи игры, популярность которой все росла, заинтересовались в других странах, особенно в Японии. Роберт Штейн также решил немного расширить свой бизнес. В июле 1988 года он встретился в Париже с Алексеенко, чтобы изменить условия договора и получить права на «Тетрис» для игровых автоматов. Однако к соглашению они не пришли: почти за полугодовой срок существования контракта между ELORG и Штейном британский бизнесмен не заплатил ни единого доллара.

В некоторых клонах появляются фигуры на пол-экрана, а также бомбочки, разрушающие скопления блоков.

Тем временем две фирмы, продававшие «Тетрис», — Spectrum Holobyte и Mirrorsoft — решили «поделиться» (разумеется, не бесплатно) своими правами на эту замечательную игру; причем опять же не обошлось без недоразумений. Американская Spectrum Holobyte предоставила право производить компьютерные и видеоигры «Тетрис» в Японии фирме Bullet-Proof Software (BPS), а британская Mirrorsoft дала такие же права в Японии, а также в Северной Америке компании Atari Games. Оба контракта были подписаны в июле 1988 года. Этот месяц стал знаменательным для «Тетриса»: тогда впервые игрушка встретила другого бизнесмена, сыгравшего, пожалуй, самую значительную роль в ее дальнейшей судьбе. Занимавший пост президента японской фирмы Bullet-Proof Хенк Роджерс (Henk Rogers) единственный из всех участников описываемых событий и по сей день работает с «Тетрисом».

Однако в 1988 году владелец компаний Spectrum и Mirrorsoft Роберт Максвелл решил создавшуюся спорную ситуацию не в его пользу. Он отдал преимущества в распространении некомпьютерных версий «Тетриса» фирме Atari, которая приступила к реализации планов по изготовлению версий игры для игровых автоматов и видеоприставок NES (Nintendo Entertainment System), уже получивших широкое распространение в США. Этим проектом занималось подразделение потребительских товаров японской фирмы, действовавшее под торговой маркой Tengen. Тем не менее BPS сохранила за собой право производить компьютерные версии «Тетриса» в Японии, а позднее договорилась с Atari и начала изготавливать картриджи с «Тетрисом» для продаваемого в Японии аналога NES — видеоприставки Famicom. В довольно короткий срок BPS продала около двух миллионов таких картриджей.

В этот момент еще один крупный игрок заявил о своем интересе к «Тетрису» — компания Nintendo, которая как раз завершала разработку электронного карманного игрового компьютера Game Boy, впоследствии ставшего одним из самых популярных ее продуктов. Руководители этой фирмы посчитали необходимым включить «Тетрис» в комплект поставки Game Boy. И так уж сложилось, что за разработкой версии «Тетриса» для карманного компьютера Nintendo обратилась к президенту Bullet-Proof Software Хенку Роджерсу.

«Тетрис» для двоих. За счет введения связи между стаканами игра приобретает динамичность. Сократив строку, можно получить бомбу. Разбомбив соответствующий значок, игрок может: поменяться стаканами, заработать три дополнительные бомбы, увеличить скорость падения фигур у противника.

Поскольку BPS не обладала необходимыми правами, Роджерс связался с единственным известным ему правообладателем игры Робертом Штейном для получения лицензии. Штейн, наученный горьким опытом, не стал вести переговоры с Роджерсом (ведь он не имел прав на «Тетрис» для карманных компьютеров) и отказал ему в лицензии, не углубляясь в изложение причин такого решения. Главу BPS это не остановило, и он решил поехать в Москву, чтобы там добиться своего.

Штейн также отправился в СССР: он захотел расширить свои возможности и включить в контракт право на «Тетрис» для игровых автоматов (необходимое для Atari) и для карманных компьютеров (которое можно было впоследствии продать либо Роджерсу, либо кому-то еще).

В это же время Москву собрался посетить Кевин Максвелл, сын владельца Mirrorsoft Роберта Максвелла. Поскольку эту компанию уже давно беспокоила неразбериха многоступенчатых контрактов, Кевин решил максимально упростить существовавшие отношения между Советским Союзом и Mirrorsoft и, может быть, подписать прямой договор. В результате в конце февраля 1989 года в российской столице оказалось сразу три бизнесмена, заинтересованных в продолжении бизнеса, основанного на «Тетрисе».

Начало боевых действий

С уполномоченным вести переговоры о «Тетрисе» представителем ELORG Евгением Беликовым первым удалось встретиться Хенку Роджерсу. Иностранный предприниматель сумел договориться о подписании контракта на право производства и продажи «Тетриса» для карманных компьютеров, очаровав ELORG, а также Алексея Пажитнова, с которым, кстати, они в том же году организовали совместную программистскую фирму AnimaTek. Эта компания, штаб-квартира которой расположена в США, а центр разработок (насчитывавший в то время около полусотни, позже до 70 программистов) — в Москве, должна была заниматься разработкой и продвижением на Запад программного обеспечения, в том числе компьютерных игр. Такое предприятие в 1989 году было не только выгодным для советского правительства, но и модным: в то время СП росли как грибы.
В ходе переговоров Роджерс показал представителям ELORG производимую его компанией BPS версию «Тетриса» для видеоприставки Famicom, что не только удивило, но прямо-таки разозлило советских коммерсантов. По мнению нашей фирмы, до этого дня существовал только один контракт, подписанный с Робертом Штейном и предоставлявший ему права на производство компьютерной версии «Тетриса». Оправдываясь, Роджерс стал рассказывать историю появления этой версии и сообщил, что имеет законные права на изготовление видеоигры «Тетрис», полученные от Tengen. (Напомним, что Tengen (Atari Games) получила совершенно законные, на ее взгляд, права на видеоверсию от Mirrorsoft, контракт которой со Штейном не исключал возможности производства «Тетриса» для видеоприставок.)
В Советском Союзе ничего не слышали ни о Tengen, ни о продаже новых версий «Тетриса», предназначенных для некомпьютерных устройств. Роджерс предложил советским коммерсантам оплатить комиссионные за уже проданные картриджи с игрой, а также пообещал и впредь регулярно выплачивать причитающееся советской стороне вознаграждение, чем заслужил благосклонное отношение своих новых партнеров. Роджерс быстро сообразил, что ему выпал счастливый случай и он может получить эксклюзивные права на все видеоигры «Тетрис». Бизнесмен решил не упускать столь замечательную возможность, несмотря на неминуемое в таком случае сражение с Atari. При этом он рассчитывал на Nintendo, отношения которой с Tengen уже тогда складывались не лучшим образом: Nintendo была недовольна растущим бизнесом Tengen по продаже картриджей для NES.

Похоже, что Роджерс приступил к боевым действиям, немедленно посоветовав Беликову перезаключить контракт со Штейном и в явном виде указать, какие права тот имеет. Во всяком случае Беликов действительно настоял на том, чтобы Штейн подписал некую модификацию старого контракта; в него было добавлено определение персонального компьютера, а именно: «PC-компьютеры, которые содержат процессор, монитор, дисковод, клавиатуру и операционную систему». В тот же день Штейн договорился о приобретении прав на «Тетрис» для игровых автоматов — это все, чего ему удалось добиться; контракт на версии игры для карманных компьютеров уже был фактически заключен с Роджерсом.

Круглый «Тетрис». Похоже на знаменитый «Тетрис», но блоки состоят не из кубиков, а из разноцветных шариков. Шарики раскатываются при падении блока. Этот необычный поворот сюжета способен вызвать новую волну интереса.

Кевин Максвелл встретился с Беликовым на следующий день после Роджерса. Представитель ELORG, как в классической пьесе, достал из кармана полученный накануне от главы BPS картридж с видео «Тетрисом» для Famicom и спросил, что это такое. Максвелл к такому вопросу был попросту не готов. Будучи не в курсе всех контрактов, подписанных его фирмой, и видя честное негодование в глазах собеседника, он предположил, что этот картридж является пиратской (!) копией. Такое утверждение Кевина Максвелла, сообщившего, что его фирма не выпускала видеоигр с «Тетрисом», и таким образом фактически отрекшегося от права на их продажу, вселило в представителей советской стороны уверенность в том, что первый контракт не распространялся на видеоигры, а все существующие копии «Тетриса» для видеоприставок — пиратские.

Итак, почва для сражения была подготовлена, и Роджерс подписывает контракт с Nintendo на выпуск «Тетриса» для Game Boy. Сумма этой сделки, по оценкам наблюдателей, составила от $5 млн до $10 млн. В качестве бонуса к правам на выпуск «Тетриса» для карманных компьютеров Роджерс предложил Nintendo приобрести права на выпуск видеоигр, пообещав легко добиться такой сделки.

Получив добро от своего могущественного покровителя, Хенк Роджерс вернулся в Москву и сделал от имени Nintendo очень заманчивое для российской стороны предложение на право производства видеоигр «Тетрис». Названная сумма была настолько велика, что даже узнав о готовящемся контракте, Mirrorsoft не смогла бы конкурировать с Nintendo. В результате между японской компанией и ELORG был подписан контракт, который включал, помимо прочего, пункт о том, что сотрудники московской фирмы отправятся в Америку, чтобы стать свидетелями в судебном разбирательстве, которое, несомненно, должно было состояться после обнародования контракта. В результате этой сделки ELORG получила от $3 млн до $5 млн.

После подписания контракта с Nintendo Беликов связался с Mirrorsoft и сообщил, что ни Andromeda, ни Tengen никогда не обладали правами на производство видеоигр «Тетрис», теперь же эти права переданы Nintendo. В тот же день представители японской компании и BPS отпраздновали победу в московском отеле.

В последний день марта 1989 года генеральный директор Nintendo of America (NOA) Ховард Линкольн (Howard Lincoln) отправил Atari требование прекратить выпуск версии «Тетриса» для приставок NES. Разумеется, и Atari, и Роберт Максвелл были сильно раздражены таким требованием. Tengen ответила, что она обладает всеми правами на домашнюю версию «Тетриса», и в апреле (13-го) направила заявление на получение издательских прав на «Тетрис» для NES. В заявлении не упоминался Алексей Пажитнов, а также ничего не говорилось о правах Nintendo на «Тетрис».

Тем временем Роберт Максвелл использовал все свое влияние и мощь созданной им медиаимперии для того, чтобы вернуть права на видео «Тетрис». Он обратился к советскому и британскому правительствам, настаивая на директивном решении возникшей проблемы. Времена, когда в Советском Союзе руководители коммунистической партии решали буквально все вопросы, еще не миновали, и Роберт Максвелл получил обещание не от кого-нибудь, а от самого Михаила Горбачева, что ему «не стоит беспокоиться по поводу этой японской компании».

Опасаясь результатов давления руководства СССР на ELORG, Ховард Линкольн отправляется в Москву, чтобы на месте решить все возможные недоразумения. Именно здесь он получает известие о том, что Tengen подает в суд на Nintendo. Следующий день Линкольн потратил на переговоры с Беликовым, Пажитновым и другими представителями советской стороны, чтобы убедиться в том, что полученные его фирмой права действительно законны. На основании собранных в Москве доказательств NOA немедленно подала встречный иск.

Жертвы игровых баталий

Несмотря на возникшие осложнения и на грядущее судебное разбирательство, в мае 1989 года Tengen выпустила «Тетрис» для NES. Ее выход сопровождался широкомасштабной рекламной кампанией. Юристы Atari, имеющие на руках лицензию на видеоигры «Тетрис», выданную Mirrorsoft, не сомневались, что сумеют выиграть предстоящую схватку.

Начавшиеся месяцем позже заседания суда были посвящены в основном решению вопроса, является ли NES компьютерной системой. На этом определении видеоприставки настаивали адвокаты Tengen. По их мнению, само название приставки Famicom (Family Computer), наличие портов расширения и существующая в Японии возможность объединения игровых приставок в сеть подтверждают, что они являются ничем иным, как компьютерами. Представители Nintendo настаивали на том, что русские не предполагали продавать права на видеоигры одновременно с правами на компьютерную версию. Об этом, по их мнению, свидетельствовало определение компьютера, внесенное в договор со Штейном.

На сайте фирмы Tetris (www.tetris), которую открыли Алексей Пажитнов и Хенк Роджерс, можно не только поиграть в онлайновую версию игры, реализованную средствами Flash, но и узнать все об официальных версиях «Тетриса» для всех компьютеров, а также почитать историю создания игры (правда, на английском языке).

В первой инстанции судья решил дело полностью в пользу Nintendo. Картриджи Tengen были арестованы и заперты на складе. Их дальнейшая судьба неизвестна. Поскольку Atari так и не удалось доказать законность их выпуска, возможно, они были уничтожены бульдозером, если не был найден другой способ законно избавиться от нескольких сотен тысяч картриджей. Судебные разбирательства между Atari и Nintendo продолжались еще четыре года и окончательно были завершены лишь в 1993 году. Все эти годы счета Tengen за услуги адвокатов и судебные издержки были настолько велики, что превышали доходы компании (между Tengen и Nintendo шло настоящее юридическое сражение, причем не только по поводу «Тетриса»). В настоящее время эта фирма, позднее купленная Williams/WMS, продолжает выпускать версию «Тетриса» для игровых автоматов.

В июле 1989 года, сразу после окончания первого судебного разбирательства, Nintendo выпустила свою версию «Тетриса» для игровой видеоприставки. Одновременно в продаже появились карманные компьютеры Game Boy со встроенным «Тетрисом». Вместе с этим устройством было продано около 30 млн копий игры, изготовленных фирмой Хенка Роджерса.

Роберт Штейн на всей истории с «Тетрисом» заработал около $250 тыс. Такая скромная сумма объясняется тем, что он был вынужден выплатить солидную неустойку Atari и Mirrorsoft за те неприятности, которые они получили, заключив с ним сделку по «Тетрису». Медиаимперия Максвелла развалилась еще до окончания судебного разбирательства, а сам Роберт Максвелл загадочно погиб в 1991 году, в самый разгар дискуссии о том, насколько он честен как бизнесмен. Результатом стало постепенное угасание бизнеса Mirrorsoft, а затем и окончательный развал этой компании.

Пожалуй, наибольшую выгоду из продажи «Тетриса» сумел извлечь Хенк Роджерс. Мало того, что он получил весьма солидную сумму за изготовление «Тетриса» для Game Boy, — после истечения срока лицензии ELORG Алексей Пажитнов передал ему права на продажу«Тетриса», включая его сетевые версии. Хенк Роджерс закрепил их за своей американской компанией Blue Planet Software, основанной в 1996 году.

Blue Planet удалось подписать контракт с ведущей американской интернет-компанией AOL (America Online), которая получила эксклюзивные права на использование «Тетриса» в Интернете. Правда, для того чтобы обеспечить новому партнеру такие возможности, адвокатам Хенка Роджерса пришлось затеять еще одну войну. На этот раз хозяин «Тетриса» сражается со множеством «свободных» разработчиков, которые создавали и создают свои оригинальные версии «Тетриса» часто просто ради интереса, а потом размещают их в Сети.
Без аннексий и контрибуций

Считается, что создателю игры Алексею Пажитнову так и не удалось заработать на «Тетрисе». На самом деле это не совсем так. Безусловно, находясь в Советском Союзе, он не мог получить значительных материальных благ от своего изобретения. В качестве награды за его работу Пажитнову был подарен 286-й компьютер и предоставлена неплохая квартира в Москве. Достойное ли это вознаграждение?

Гораздо более успешным для Алексея стало сотрудничество с Хенком Роджерсом. Их совместная фирма AnimaTek занималась сначала разработкой компьютерных игр (не очень удачно), а потом переквалифицировалась на 3D-графику. На этом поприще AnimaTek уже смогла добиться определенных успехов. Работа в этой фирме позволила Алексею Пажитнову выехать в 1991 году в США на постоянное жительство и неплохо там устроиться.

В 1996 году Алексей Пажитнов и Хенк Роджерс открыли другое совместное дело — фирму Tetris. Это дало повод американской прессе утверждать, что теперь создатель «Тетриса» наконец-то сможет получать причитающиеся ему деньги за свою гениальную игру. Правда, с высоты сегодняшнего дня открытие Tetris выглядит, скорее, как красивый прощальный жест Пажитнова. Дело в том, что Алексей Пажитнов практически не участвовал в работе компании, созданной под флагом его имени. Буквально через пару месяцев он занял должность руководителя команды разработчиков в группе игр