Автомобилист сбил курянку на улице Сумской

15.05.2018

Пообщаться с архиереем в рамках федерального проекта «Диалог на равных» в Курский госуниверситет пришли студенты и молодые преподаватели курских вузов

Тема встречи была весьма серьёзной – «Духовно-нравственное формирование личности». Однако владыка Герман сразу успокоил слушателей: нравоучений не будет, он хочет лишь рассказать о своём жизненном пути и, конечно же, ответить на вопросы.

В детстве Лев Моралин и не предполагал, что станет священником. Мечтал о профессии врача, а о вере в семье даже не говорили: непростое время было. В местном храме располагался склад, в котором работал отец будущего архиерея – Геннадий Моралин. И мальчик часто бывал там и удивлялся: зачем разоряли церкви, ведь строить их очень непросто? И так сложилось, что потом всю жизнь ему пришлось заниматься их восстановлением.

Владыка Герман рассказал участникам диалога о том, как сам пришёл к вере. Однажды он нашёл часослов, научился читать на старославянском языке и выучил первые молитвы.

– В моё время юноши в храме были большой редкостью, – вспоминал владыка. – Прихожанками в основном были старушки – «белые платочки», спасшие нашу церковь.

Походы в храм стоили Льву Моралину комсомольского билета, но это обстоятельство лишь утвердило парня в мысли о том, что он нашёл своё призвание. Служение будущего митрополита началось во Владимирской области.

– Я принял монашество, получил приход в селе и прослужил там пять счастливейших лет своей жизни, – подчеркнул архипастырь. – Научился всему: и стёкла ставить, и трубы чистить, и печь топить, и крышу латать. Меня порой спрашивали, зачем я, молодой человек, связался со старухами, охота мне ездить отпевать покойников. Но кто-то же должен и прихожан причащать, и усопших отпевать, и младенцев крестить. Мне моё служение было в радость.

Рассказал владыка Герман и о Якутии, где под его руководством началось возрождение приходов. Этому периоду был посвящён и первый вопрос, который задала модератор встречи, главный консультант комитета по делам молодёжи и туризму Курской области Мария Кондрашова.

– Я читала в вашем интервью, что в Якутии вы ратовали за распространение богослужений на якутском языке?

– Да, это так. Мы организовали перевод Нового завета на современный якутский. Якутам было очень важно молиться на своем языке. Иначе они воспринимают православие как русскую веру, а как только «Господи, помилуй» зазвучало на якутском, они сказали: «Бог заговорил на нашем языке».

Студент Курской православной духовной семинарии задал вопрос о возрождении интереса к богословской науке среди мирян, приведя в пример Византию.

– У нас, к сожалению, ещё пока ликбез не закончился, – ответил митрополит Герман. – Многие люди веруют «по привычке», как их бабушки и дедушки. Ходят в церковь по особым случаям и даже не открывали Священного писания. Кроме того, вера у многих перемешана с суевериями, колдовством. В церковь идут, чтобы получить моментальное решение проблем. Мне кажется, что если бы в Курске имелись буддийские пагоды, такие люди заходили бы и туда после посещения православного храма и совершали там обряды, лишь бы помогло. Да, мы живём в светском государстве, и заставить людей верить и уж тем более изучать богословие невозможно, да и не нужно. Но всем нам надо стремиться иметь чистое доброе сердце. И священникам быть открытыми, выслушивать своих прихожан. Да, порой это очень непросто. Но людям важно выговориться, и наша задача – их слушать.

После ответа на первые вопросы аудитория оживилась, и у владыки стали спрашивать о духовном воспитании в детском саду, природе атеизма и даже о том, что делать, если воспитанный в вере ребёнок, бывший ученик воскресной школы, в подростковом возрасте снимает с себя крест и отказывается идти в храм. Словом, диалог состоялся, и его участники покинули КГУ с надеждой на следующую встречу.

Татьяна Смирнова