О привычке видеть привычное

Окно надето на стержень, вращается на нём и поёт обманную песню Эймса:  

- Тебе лишь кажется, что я прямоугольник. На самом деле достаточно вращением набросить иллюзию, чтобы казаться прямоугольником, оставаясь трапецией. При этом ещё и покачиваюсь вперед - назад. Хе-х, тебя так легко обмануть, сетчатка. Ты привыкла видеть прямоугольники окон, и никогда не избавишься от привычки видеть привычное.

Однажды хлеба не осталось. Закончилось курево, выпита последняя капля вина. Первыми закончились деньги, полученные от службы занятости, по-простому - биржи труда. Прям, хоть ложись и помирай. Понятно, что какое-то время протяну, заняв денег у соседей, у матери, у бывшего мужа. Но лишь какое-то время. Черт, время. Что мне делать с тобой, время? Ощущаю каждую секунду утекающего времени, моего, бабьего, времени. Время топчется по кругу. Говоришь, по спирали? Неважно, пусть по спирали, но суть в том, что всё всегда повторяется, пусть и на другом уровне. Хорошо, если по восходящей, а если на самом деле по нисходящей? Почему я должна жить прошлым? Не хочу. Решено, перевожусь в другое измерение, где нет времени. В инете давно зависаю на сайтах знакомств. Брак с американцем - вот он, мой билет в другое измерение. Уже давно переписываюсь с мужиком из Алабамы. Утверждает, что живет в Монтгомери. Ладно, поверю, тем более, что его утверждение совпадает с ай-пи. Раньше всё боязно было уезжать в чужую страну. Но теперь край. Когда тебе стукнуло тридцать пять лет, тянуть некуда. Надеялась найти работу, устроить свою жизнь здесь, дома. Не сложилось. Приглашение, виза, билет, перелёт - тягостная рутина, которую стоит заплатить за путешествие в иное измерение. Ожидание встречи с избранником, мгновенная регистрация брака, долгий путь в старом грузовичке, и вот мы на месте. Уже на шоссе, тянущемся среди хмурых лесов, почуяла недоброе. А когда с шоссе свернули на пустынную проселочную дорогу и потом еще несколько раз поворачивали, сердце ушло в пятки. И недаром. Муж, который на фото в инете был образцом мужественности, в жизни мордочкой и повадками напоминал опоссума, вытащил из грузовичка мешки с собачьим кормом, несколько упаковок бутилированной воды. Всё это он внёс в обшарпанный вагончик, стоявший посреди пустыря, уставленного клетками с огромными псами. Они лаяли, рычали и хрипели на разные голоса, кидались на прутья клеток. Всё, голубушка, приехали, в вагончике ты будешь жить, и кормить моих бойцовых собак. Ничего сложного, главное не открывать клетки, чтоб они не съели тебя раньше времени. Под клетками находятся выдвигающиеся поддоны. Выдвигаешь поддон с дерьмом, чистишь и задвигаешь поддон. Из бутылки в миску заливаешь воду, из пакета в другую миску засыпаешь сухой корм. Вот работа и сделана. Отсюда ты никуда не денешься, убежать не получится. Твоя клетка тоже запирается. Через неделю привезу воду и корм. Вот, держи, тут для тебя свадебный подарок. Он достал из машины сверток и швырнул в мою сторону, смеясь: Посылка из ада! И муж покинул пустырь, обнесенный металлический сеткой в два человеческих роста, закрыв решетчатые ворота на замок. Вот ты, Алёнушка, собачью свадьбу и сыграла. И никакого секса, о котором так любит распространяться Голливуд. Ночью в грязном вагончике, провонявшем чужим потом и кровью, обдумала слова, сорвавшиеся с губ мужа, о том, чтобы собаки не сожрали меня раньше времени. Что значит, раньше времени? Видимо, это связано со страховкой. Сразу после бракосочетания он меня застраховал. Ну, конечно! Как только этому пауку удастся заманить в свои сети очередную русскую дурищу из Украины, он мне устроит несчастный случай, получит за это страховку, и снова готов для нового брака с новой рабыней. Итак, времени у меня не очень много. Что можно сделать за короткий срок? Именно то, что он мне запретил - открыть клетки. Нет, сразу все нельзя, сначала только одну. Приручить всех собак у меня не хватит времени и возможности. Значит, надо приручить только одного пса. Ладно, утро вечера мудренее. А пока посмотрю свадебный подарок из ада. В пакете были консервы, хлеб и несколько маленьких упаковок с белым порошком. Наркота. Э, нет, дружок, этим не балуюсь. Водки или винца выпить могу, но нюхать и ширяться не буду, ни за какие коврижки. Но для собачек, может сгодиться. Сказано, сделано. На другой день обошла все клетки, вычистила их, засыпала корм, добавив в него немного белого порошка, залила воду и стала наблюдать за поведением подопечных. Мне нужен самый сильный, агрессивный, непримиримый боец. Для защиты от собак, которая может понадобиться, когда открою несколько клеток сразу. Интересно, как скоро наступает зависимость от вещества? Однажды моему бывшему сделали операцию, несложную, но болезненную. Доктор прописал ему послеоперационное обезболивающее. Обеспокоившись, спросила хирурга, не сделает ли он моего мужа наркоманом. Он рассмеялся, неужели вы думаете, у нас не отработана медицинская методика! Ему только первые два укола будут вводить препарат, следующий - наполовину препарат, наполовину физраствор, остальные два - только физраствор. Уже на третий укол мой бывший стал нервничать, когда медсестричка задержалась на пару минут, накричал на неё, угрожающе и жалобно. Настолько быстрое привыкание оказалось. Какую же собачку выбрать? И мастиф хорош, и ротвейлер прекрасен, и бульдог, и питбуль, но моё сердце давно принадлежало алабаю. И он нашелся в одной из клеток специально для меня. Возможно, у него тоже окажется быстрое привыкание к наркотику. Вот только с дозой бы не переборщить. Мой последний воспитанник алабай весом семьдесят два килограмма, примерно, как средний человек. Вспомнить, какую в кино делают дорожку из наркоты на банковской карте? Ага, примерно ясно, сделаю втрое меньше, потом постепенно-понемножку дозу увеличу. При моём приближении алабай на решетку не бросался, только глухо рычал. Есть у меня свойство, совершенно необъяснимое - умею с собаками ладить с первого взгляда. Вокруг человека всегда много металла - автомобили, самолёты, телефон. Американский муж забрал у меня телефон, якобы поставить чип американского оператора. Заботушка. Металл обрамляет хрупкое тело, залезает в уши серьгами и наушниками, обвивает шею цепочками, пальцы кольцует, запястья сковывает браслетами. И решетки, решетки, решетки. Через три дня я открыла клетку Пупсика - так я воркующим голосом называла алабая - сняла цепь с запора, и вывела его на цепи прогуляться. Мы шли по пустырю, мимо клеток с другими псами. Вот тут он свою натуру и явил - бросался с утробным рыком на клетки, особенно с акита-ину, думала, что перегрызет прутья. В ответ он получал бешеный лай и броски, но преграда не позволяла нанести им друг другу повреждений. Зато все распалились до бела - торжествующий, хвастающийся своей прогулкой Пупсик и ревнующие к ней заключенные. Потрепала Пупсика по груди, стерпел. К голове прикоснусь на будущей неделе. После водворения в клетку принесла Пупсику угощение - кусочек хлеба с небольшой порцией тушенки, все припудренное белым. Дала, протянув руку через решетку. Взял нежно, едва касаясь языком ладони. Умничка, Пупсик, хороший пёсик. Завтра повторим. В трудах и обольщении прошла первая неделя, вторая, третья. Муж приезжал, как обещал, раз в неделю, привозил воду, корм и традиционный пакет из ада, заботливо собранный для своей жёнушки. С собой забирал пару-тройку клеток для боёв. Некоторые клетки возвращались с новыми собаками, взамен погибших. С тревогой следила, чтобы не дай бог, он не забрал моего Пупсика. От судьбы всего можно ждать, тянуть больше нельзя. Четвертый свой приезд мой муж не пережил. Надо ли говорить, что особых собак я держала впроголодь, но не скупилась на белый порошок? Бедные собачки. Но они восполнили недостаток питания свежим мясом, когда я отворила некоторые клетки. Как только муж вышел из машины, потянула за веревочки, заранее прикрепленные к засовам клеток, при этом оставаясь в вагончике. Быстро смотала веревочки в клубок и прихватила с собой, чтобы выбросить по дороге. Хорошо, что я ничего не видела, зажмурившись, лишь слышала лай, хрипы, визг и крики. Не люблю вида крови. Пока свора была занята моим мужем, вывела из клетки на цепи Пупсика, и мы с ним сели в машину. Он послушно шел рядом, лишь все мышцы напряглись, да рычание клокотало в глотке, когда мы проходили мимо терзающих человечьи останки псов. Муж никогда не запирал ворота, пока бывал на пустыре, настолько был уверен в себе, глупыш. Иначе не знаю, как бы мне пришлось добывать ключи из этого клубка лохмотьев, крови, и пыли в обрамлении оскаленных собачьих зубов. Прощай, дорогой! Надеюсь, ты настоящий опоссум, и из смерти устраиваешь представление, притворяясь мёртвым, но стоит опасности исчезнуть, как ты отряхнешься и побежишь дальше по своим опоссумным делам. Отличие женского сердца от мужского в том, что в женском не могут читать не только мужчины, но и сами женщины. Мужскую же природу с удовольствие читают и мужчины, и женщины. Откуда этому недотёпе было знать, что одна из моих профессий кинолог. Вот только собачьи бои ненавижу. Как и американцы, запретившие их на своей территории. Остальное было делом лжи и переводчика - старательно имитировала, что едва ориентируюсь в английском языке. Никто не спрашивал о моем университетском дипломе факультета иностранных языков, а я не стала им хвастать, проявив чудеса скромности. Американцы так уверены в своём превосходстве, что не откажутся от привычки видеть привычное - все русские суть ничтожества, неспособные освоить английский. Ах, такое несчастье, муж погиб, дорогу мы с собачкой едва нашли, не знаем, что случилось с псами, мы с мужем очень хорошо о них заботились, непонятно, почему вдруг они на него набросились. Мы приехали покормить собак. Посмотрите, какой смирный алабай, настоящий пупсик, добрый и веселый, как Микки Маус! А ведь знает меня всего-то недели три. Его безупречное поведение лучше всего говорит о нашем с мужем замечательном отношении к животным. Да, муж любил собачьи бои, а я нет. Как, бои запрещены? Понятия не имела! Бедный Макс, он спокойно открыл клетки, чтобы псы прогулялись, размяли лапы, уверен был, что собаки его любят. Напрасно он был так беспечен. Зверю никогда нельзя безоглядно доверять. Хорошо, что во время переписки в сети покойник не соврал о своём адресе, по которому жил в Монтгомери. Там нашелся мой паспорт и страховка, да не одна. Иногда я понимаю, что пишу одну и ту же книгу. Пишу в блокноте, на компе, на экране 'Касабланки', на карте Советского Союза, на циферблате, на больничной койке. Пишу стилом, иногда - это карандаш, клавиатура, ручка, но чаще всего самолет-штурмовик. И никогда не забываю, что госпожа Смерть изобрела трехмерное пространство, необратимое рассеивание энергии и время. Нет, вру. Иногда о времени забываю, вечером в баре, но не за пивом, которое никогда не понимала, а за стаканом хорошего вина, которое, как оказалось, после смерти Макса вполне могу себе позволить до конца жизни.

https://youtu.be/jm2nzLTiGqQ