Халявщики.

15.10.2017
Копать будете от забора и до обеда.
Армейская мудрость.

Я верю, что где то высоко в небе сидят на облаке ангелы-шутники. Чувство юмора у них бывает специфичным и направлено зачастую не только на отдельную личность, но и на группу людей. Так наша рота, вероятно из-за игр этих ангелов, получила нового командира, тоже с мощным чувством юмора. А в качестве шестерок на погоны еще и уборку солдатского сортира и мусорки. Ну а мы достались капитану в виде бонуса с другой стороны.

Сортир был полбеды. Он был вынесен за пределы казарм и представлял собой нечто похожее на дот* кубической формы, с щелями-окнами под потолком и внутренним мощным постаментом на десять "посадочных" мест. Строение это было результатом дембельского аккорда*, поэтому закономерно было все в трещинах и сколах. Зато и ухода требовало минимум: всего то сполоснуть водой из двух-трех тубусов от зарядов* и порядок.

Но вот мусорка всегда была головной болью. Это было сооружение в виде перевернутой пирамиды, на вершину которой вела лестница. Туда сбрасывал мусор весь батальон, несли бумаги из штаба, повара втихую тащили отходы, потому что к свинарнику идти было далеко. И хотя емкость чаши была достаточно велика, но и она переполнилась. Когда веселый весенний ветерок швырнул в лицо комбату обрывки бумаги, принесенные с мусорки, приказ был - незамедлительно устранить!

Устранять выдвинулась вся рота во главе с капитаном. В глубоком молчании несколько минут стояли рядом объектом, с тоской прикидывая объем работ.

- Ну и как это убирают? - нарушил тишину ротный.

Старшина начал объяснять, что сначала заказывают машину в полку, потом подставляют носилки внизу и, открывая и закрывая задвижку, наполняют их. Когда мусор застряет в горловине - посылается боец наверх, который сапогом и лопатой помогает процессу очищения. Главное, чтобы не проскользнул вместе с мусором на носилки.

- А сколько тут мусора?

- Да почитай полтора "Зил"-ка, до вечера колупаться будем, а уж провоняем... - уныло ответил старшина.

- А если быстрее?

-Это как?

-Ну сжечь этот мусор просто?

- Ну мы ни разу не пробовали это, - оживился старшина. - Если прикажете, то попробуем.

- Исполняйте, гэсээмщику* скажете, что я разрешил. Берите тубусы и вперед, сначала льете солярку, потом половину этого количества керосин, ну пару тубусов бензина в конце, чтобы загорелось.

Рота мгновенно превратилась в цепочку черных муравьев, деловито снующих от парка* к мусорке. Всех вдохновляла мысль побыстрее отвязаться от плохо пахнущего задания. Личный состав таскал и выливал горючку, старшина контролировал, капитан инспектировал сортир.

Наконец старшина крикнул: - Хватит, вроде пропитался тортик.

Подошли последние бойцы, выплеснули остатки, старшина побежал звать ротного.

Капитан намотал на палку тряпку, смоченную в бензине, поджег импровизированный факел и, жестом попросив всех отодвинутся, взмахом заправского гранатометчика забросил пылающий факел наверх мусора.

Нам, конечно, рассказывали и на картинках показывали ядерные взрывы. В тетрадки по боевой учебе мы старательно записывали основные поражающие факторы, думая что никогда не столкнемся с ними вживую.

Однако шутливые ангелы решили теорию подкрепить практикой. Ударной волной от сотворенного нами тактического заряда унесло фуражку ротного и восхищенные матюки солдат. Ослепительный шар огня приподнялся над краем мусорки и, осветив окрестности, скрылся в клубах черного дыма, из которого начали пробиваться огромные языки пламени. Сам же дым потянулся наверх, формируя классическое грибовидное облако. Оно поднималось все выше и выше, затеняя нам солнце. Стали выпадать осадки, к счастью не радиоактивные, а просто горящая дрянь из мусорки. Пылающая бумага летала наподобие осветительных ракет, разлетаясь на всю территорию батальона. Запахи горящих тряпок, бумаги, каши, хлеба сливались в столь мощное амбрэ, что было невозможно дышать и носом и ртом. Рота завороженно созерцала дело рук своих, не находя слов для описания локального апокалипсиса. Зато их в избытке нашлось у дежурного по батальону, который сломя голову мчался от штаба, придерживая фуражку рукой и отмахиваясь от сажи, которая густеющим ковром начинала покрывать плац.

- За что это мне, ну почему всегда в мое дежурство, да что здесь такое случилось? - градом сыпались безответные вопросы.

- Это не мы. - Попытался отпереться ближайший боец.

- А кто? Америкосы "Першинг"* прямо в мусорку запустили? Потрясающая точность и главное, какой гениальный выбор стратегического объекта! В общем, комбат уехал на два дня в Москву, хватайте лопаты и грабли, собирайте все это безобразие!

Мусорка горела почти до вечера, раскаленная до вишневого цвета чаша освещала вечернюю поверку, изображая малобюджетный олимпийский огонь и, к радости всех солдат, отменила все песни, поскольку в этой вони петь было нереально.

По представленным расчетам гэсээмщика, мы забрали у него 200 литров солярки, 120 литров керосина и 30 литров бензина.

Дот - долговременная огневая точка, обычно хорошо укрепленная, поэтому противник всегда старается ее разломать.
Дембельский аккорд - изобретение советской армии, если хочешь пораньше домой - что-нибудь построй. Качество работ варьировалось в самых широких пределах.
Заряд - отдельный пороховой заряд, хранится в продолговатых тубусах, которые очень удобно использовать под переноску жидкостей.
Гэсээмщик - военный, выдающий и контролирующий всякие горючие и смазочные материалы. Синекура, из-за которой ведутся интриги, которым бы позавидовал такой мастер закулисной борьбы, как Ришелье.
Парк - имеется ввиду не красивый городской лесной парк, а полная его противоположность: парк военной техники, место без малейших следов растительности.
Першинг - был такой американский генерал, а также одноименные танк и баллистическая ракета.