Большое видится на расстоянии

16.10.2017

В государствах ЕАЭС реализуются и планируются к реализации мегапроекты, имеющие мультипликативный эффект

Небольшой срок существования Евразийского экономического союза уже принес конкретные результаты. В некоторых странах за счет притока инвестиций были буквально спасены целые отрасли, в некоторых за счет льготного налогового режима резко возросла конкурентоспособность предприятий. Особую ценность представляют проекты прежде всего в сферах транспорта и ТЭК, сулящие национальным экономикам миллиардные налоговые поступления и тысячи дополнительных рабочих мест. В целом ряде случаев они осуществляются либо будут осуществляться при активном участии зарубежных партнеров.

Хождение за три океана

Своеобразным сквозным мегапроектом практически для всех стран-членов ЕАЭС станет реализация Китаем замысла своего трансевразийского маршрута «Экономический пояс Шелкового пути». Задуманный в Поднебесной как новый транспортный (в первую очередь железнодорожный) коридор с Востока на Запад, маршрут позволяет привлечь к нему сразу несколько солидных организаций — ШОС, БРИКС, ЕАЭС, что явится гарантом реализации проекта за счет наличия в государствах-участниках необходимых ресурсов и политической воли. К примеру, в нынешнем веке локомотивами экономики таких стран, как Россия и Казахстан, даже в годы рецессии выступили крупные инфраструктурные проекты: Универсиада в Казани, Олимпиада в Сочи, саммит АТЭС во Владивостоке, освоение Тенгизского и Кашаганского месторождений углеводородов, строительство каспийских портов и проч. Выгодность данного проекта состоит в том, что его инициаторы уже находятся в высокой степени готовности — в 2015 году сдан участок железной дороги Пекин — Урумчи протяженностью 3,2 тыс. км (вариант основного маршрута «Шелкового пути») с выходом на границы ЕАЭС. Далее его путь лежит через Казахстан и в Россию, где давно существует проект прокладки высокоскоростной магистрали (ВСМ) Москва — Казань (770 км). Она и должна стать составным участком маршрута Москва — Пекин и далее через Беларусь в Европу. Предполагается, что на этой магистрали будет организовано движение специализированных подвижных составов для перевозки малых контейнеров, как правило в ночное время.

«Компании и финансовые институты КНР хотят участвовать в проекте на условиях концессии в качестве инвесторов, кредиторов, поставщиков подвижного состава и технологий, — рассказал генеральный директор ОАО «Скоростные магистрали» Александр Мишарин. — Китайцы подтвердили свою готовность в соответствии с нашей финансовой моделью привлечь коммерческие средства в объеме 400 млрд рублей. Наше принципиальное условие состоит в том, чтобы строительство осуществлялось на паритетных началах. 80% стройматериалов и оборудования должны быть российского производства, поскольку здесь мы имеем собственные компетенции».

По предварительным расчетам, по России должно пройти 2370 км трассы. Стоимость этого участка — 3,6 трлн рублей. Плюс еще более 4 трлн должны инвестировать участники из Китая, Казахстана и Беларуси.

«Проект архиважен не только для Поднебесной, но и для самой России, поскольку позволит втянуть в орбиту экономической политики Кремля страны Средней Азии, которые в последние годы испытывают на себе сильнейшее давление со стороны исламистских организаций, — считает кандидат экономических наук, доцент Южного федерального университета Арина Барсукова. — Особенно это касается прокладки маршрута высокоскоростного движения Москва — Пекин, который должен пройти по территории Казахстана. Его ответвлением может стать и существующий проект ВСМ Китай — Киргизия — Узбекистан (1,5 млрд долларов только от Кыргызстана). За счет мультипликативного эффекта это позволит среднеазиатским государствам ЕАЭС на каждый вложенный рубль получить 1,48 рубля прибыли».

Вице-президент Центра стратегических разработок Владимир Косой оценивает суммарный размер мультипликативного эффекта только на этапе строительства ВСМ Москва — Казань в 1,2 трлн рублей, а в первые 12 лет эксплуатации — в 6,8 трлн.

Кровь экономики

Именно с Китаем у России связан еще один крайне амбициозный инфраструктурный проект строительства магистрального газопровода «Сила Сибири». Проект, возникший в самый разгар «санкционной войны», призван стать не столько экономическим, сколько политическим, подчеркивающим стратегический разворот РФ с Запада на Восток, за что отдельное спасибо инициаторам санкций и охлаждения отношений США с КНР.

Поднебесная нуждается в российских сырьевых ресурсах, особенно на долгосрочной основе. Именно такого рода соглашение подписано в 2014 году, оно предусматривает ежегодные поставки в Китай газа из Чаяндинского месторождения Якутии и Ковыктинского месторождения Иркутской области в общем объеме 38 млрд куб. метров. Для этого будет проложен магистральный газопровод (МГП) длиной почти 4 тыс. км из Якутии до Владивостока. Стоимость проекта, по расчетам, может превысить 1 трлн рублей, но главной его изюминкой является то, что китайская госкомпания CNPC уже внесла предоплату «Газпрому» в размере 25 млрд долларов, чем сняла вопрос о финансировании проекта. Запуск МГП предполагался уже в 2019 году, но более реальными следует назвать 2020-2021 годы.

«У сторон нет существенных разногласий по срокам, — полагает начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. — Для «Газпрома» важно зафиксировать объемы, чтобы иметь стабильного потребителя. Азиатский рынок — премиальный по цене, и конкуренция со стороны сжиженного природного газа там высокая, в том числе за счет проектов того же «Газпрома» на Сахалине. Благодаря крупным объемам можно отсечь более мелких конкурентов. При текущих ценах это прибавит не менее 2 млрд к EBITDA. Но спешка тоже, возможно, ни к чему: если цена к тому времени вырастет, это явится дополнительным аргументом в пользу строительства».

Для «Газпрома» данный проект еще более важен: в ходе его реализации предполагается возвести крупнейший в России Амурский газоперерабатывающий завод мощностью 49 млрд куб. метров, который будет выпускать дефицитные промышленные высокомаржинальные газы.

Соединяющий берега

В списке знаковых для российской экономики — проект строительства моста через Керченский пролив. В нем задействованы тысячи рабочих, проектировщиков, подрядчиков. Это не просто мост, а настоящий пул из переплетения морского, железнодорожного, автомобильного и авиационного сообщений между метрополией и полуостровом-анклавом. Сам транспортный переход составляет уникальное, не имеющее аналогов в Европе сооружение длиной 19 км, состоящее из четырехполосной автомобильной и двухпутной железнодорожной частей. На 7 тыс. свай разместятся 595 опор с центральным пролетом, позволяющим пропускать суда класса «река — море» в Азовское море.

Стоимость проекта — 227,9 млрд рублей. Однако экономический эффект от сдачи в эксплуатацию сооружения (в 2018 году — автомобильного, в 2019-м — железнодорожного) пока еще сложно подсчитать. Для его запуска кардинальным образом изменится схема железнодорожного и автомобильного сообщения на Таманском полуострове, полностью перекраивается схема автодорог в Крыму. Полуостров приобрететсовершенно иное лицо, которое можно будет прекрасно разглядеть даже в Совете безопасности ООН.

«Такой непростой объект в такие сжатые сроки еще не строили. Безусловным приоритетом для нас было соблюдение баланса качества, стоимости и сроков. И этот баланс соблюден, — заявил глава Росавтодора Роман Старовойт. — С момента заключения госконтракта проведена, без преувеличения, титаническая работа. Разработан и успешно прошел все экспертизы проект моста. Параллельно подготовлена временная инфраструктура, необходимая для столь масштабного строительства. Сформированы стройплощадки и производственные мощности по обе стороны Керченского пролива и на острове Тузла».

Трубопроводные клещи

Российские углеводороды по-прежнему остаются главным источником федерального бюджета. С их экспортом самым дешевым транспортом — трубопроводным — связаны основные надежды на поддержание лидерских позиций на мировом рынке газа. Ключевые проекты РФ в этой сфере связаны с уже реализуемыми проектами МГП «Северный поток-2» и «Турецкий поток». У обоих проектов непростая история в свете обострения политической ситуации в мире, но пока альтернативы российскому газу в Европе нет. В отличие от «Силы Сибири» оба МГП гораздо более мощные по пропускной способности. Две нитки «Северного потока» позволят ежегодно прокачивать через Балтийское море в Германию 55 млрд куб. метров газа, а две нитки «Турецкого потока» — 31,5 млрд куб. метров.

Финансовый директор проектной компании Nord Stream-2 Пол Коркоран считает вполне обоснованной стоимость работ в размере около 8 млрд евро, затраты на «Турецкий поток» в четырехниточном варианте считались в 11,4 млрд евро, но пока речь идет лишь о двух нитках. И тот, и другой проект окрестили «политическими» и «антиукраинскими», но цифры — вещь куда более упрямее Майдана. «Тарифы на транспортировку газа через «Северный поток» примерно на 50% ниже, чем через Украину», — уверен Коркоран.

Бур в море

С углеводородами связана и реализация самого амбициозного замысла Казахстана — Северо-Каспийского проекта разработки морского шельфа с общими запасами более 10,5 млрд тонн нефти. Консорциум собственников уже вложил в освоение макрорегиона свыше 50 млрд долларов, рассчитывая в ближайшее время нарастить добычу с 25 до 50 млн тонн в год только на территории Кашаганского массива. По соседству с Кашаганам в рамках Северо-Каспийского проекта уже много лет ведется разработка и Тенгизского нефтегазового месторождения (26 млн тонн в год).

Проект важен еще и тем, что нефть Тенгиза и Кашагана является основой для заполнения нефтепровода Каспийского трубопроводного консорциума, большая часть которого идет на экспорт по территории России до Новороссийска (есть проект расширения мощностей до 67 млн тонн в год).

Кроме того, у ведущего казахского оператора «Казмунайгаз» имеются хорошие связи с российскими нефтехолдингами. В первую очередь с НК «ЛУКОЙЛ», с которым рассматриваются планы разрабатывать в ближайшем будущем каспийское месторождение Хвалынское.

Углеводородный парк

Благодаря широкой программе освоения каспийских месторождений в Казахстане ожидается реализация еще одного крупнейшего проекта — строительства Национального индустриального нефтехимического парка в Атырау. Специальная экономическая зона (СЭЗ) создана правительством республики сроком до 2032 года на участке 3475,9 га. На этой территории разместятся основные нефтехимические предприятия страны, а также газотурбинная электростанция мощностью 310 МВт, объекты коммунальной и инженерной инфраструктуры.

По словам директора департамента предпринимательства и промышленности областного акимата Атырау Людмилы Топильской, СЭЗ сформирована по зонтичному принципу — с включением в нее отдельных географических территорий Атырауской и Мангистауской областей с общим административным управлением. В СЭЗ войдут первый интегрированный нефтехимический комплекс по производству ароматических углеводородов, предприятия малого и среднего бизнеса по выпуску инновационной нефтехимической продукции с высокой добавленной стоимостью, завод пластиковых труб «Шеврон Тексако», где будет налажено производство химических реагентов для нефтеперерабатывающих предприятий, Атырауский НПЗ и др. Предварительные инвестиции в организацию технопарка оцениваются на уровне 5 млрд долларов.

Мирный атом

Крупнейшим совместным инвестпроектом России и Беларуси считается строительство Белорусской АЭС в Островце, спроектированной по новой технологии с участием специалистов «Росатома». Изюминкой является то, что на атомной станции будет работать самый мощный и современный ядерный реактор в СНГ — ВВЭР-1200М установленной мощностью 1,2 ГВт.

Корпуса реактора изготавливаются на Волгодонском заводе компании «АЭМ-технологии» (бывший «Атоммаш»). Как рассказал генеральный директор компании Игорь Котов, новые водо-водяные энергетические реакторы (проект «АЭС-2006»), обладающие существенной новинкой — ловушкой расплава (введена после аварии с расплавлением активной зоны на АЭС «Фукусима-1») — значительно превосходят по мощности прежние, рассчитанные на 1 ГВт (такие установлены на Ростовской АЭС). В энергоблоке с ВВЭР-1200 по сравнению с ВВЭР-1000 тепловая мощность увеличена до 3200 МВт, а КПД энергоблока — до 36,2%.

Участие в белорусском проекте во многом поддержало волгодонский завод, который после многолетней паузы восстановил продуктовую линейку оборудования для атомной отрасли.

По утверждению заместителя министра энергетики Беларуси Михаила Михадюка, ввод в эксплуатацию БАЭС обеспечит 27% потребностей страны в энергетике, став «самым значительным проектом Союзного государства». Второй энергоблок БАЭС с волгодонским реактором должен быть запущен в 2020 году.

Его стоимость рассчитывается из 9 млрд долларов.

Химический опыт

Еще один масштабный проект на территории Беларуси — строительство нового азотного комплекса ОАО «Гродно Азот». В качестве поставщика сырья для предприятия фигурирует российский «Газпром», в качестве потребителей — российский АПК. Гродненский химзавод уже давно ведет модернизацию, которая позволит расширить продуктовую линейку под выпуск азотной кислоты, раствора аммиачной селитры, жидких удобрений. Стоимость инвестпроекта оценивается в 1,7-1,9 млрд долларов, срок сдачи комплекса в эксплуатацию — 2022 год.

«Данный проект — один из самых перспективных и рейтинговых в области химии в Беларуси. При увеличении объемов производства удобрений на ОАО «Гродно Азот» будет рассматриваться вопрос о том, чтобы купить терминал для их перевалки в морских портах», — сообщил заместитель председателя концерна «Белнефтехим» Игорь Бобырь.

Проект важен с точки зрения кооперации с российскими предприятиями по производству минеральных удобрений и как надежный рынок сбыта для отечественной газовой монополии. В качестве возможных партнеров при его реализации фигурируют «Газпром», «Роснефть» и «ЕвроХим».

Мощнее взрыва в Хиросиме

Киргизия — горная страна, и это делает ее прекрасным полигоном для реализации гидроэнергетических проектов. Наиболее масштабным для республики стало строительство на реке Нарын Камбаратинской ГЭС-2 проектной мощностью 360 МВт, которая возводится с помощью российского ПАО «РусГидро».

Первую станцию строили еще советские специалисты по уникальной технологии. «Наиболее примечательный конструктивный элемент Камбаратинской ГЭС-1 — плотина, — рассказали в пресс-службе «РусГидро». — Ее планировалось создать с помощью крупномасштабного взрыва, обрушив в русло реки горные породы левобережного склона. Крупномасштабного — мягко сказано: предполагалось взорвать 247 тыс. тонн смеси аммиачной селитры и дизельного топлива. Для сравнения: сброшенная на Хиросиму ядерная бомба имела мощность около 20 килотонн, т.е. в 12 раз меньше. Всего рассчитывали взорвать 259 млн куб. метров породы, из которых 112 млн куб. метров должны были уложиться в плотину высотой 275 м — третью по высоте в СССР после Рогунской и Нурекской и одну из самых высоких в мире. Камбаратинский взрыв обещал стать самым мощным промышленным взрывом в истории, намного опережая предыдущие как обычные, так и ядерные взрывы, производившиеся в мирных целях».

Сегодня строительство Камбаратинской ГЭС-2 — в числе наиболее капиталоемких проектов Кыргызстана стоимостью около 3,4 млрд долларов. Он включен в среднесрочную стратегию развития электроэнергетики республики. ||