Итоги господства христианства

Удалось ли христианству сделать что-то лучше, чем лить кровь? Назовите-ка пример улучшения после его принятия...

Берем рабовладение. Христианство не покончило и с рабством, а ведь этого наверняка ждали многие последователи Христа.

И нигде церковь ни в какое время не боролась с рабовладением. Пустофразное "равенство во Христе" принималось церковью явно не как равенство в социальном плане. Римский папа Лев I (440-461 гг) резко выступал против принятия в ряды священников рабов: "Служение и святость не могут быть подвергнуты порче через общение с людьми столь низкого происхождения!"  Можно привести и слова Игнатия Антиохийского, жившего в III веке:

"С рабами не обходись высокомерно! Но и они не должны заноситься, но, к чести господа, и далее оставаться рабами, с тем, чтобы получить от господа лучшую свободу. Не следует им стремиться освободится за счет общины для того, чтобы не оказаться рабами этого стремления". Религия рабов знает, как обращаться с рабами.

А любовь? Говорят, что христианство принесло любовь к миру и ко всему сущему. Это вранье! Но что обстояло с христианской любовью? Отвращение к этой жизни под прикрытием целомудрия да ненависть к самому себе и всем под красивым камуфляжем абсолютной любви к миру.

"Не любите мира, ни того, что в мире. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, есть не от отца, но от мира сего" (1 Иоан. 2:15-16). Как же они после таких призывов апостола могут говорить о своем любви ко всему сущему?
"C чего вы решили, будто призыв "возлюбите друг друга" может породить у людей, в которых радость и плотские наслаждения вызывают лишь страх, ненависть и презрение, что-то кроме инквизиции Доминика да озлобленности и двуличности проповедников? Можно ли любить других, если не любишь себя?" - говорил Себастьен Фор.

Иисусовцы не только любили кровь проливать, но и жгли людей на кострах пачками. Это у них называется “любить врагов своих”, как завещал “великий” Христос. Они же объявили мир греховным, полным похотей и злых духов и, проповедуя на словах любовь к ближнему, любовь к врагам своим, развязали массу кровопролитнейших войн и крестовых походов.

Древние с почтением и уважением относились к природе. Христиане возненавидели и ее. Они не признавали человека частью природы. По их представлениям Земля была отдана им, чтобы они распоряжались ей, как захотят. Так и произошло: языческие священные рощи вырубались, а затем монастыри и церкви на этих местах росли, как мухоморы. Был осужден культ красоты. Замечательно выразился епископ Зенон, живший в IV веке: "Высший подвиг христианской добродетели - растоптать под ногами природу".

Древний римский горожанин трижды в день принимал водные процедуры, умащая тело благовониями. Бани и спортивные залы, где укреплялось тело человека, считались общеобязательными государственными учреждениями. Посмотрите на великолепные античные скульптуры, прославляющие красоту человеческого тела, которые жутко “благочестивое” христианство объявило безнравственными. А из-за христианства Европа не мылась более пятнадцати веков. Приверженцы Христа считали бани и бассейны, где люди находятся полу или обнаженными, рассадниками языческого разврата. Нечистоплотность христианского мира, пренебрежение к собственному телу привела к страшным эпидемиям. Чума косила людей сотнями тысяч. Ни одна война не уносила столько человеческих жизней. А церковь? Церковь лицемерно говорила, что это бог наказал людей за нетвердую веру. В иных случаях все сваливали на “ведьм” и жгли их целыми тюками. Огромные благодарности вере “праведной” христовой!

Эпоху "богоугодных" войн и кровавых религиозных преследований человечество миновало. За веру или ее отсутствие больше не преследуют. Сейчас для всех, кроме самых упрямых и тупых по определению фундаменталистов, религия перестала быть чем-то святым. Она превратилась в предмет исследования, а не поклонения.

Лишившись механизма физического воздействия на людей, церковь сделала глупое и невинное лицо, отступила к своим первоначальным позициям, со вздохами заговорила о любви к человеку и миру. "И снова верующие оскорблены в своих святых чувствах" - негодует монсеньер Дюкуртре.

Церковь, пока она остается церковью, никак не желает смириться с тем, что окружающие не желают становиться на колени перед божеством, во имя которого уничтожены многие миллионы людей. Никогда до того не было совершено столько жестокостей и убийств из любви к ближнему.

"Я осуждаю христианство, я выдвигаю против христианской церкви страшнейшее из всех обвинений, какие только когда-нибудь бывали в устах обвинителя. По-моему, это есть высшее из всех мыслимых извращений... Из всякой истины она сделала ложь, из всего честного - душевную низость. Я называю христианство единым великим проклятием, единой великой порчей, единым великим инстинктом мести, для которого никакое средство не будет достаточно ядовито, коварно, низко, достаточно мало, - я называю его единым бессмертным, позорным пятном человечества… Христианство - это могильный камень, придавивший человека и не дававший ему воскреснуть" - говорит Фридрих Ницше.

Иногда хочется посмотреть, какой был бы Мир без господства христианской идеологии? Глупо было бы говорить, что Мир не был бы без христианства жестоким! Конечно, и до христианства были и образцы дикости, разврата, жестокости и бесчеловечности. Это было всегда и везде. Но такого мракобесия, зверств, войн, которое сотворило христианство, человечество не знало. Религиозные войны и подстрекательства убивать друг друга из-за веры - это уже крайность. Христианские зверства не имеют аналогов в мировой истории.

Что с христианством сейчас? Представьте себе какого-нибудь безобидного святошу, который с румянцем на щеках токует о радости, любви, покаянии. Но есть одна оговорочка: либо он считает, что вы будете гореть в аду, если не принадлежите к его конфессии, либо же он серьезно свою веру не воспринимает. А коль считает, что вам место в аду, то он готов вас истребить при жизни. Стоит лишь внушить ему, что это угодно богу. Также этот милый человек считает, что в ад попадут все "неверные": буддисты, мусульмане и прочие. Такие люди, как он, в Средневековье оговаривали невинных людей и улюлюканьями встречали сожжение ведьм. Теперь же они разводят демагогию о мягкости, кротости, спокойствии, благотворительности. За лживыми высокопарными словами о любви к ближнему скрывается реальный звериный оскал христианства.

"Только действительно свободная мысль может создать разумные существа и освободить людей от тех гибельных идей, которые одурачивали и подданных, и правителей и отдавали их в жертву духовенству. Постепенно распространяющийся свет разума гораздо лучше научил бы людей их обязанностям по отношению друг к другу, чем наставления наемных руководителей, имеющих наглость заявлять, что бог предписывает им ненавидеть, преследовать, уничтожать друг друга и восставать против законных правителей всякий раз, как дело идет об утверждении или поддержке их нелепых взглядов" - пишет Поль Гольбах.

Типичные христиане плевать хотели на заповеди Христа, однако таскают на шее кресты и держат дома библии для порхания над ними, поклоняются трупу на кресте и лицезреют символ смерти, который насаждается повсюду (не надоело богу в течение 16-и веков созерцать собственную смерть на иконах?). Они исправно ходят в церковь, молятся, забывая, что "Всевышний не в рукотворных храмах живет" (Д. А. 7:48). Много ли христиан знают библию? Вызывает недоразумение и то, что мертвец на двух досках расценивается у них, как символ жизни.

"Древнее изображение креста, которое носят на груди, завершило свой путь. Но хоть его время и кончилось, к нему можно вновь обратиться, правда, с одной единственной целью - показать, до какой степени верующий, даже вопреки себе, поддается на отменно ловкие, наилучшим образом рассчитанные мошенничества, поскольку земным отцом сына божия был плотник, то есть человек, который делает кресты. Можно ли еще ясней, недвусмысленней выразить тот факт, что родители обожают выпиливать, отстругивать, отшлифовывать несчастья своих детей" - пишет Рене Кревель.

А пресмыкание перед богом? Что оно дает? Непротивление злу, кротость, бедность - это ваши жизненные ориентиры? Кому же выгодно сделать вас бессильными и не умеющими бороться за ваши жизненные ценности? И что же проповедует Христос: добро или зло? Когда христианский поп тихо и плавно поет о том, что: “на всё воля божья, всякая власть от бога, бог терпел и нам велел, мы все грешны, мы все люди маленькие, под богом ходим”, - то это не тихие песенки. Это трупный яд, отравляющий душу и разлагающий разум человека, это программирование в неявном виде психотипа раба.

Библия не воспитывает силу, она прославляет слабость и трусость. А от трусости до жестокости - один шаг. Шайка преступников создала иудаизм и христианство, чтобы управлять глупой толпой. Яхве, т. е. бог, был еврейским божеством. Ну а остальным народам он нужен был? Не нужен, поэтому его навязали силой. Убивали, ломали, и насильно обращали.

Сколько же было жертв христианства? Прежде всего вспоминаются крестовые походы, инквизиция, религиозные войны. А сколько людей погибло при утверждении и распространении христианства? Сюда еще надо приплюсовать беды, связанные с принятием христианства на Руси, колонизацию Америки и охоту на ведьм. А сколько было жертв папских претензий на власть! Без лишнего преувеличения можно сказать, что счет идет на десятки миллионов. Если учесть, что столько бед произошло из-за выжелтевшей библии, то ее в руки-то брать тошно и противно. Вольтер пишет:

"Христианство - самая нелепая, самая абсурдная и самая кровавая религия, которая когда-либо отравила мир. Если мы начинаем верить в абсурды, мы начинаем становиться жестокими".

Все преступления христиане могли оправдать ссылкой на библейскую цитату. Неплохо было бы изобразить истукан Христа Иисуса Иосифовича стоящим в бассейне крови (а в руку вложить оливковую ветвь - символ милосердия) на созерцание всем верующим и просто пресловутым олухам, носящим на шеях железки, олицетворяющие орудие пытки.

Библия совершенно не учит ничему хорошему и доброму. Церкви переполнены свидетельствами смерти. Когда один из персонажей романа немецкого писателя Б. Травена удивляется, с какой утонченной жестокостью действуют мексиканские разбойники, герой поясняет: "Наверняка они черпают вдохновение в церквах, в которые они входят. Церкви полны святых мучеников." Еще Чезаре Ломброзо подметил, что количество неверующих-возмутителей порядка и преступников составляет самый низкий процент. Вообще Иисус Иосифович прекрасно сформулировал само христианство (конечно, имея в виду не его): "Плохое дерево не может приносить плоды добрые".

Все еще думаете, что это все не так? История все рассказывает сама. Наше время, когда церковь больше не посылает на костер за убеждения и не сеет террор, обязано великим людям, поднявшим свой голос против "божьего храма" и его идеологии, но никак не христианству. Не будь нападок вольнодумцев на церковь - мы бы и сейчас жили в Средневековье с его кострами. Лишь постепенно человечество стало вылезать из этого странной и бесчеловечной религии, проповедующей странные черты и наклонности. И вылезать из этой помойной ямы стали благодаря многим философам, ученым, да и просто вольнодумцам.

К веротерпимости призывали просветители и громче всех и убедительнее всех Вольтер. Христианская церковь тогда не допускала никаких отклонений от религиозной догмы. Она жестоко расправлялась с теми, кто внушал ей недоверие. В 1766 году в маленьком провинциальном городке Абвиле был казнен девятнадцатилетний Де ля Бар. Ему отрубили голову и потом сожгли только за то, что он не снял шляпы перед церковным шествием, держал у себя запрещенную книгу Вольтера “Философский словарь” и подозревался в осквернении креста. А за пять лет до этого в городе Тулузе по приговору властей был зверски казнен старик Калас, подозреваемый в убийстве сына, якобы желавшего перейти из лютеранства в католичество. Никаких доказательств не было, но старика пытали жестоко и долго, потом несчастного сожгли. “И это позволяет нация! - восклицал Вольтер, - я плачу о детях, у которых вырывают языки. Сирвен, Калас, Мартен, шевалье Де ля Бар являются мне в моих снах. Говорят, что наш век смешон, - он страшен”.

У нас полно героев, каждый из которых сделал в сто раз больше полезного, чем толпа христианских святых: Ипатия, Гутенберг, Ньютон, Вольтер, Этьен, Галилей, Коперник, Либих, Шееле, Гей-Люссак, Лемери, Лавуазье, Гюйгенс, Бруно, Планк, Бор, Везалий, Фабриций, Гассельквист, Парацельс, Сервантес и другие люди того же масштаба. Это из ученых. Светослав Храбрый, Александр Невский, Дмитрий Донской, Столыпин, Сталин и многие-многие другие - вот наши Святые. Сравните их биографии с житиями христианских святых.

Нося распятие, христиане добровольно (пусть даже неосознанно) принимают на себя ответственность за смерть миллионов людей, которых "во имя Христа" истребили христиане. Вам нравится свастика? Она существовала за тысячи лет до Гитлера, однако за 12 лет террора она успела превратиться в символ фашизма и геноцида. Почему же крест остается крестом, а не символом геноцида? Нет! Он по-прежнему мозолит глаза! Также веруя "во единого бога", вы верите в законченного садиста. Ваша вера кому-то очень выгодна, ваша повязка на глазах кому-то очень кстати. Догадываетесь, кто это?

Либерализм смел это ужасающее здание нетерпимости, тирании, жестокости, воздвигнутое поклоняющимися Христу, чтобы сохранить собственную веру",- пишет католический историк лорд Актон (из site Olegern`a). Французская революция 1789 года нанесла смертельный удар могуществу церкви. Но болезнь со временем снова дала рецидив.

Христианство подстроилось под время. Но это уже не тот Средневековый монстр. Смешно слушать христиан сейчас, как они разводят демагогию о том, что христианство - это мягенькая и очень жизнелюбивая религия. Факты как раз говорят обратное. Но христианство рано или поздно отомрет. И, к счастью, этот процесс набирает обороты.

Наглая ложь со стороны отцов церкви не прекращается. “Нам внушают, будто все мы погрязли бы в пороках, если бы не придерживались христианской религии. Как раз те люди, которые придерживались христианской религии, и отличались в большинстве своем вопиющей порочностью. Вы признаете, разумеется, тот любопытный факт, что, чем сильнее были религиозные чувства и глубже догматические верования в течение того или иного периода истории, тем большей жестокостью был отмечен этот период и тем хуже оказывалось положение дел” - говорит Бертран Рассел.

"Человечество будет счастливо только тогда, когда последний поп будет повешен на кишках последнего монарха" - пишет Жан Мелье в своем протесте к религии и власти. Этого не потребуется, христианство со временем само вымрет от своей сохлости и полнейшего недоразумения. Но оно будет еще долго цепляться и от своих принципов просто так не отступится…

Закончим словами христианина Тертуллиана: "Недавно в здешнем городе представлен был бог наш в новом виде. Некто из нанимающихся бороться со зверями выставил картину со следующей надписью: "Бог христиан, ублюдок ослиный". На ней он был изображен с ослиными ушами, с копытом на одной ноге, с книгой в руке и с тогой на плечах. Нельзя было не посмеяться такой выдумке".

Но тут не до смеха. Можно только посочувствовать глупости одних и поразиться хитрости других.

Подписывайтесь на наш канал, оценивайте записи, заходите на сайт"Заметки на манжетах", делитесь в социальных сетях, узнавайте все самое новое и интересное.