Аварийное приземление

19.10.2017

«Третья столица мира» расположена на окраине Великого Новгорода. И является окраиной во всех смыслах.

Весь материал на сайте Портал53>>

«В мире три столицы — Рим, Москва и Кречевицы». Такую поговорку в этом городском микрорайоне знает, наверное, каждый, но когда она появилась, точно никто не помнит. А почему появилась - понимают  все. Пока здесь был военный гарнизон - был и этакий состоявшийся социализм в миниатюре. Идеальная чистота, налаженная и работающая инфраструктура, рабочие места и возможности для отдыха. Всё – благодаря военным. Но потом они ушли отсюда…

Кино про домино

Автобус под номером 101 подхватывает пассажиров. На середине пути салон почти полон. До выезда из города остаётся два километра. После этой отметки люди начинают убывать из салона. На остановке возле одного из торговых центров из автобуса вываливает целая пачка молодых людей, на вид которым чуть больше двадцати лет. Теперь все возможные места занимают исключительно взрослые и старушки, обсуждающие урожай или печально поглядывающие в окно. Последняя молодая пара дезертировала из 101-го в Трубичине. Теперь передвижной «клуб тех, кому далеко за» сворачивает с трассы и въезжает в настоящую «золотую пору».

После поворота на Кречевицы пространство за окном начинает играть цветами — осенние деревья отпускают свои листья в полёт. Природа — лучший художник.

На подъезде к Кречевицам на фоне серого неба идёт активное строительство коттеджей, напоминающих, что, видимо, у кого-то дела всё-таки идут вверх. Строители же очень похожи на сонных мух - на ходу засыпают. Кто-то из пассажиров автобуса тоже клюёт носом.

Однотипные хрущёвки за окном похожи на выстроенные в ряд костяшки домино, которые вот-вот должны рухнуть. Автобус вяло прибивается к конечной остановке. Всё ещё сонные пассажиры медленно выбираются из салона и тут же упираются в разрушенное, захваченное дикой растительностью двухэтажное здание из красного кирпича. Оно их не удивляет, потому что мимо него они следуют каждый день. Но прибывшего в Кречевицы в первый раз вид этого здания взбодрит сразу.

Таких зданий в микрорайоне много. Их участь - привлекать антисоциальные элементы да пугать прохожих. А ведь «при гарнизоне» это место в шутку называли «маленькой Швейцарией». Но гарнизон расформировали. Тут-то население и принялось проявлять чудеса предприимчивости —  штаб, казармы и прочие здания, принадлежащие гарнизону, обнесли подчистую, попутно разбив всё, что бьётся, и сломав всё, что ломается. Теперь эти здания, раскиданные по микрорайону, похожи на разбросанные и забытые игрушки повзрослевшего и потерявшего к ним интерес ребёнка.

- С тех пор из этого места будто бы ушла жизнь, - рассказывает жительница микрорайона Нина. - Без солдат всё будто бы замерло. Так и катимся вниз — уже очень долго.

Бывший Дом офицеров

Нина бредёт в сторону заброшенного аэродрома. Она инвалид с пенсией в 9 тысяч. На ней серое дешёвое пальто и шапка, которая, похоже, ещё помнит обещания о светлом коммунистическом будущем. Движется медленно, говорит тихо. Для Нины весь мир давно сузился до пределов её собственной маленькой аварийной квартиры. Только пролетающие «совсем низко» самолёты клуба малой авиации, который находится на аэродроме, иногда сильно её тревожат.

- У меня в доме уже очень долго крыша течёт, - разговор на любую тему она непременно сводит к неустройству в своих квадратных метрах. - Уже несколько лет не могут эту проблему решить. В нашей администрации никого никогда не поймать.  Управляющей компании тоже нет дела. Приезжал ко мне из Думы какой-то мужик — посмотрел на крышу, уехал, и дело с концом. Прежний глава в Кречевицах хоть что-то делал, старался помочь — толковый был человек. Но он уехал на повышение.

Нина оглядывает пустую и заросшую травой посадочную полосу аэродрома и понимает, что жизнь, в целом, не задалась. Когда-то на этом самом аэродроме работал её возлюбленный - офицер родом с Западной Украины. Он обещал к ней вернуться, но, как оказалось, дома в соседней республике у него уже имелась семья, и он обещания не сдержал. Теперь Нина взахлёб смотрит новости по ТВ и российские мелодрамы, Путина считает честнейшим человеком, а всех украинцев называет «бэндеровцами». Почти всю жизнь она проработала в кинотеатрах. И последние несколько лет эта жизнь походит на тягучий фильм, где в основе сюжета — долгоиграющий конфликт с коммунальными службами и собственным прошлым.  

Прямым текстом

В шесть часов вечера в Кречевицах можно увидеть главную точку притяжения в районе. Ручейки бабушек с авоськами, измученные женщины с пакетами и мужчины с полторашками вливаются и выливаются из дверей двух соседствующих супермаркетов, расположенных аккурат в центре района. В каком-то смысле эти супермаркеты — маленький срез жизнеустройства в нашей стране. Тут уж равны все.  

- Ты так и напиши заглавными буквами: «ДЕРЬМО», -  взрывается крепкий и с виду тихий мужик Василий. В возбуждение его привести не трудно  — нужно просто спросить о жизни в Кречевицах.

Рядом с Василием бегает его малолетняя внучка Аня. Она одета в чистый, аккуратный розовый комбинезон — что ещё сильнее подчёркивает угрюмость микрорайонного пейзажа.

- Очень давно в Кречевицы согнали все прогнившие антисоциальные элементы, которые в Новгороде были не нужны — там они дрались, попадали в полицию и не платили за жильё. Их поселили тут, - Василий указывает на два ярко красных дома возле берега реки. - Тогда жителей района стало можно было поделить на три касты: военные, подонки из красных домов и простые работящие люди.

По словам Василия, когда военные отсюда ушли, доминировать в социальной сфере почему-то стали жители «красных домов».

- Из-за того, что они здесь, у нас ничего и не делается, - уверен Василий. - Могу сказать, сколько вот в этом бараке живёт нормальных семей — их ровно четыре.

- Как вы узнали, Холмс?

- А нормальных стеклопакетов всего четыре.

Остальные рамы - из гнилого дерева.

Василий шагает по району в надежде дойти до почты. Огромные лужи он ловко преодолевает прыжками.   

- Я, как и многие, оставшиеся в Кречевицах, служил в гарнизоне. На службу прибыл в 83 году и скажу вам честно - до самого последнего солдата здесь был порядок. Но всё, что творится последние несколько лет, иначе, как кошмаром, не назовёшь — везде всё неухоженное, трава не кошена, ямы, мусор. У меня в подчинении было 120 человек в своё время. Надо мной, естественно, тоже было командование. Я следил за парнями, чтобы свой участок каждый солдат содержал образцово. И если, не дай Бог, кто-то увидел хотя бы бычок, мне от начальства немедленно прилетало. Поэтому был порядок, дисциплина была.

Внучка Василия наводит ужас на уличного кота. Василий посматривает на это с улыбкой. Но - с какой-то грустной.

- Вот вы спрашиваете, где вся молодёжь. А скажите мне - на кой чёрт ей здесь оставаться? В поликлинику нужно ездить в Новгород, на Тимура Фрунзе,  а с детьми на автобусе это делать крайне неудобно, знаете ли. Сюда же медики приезжают два раза в неделю на несколько часов в не очень удобное для людей время. Да и желающих подлечиться столько, что времени на всех не хватает. Ну и главное ведь в жизни что? - яростно спрашивает он.

… - Боюсь  даже представить.

- Совершенно верно — работа. Но её ведь тут нет. Куда идти молодому перспективному и работящему парню? На почту? В «Магнит»? В «Пятёрочку»? А на этом здешние варианты заканчиваются. Поэтому все и валят искать лучшей жизни там, - указывает он в сторону Новгорода. - А чё взять с тех, кто остался... - тут Василий потихоньку переходит в минор. - Им предложишь: давайте что-нибудь сделаем для общего блага, уборку там, например. А они тебе прямым текстом: «Иди ты на …». Если ты всё-таки проглотил это и что-то сделал, то потом те же люди ходят и приговаривают: «Как же хорошо стало». У нас был хороший глава. Мужик был - во, крепкий хозяйственник. Он хоть что-то пытался делать.

- Это тот, который потом на повышение уехал? - вспоминаю я слова Нины.

Василий смотрит на меня, как на идиота:

- Он умер.

Вот вам и повышение...   

Взлётно-посадочная полоса кречевицкого аэродрома

Начинает моросить дождь, а кот, кажется, потерял всякую надежду убежать от девочки Ани.

- Брошены мы, - тихо продолжает Василий. - Нет до нас никому дела. В этом году даже из кандидатов под выборы никто не приехал.

Это воспоминание, видно, в очередной раз вскипятило Василию кровь:

- Они теперь и не скрывают, что им на нас глубоко плевать. Раньше хоть — да, врали, и нагло врали. Но ведь приезжали, то есть хоть этим выражали хоть какое-то уважение. А сейчас что?

Тут к разговору присоединяются две интеллигентного вида женщины, окружённые двумя огромными лужами на узеньком тротуаре.

- Ничего тут нет кроме этих чёртовых магазинов, - старается перейти неприятный водораздел жительница микрорайона Татьяна Николаевна. - Вокруг как назло одни продуктовые. Ни тебе одежды купить, ни хозтоваров, даже кафешки нет. А про детей я вообще молчу — для них тут нет ни одной секции, вот и шляются целыми днями.

- И не говорите, - подключается Валентина Осиповна. Обе сходятся во мнении, что когда их двоих — молодых и красивых, сюда зазвали будущие мужья-офицеры, было намного лучше. - При части все дети постоянно видели вокруг военных и стремились, как минимум, хотя бы брать с них пример. Или вообще служить. Был ориентир, дисциплина. А на днях я такую картину видела — стоит кучка подростков и тупо кидает камни в наш самолёт (памятник самолёту в Кречевицах — М.Н). Я подхожу, раздаю им подзатыльники и спрашиваю: «Зачем?» А они: «Так больше и делать нечего».

Единственный повод для гордости они видят в паре метров от себя. Обе гордо указывают на ярко сияющую на печальном фоне вывеску: «Аптека».

- Это наши ветераны отвоевали, долго бились. Но молодцы, - резюмирует Татьяна Николаевна.

Ветеранское движение в Кречевицах - а тут ветеранами называют всех, кто служил в гарнизоне, - единственное, которое может составить конкуренцию «ордену красных домов». Вот яркий представитель отвоевавших аптеку  — местная легенда дядя Саша, как он себя называет. 83 года, полковник в отставке. Несмотря на возраст, всё ещё полон сил и здорового оптимизма.

- Кречевицы — это лучшее место в Новгородской области, - заявляет он .

- Дядь Саш, но тут ведь работы нет?

- Да...

- И с социалкой, наверно, не очень?

- Ну...

- Да и народ пьёт повально, стало быть? И молодежь бежит?

- С кем не бывает? - по-буддистски спокойно отвечает полковник и улыбается.

Дядя Саша признался, что за свой район он, конечно, переживает.

- Хозяина нет... - выносит Дядя Саша вердикт «лучшему месту в Новгородской области».

Каждый обитатель микрорайона заканчивал именно этой фразой.

Уезжают даже идеалисты

Парочка молодых модных школьников романтично прогуливается по аллее, направляя  нежные взгляды в экраны смартфонов. Типичные такие ребята образца 2017 года — рваные джинсы с подворотами, из телефона свистит рэп. Только электронных сигарет не хватает для полной картины — мама, видать, денег на это не даёт.

- Ну да, из интересного здесь только аэродром, на который забили все. Ну и по заброшкам тоже можно пошляться, - отвечает на вопрос о времяпрепровождении молодёжи в Кречевицах ученик старших классов Саня.

Школа в этом микрорайоне - единственная артерия, которая заставляет хоть как-то гонять по Кречевицам молодую кровь. Но, как правило, отучившись, вчерашние школьники стараются отсюда побыстрее уехать, а после разве что меланхолично ностальгировать по Кречевицам, но ни в коем случае не приезжать обратно.

- А из Новгорода молодёжь совсем не уезжает, да? – идёт в контрнаступление директор школы Татьяна Чеснокова. - Я не считаю, что в Кречевицах ситуация сильно плачевней, чем в других районах города, - говорит она. - Разве в Волховском лучше? Или ещё где? Я вот недавно ездила в город паспорт получать, и выдавали его на лице Космонавтов. Это ж настоящая помойка  — а  ведь почти центр города. Кречевицам до такого кошмара ещё далеко, поверьте.

- Так значит, у вас тут всё прекрасно?

- Нет, конечно. Проблемы есть. Вот вам ведь многие уже, скорее всего, говорили про то, как хорошо было при гарнизоне.

- Было такое.

- Вот я вам и отвечу, что вся проблема тут в людях. Все привыкли тогда, что содержать дом и микрорайон в чистоте и порядке должен кто-то другой — сами-то жители никогда тут ни за чем не следили, лишь солдатики с мётлами по району бегали. А как они ушли, так и на субботник или простую уборку никого не вытащить.  

Архивное фото: 12 августа 2000 г., "именной" Ил-76м "Великий Новгород"

- Да, взрослое население в Кречевицах совсем инертное, - говорит Серафима Яценко, которая регулярно вместе с местными детишками устраивает в микрорайоне массовые уборки мусора и концерты, за что директор Чеснокова называет её «лучиком света». - Если детей ещё получается как-то замотивировать, то с взрослыми беда полнейшая. Дай Бог, если на наши инициативы убираться они не начинают мусорить ещё больше. Все хотят, чтоб как раньше - кто-то пришёл и всё починил. Но пора понять — такого уже не будет. Надо же учиться рассчитывать на себя.

Но для реализации благих идей, естественно, нужны ресурсы. И тут Кречевицы не выбиваются из той российской парадигмы, которую мудро очертил наш премьер.

- Денег нет, - говорит Чеснокова. - Это с Пепеловым, бывшим главой, нам чуть-чуть повезло. Он имел представление, как рулить микрорайоном, куда его двигать. И был со связями – имел много знакомых директоров предприятий, которые по дружбе ему помогали в вопросах благоустройства. У нынешней же главы таких связей нет — и на что ей рассчитывать? Как работать? Поймите, все и раньше ездили на работу в город. Сейчас таких стало просто больше. И им проще переселиться совсем.

Раскуроченный памятник самолёту Ил-28

Хоть Кречевицы и считаются микрорайоном Великого Новгорода, тут абсолютно все говорят, что едут именно «в город». Кречевицы — это отшиб, про который все вспоминают лишь как про придаток «вечно возобновляемого» на словах аэропорта. Даже существует проект под интригующим названием «Градостроительная концепция реконструкции микрорайона Кречевицы в Великом Новгороде». Это дипломная работа выпускницы архитектурного отделения НовГУ Анны Босак. Работа, конечно, полна идеализма и надежд на светлое будущее, но если бы нашёлся инвестор и своими вложениями помог бы реализовать хотя бы маленькую толику из задуманного Анной, то жизнь в Кречевицах  заиграла бы более яркими красками.

Но, судя по странице в социальной сети, Анна своё жильё в этом микрорайоне уже сдаёт. Может, тоже уехала «в город»?  

Матвей НИКОЛАЕВ

Фото: Александр ОРЛОВ