Цена его клятвы

14.05.2018

Через день после очередного избиения граждан наследниками жандармерии В.В. Путин опять поклялся «охранять права и свободы человека и гражданина».

ХРОНИКА:

5 мая 2018 г. в почти ста городах России прошли протестные акции «Он нам не царь». Во многих городах, и прежде всего в столицах, митинги и шествия были пресечены полицией в жёсткой форме. В 27 городах 1 600 участников акции были задержано полицией. В Великом Новгороде немногочисленная акция прошла мирно.

6 мая 2018 г. 1-й канал ТВ показал большой праздничный концерт в честь Дня войск национальной гвардии Российской Федерации.

7 мая 2018 г. избранный Президентом РФ принёс присягу в Андреевском зале Большого Кремлёвского дворца.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ: 

«Клянусь при осуществлении полномочий президента Российской Федерации уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации…»

Из текста Присяги Президента РФ, закреплённого статьёй 82 Конституции Российской Федерации, принятой в 1993 году.

«Дорогие друзья! В этом году мы будем отмечать 25-летие Конституции России. Она подчеркнула безусловную ценность, приоритет прав и свобод граждан. Именно в гармоничном единстве свободного гражданина, ответственного гражданского общества и сильного, дееспособного, демократического государства вижу прочную основу для развития России»

В. Путин, 7 мая 2018 г.

ЦИТАТА: «А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни
небом, потому что оно престол Божий; ни землёю, потому что она подножие
ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою
твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым
или чёрным». (Нагорная проповедь)

КОММЕНТАРИЙ: 

Жестокость нынешнего разгона демонстрантов может сравниться разве что с действиями правоохранителей на знаменитой Болотной площади в 2011 г. Разница в том, что тогда дубинками орудовали только подразделения полиции. Теперь к насилию над протестующими присоединилась Росгвардия.

Не возникает никакого сомнения, что Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации и была создана в 2016 году ради таких вот целей.

Беседуя с согражданами, убеждаюсь, что большинство из них так до сих пор и не поняли, что это за новая структура такая, вобравшая в себя и Внутренние войска, и ОМОН, и спецотряды быстрого реагирования, и даже вневедомственную охрану… А ведь забавно заглянуть в предысторию! Тогда обнаружишь среди предшественников Росгвардии… большевистскую Красную гвардию из добровольцев, которым было доверено «прессовать» «социально чуждых» на заре Советской власти. Красная гвардия, по сути, заменила собою царские жандармерию и внутреннюю стражу. Корни же всех этих «сил правопорядка» уходят во времена опричнины.

Времена Ивана Грозного далеко. Поэтому цели Росгвардии выглядят пристойно. Её войска предназначены не для охраны государя, Боже упаси, а для «защиты прав и свобод человека и гражданина».

Вот  для тех, кто накануне этим самым делом занимался - с дубинками в руке, и  был устроен праздничный концерт. И показали его как раз на следующий  день после битвы, прекрасно экипированные и специально обученные  участники которой легко победили молодёжь и школьников, а также  отдельных  пенсионеров.
Вот для тех, кто накануне этим самым делом занимался - с дубинками в руке, и был устроен праздничный концерт. И показали его как раз на следующий день после битвы, прекрасно экипированные и специально обученные участники которой легко победили молодёжь и школьников, а также отдельных  пенсионеров.

Трудно сказать, когда  этот концерт  происходил на самом деле. Потому что профессиональный праздник работников этой структуры – День войск национальной гвардии Российской Федерации – отмечается вообще-то 27 марта. Едва ли праздничное развлечение действительно отнесли так далеко от самого праздника. И поэтому трансляция концерта именно на следующий день после побоища выглядит издевательски. Выглядит, как плевок в избитых и задержанных, в их родственников и друзей.

В концерте, в ходе которого подчёркивалась связь  Росгвардии не с теми историческими предшественниками, которых я назвал, а почему-то с Советской Армией, странновато было слышать, например, песнопение с рефреном «Смыкаем ряды, срастаясь плечами, посланцев беды стеною встречаем». Звучало, как выдержка из служебной  инструкции: примерно таким образом силы правопорядка и теснили людей на улицах. А что это были за «посланцы беды» накануне - страна видела.

Выступил  там и маленький лауреат одного из детских конкурсов (там вообще собрали  много малышей – для пущей сердечности). Лауреат исполнил к финалу песню  «Господа офицеры» - о тех, кто «свою грудь подставляет за Россию свою», и потому их «сердце под прицелом». Дяденьки в кителях слушали его стоя, как водится.
Выступил там и маленький лауреат одного из детских конкурсов (там вообще собрали много малышей – для пущей сердечности). Лауреат исполнил к финалу песню «Господа офицеры» - о тех, кто «свою грудь подставляет за Россию свою», и потому их «сердце под прицелом». Дяденьки в кителях слушали его стоя, как водится.

Я видел такое не раз. Многие знакомые мне военные даже слова знают и на праздниках обязательно подпевают. Тут тоже кое-то, судя по телекартинке, подпевал. Но как выходец из офицерской семьи, я не вполне уверен, что «армейские» (которым, судя по тексту, песня адресовалась при создании) будут считать себя ровней тем, кто наследует жандармерии. Понятно, что служба состоит из команд и их исполнения. Однако образец офицера, пожалуй, не тот, кто передавал на городских улицах распоряжение «мочить». Образец офицера – это генерал-лейтенант Матвей Кузьмич Шапошников, крестьянский сын, в 1944 году получивший геройскую Золотую Звезду, а в 1962-м, во время народных волнений в Новочеркасске, отказавшийся выполнять приказ своего начальника о применении оружия к бунтарям со словами: «Не вижу перед собой такого противника, которого следовало бы атаковать нашими танками». Не вам чета, «гвардейцы». (Не могу обойтись без кавычек – потому что знак  «Гвардия» носил на груди Матвей Кузьмич).

И всё же приходится признать, что служилые не так уж и виноваты. И даже цинизм 1-го канала всё меньше возмущает. Чрезмерная исполнительность меркнет перед явной неискренностью главы государства (между прочим, тоже вроде как «господина офицера» из тех же примерно сфер), под сенью крыл которого процветают охранители и пропагандисты.

Слова, произнесённые им 7 мая, мы услышали. Но ни разу не слышали его мнения по поводу зверского обращения с людьми, которые вроде бы реализуют своё конституционное право – «право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования» согласно 31-й статье  Основного закона.  Конституционное право, за которое им достаётся от сил, которые государство кормят за «защиту прав и свобод человека и гражданина».

Не услышали мы и мнения Кремля о том, действительно ли так называемым «казакам» дозволено в порыве патриотизма бросаться на помощь Росгвардии, чтобы избивать на улицах людей, как это случилось в Москве. Если их негласно кликнула на помощь мэрия – то что делать с такой мэрией? Если же они действовали по собственной воле – то кто этим ряженым гражданам их «волю» укоротит?

(Ой, я сейчас рискую! Московские «казаки» заявляли, что в драку кинулись после того, как их назвали «ряжеными»: обиделись на оскорбление. Странно: если назвать женщину коровой, это – оскорбление, если назвать коровой самку быка домашнего - это констатация факта. Существует особый казачий уклад жизни - откуда ему взяться у обитателя города?).

Даже телеведущий Максим Шевченко, человек  неоднозначных воззрений (отказывающийся от звания империалиста, но призывавший идти войной на Украину), заявил о выходе из президентского Совета по правам человека из-за того, что СПЧ промедлил с поддержкой его требования расследовать жестокости, допущенные 5 мая. А Кремль – промолчал.

Мне могут возразить, что граждане нарушали 5 мая установленный порядок реализации своего права. Но в Конституции РФ, как ни странно, ничего не сказано о том, что реализация прав и свобод должна обязательно быть предельно урезана другими, «не основными» законами страны. А эти законы делают свободы, дарованные Конституцией, зависимыми от муниципальных чиновников, труднодоступными и даже смешными.

И человека, которого Конституция в статье 80-й называет своим «гарантом», это не смущает. Во всяком случае, тогда, когда граждане на улице просят его, «гаранта» удалиться («чинно, стуча копытами, в сторону моря» - как он сам предлагал оппозиции в 2010 году).

Вот почему так трудно, почти невозможно, верить в искренность клятвы Владимира Путина. А вот в его готовность отметить юбилей Основного закона – верится. После того, как Конституцию обкорнали удобными для себя законами, она им совсем не страшна. 

Сергей БРУТМАН