Некультурная реформа

08.11.2017

Реформаторы новгородской культуры не только до объявления реформ, но и через месяц после их начала в трудовых коллективах не были.

Устав ГБУ «Новгородский  академический театр драмы им. Ф. М. Достоевского» был утверждён 25 августа 2011 года приказом №569 «комитета культуры Новгородской области» (так написано) и согласован председателем областного госкомимущества.

Пункт 2 Устава театра уведомляет: «Учредителем и собственником имущества театра является Новгородская область». Функции и полномочия учредителя от имени Новгородской области осуществляет комитет культуры. Комитет по управлению госимуществом обременён функциями собственника имущества театра. Текст устава находится на сайте театра.

День, ночь. Сутки прочь

Причём текст имеет пометку «новая редакция», что ни в коей мере не соответствует реальности, поскольку ни комитета культуры, ни комитета по управлению госимуществом уже давно нет: есть соответствующие департаменты. И уже это обстоятельство по формальным признакам дезавуирует инициативу департамента культуры и туризма (дни которого тоже сочтены) с созданием театрально-концертного агентства. Или требует внесения изменений в устав.

Впрочем, ситуация, когда правая рука не знает, что делает левая, в наших органах власти никого не удивляет. Вот пример из новейшей истории.

3 октября пресс-центр областного правительства сообщил: «В Новгородской области будет создано театрально-концертное агентство». Комментарий дала руководитель департамента культуры и туризма Новгородской области Мария Пантелейчук: «Мы объединяем разрозненные центры концертно-фестивальной деятельности, которые вместе смогут сформировать единое культурное пространство Новгородской области».

Даже шаблонный термин «единое культурное пространство» лично мне ни о чем не говорит. Что это такое? Например, вы привезли в Новгород Сергея Лазарева и не отпускаете, пока он не пропоёт во всех районах (или там – не меньше, чем в 10)? Или афиши киноцентра «Россия» будут расклеивать по всему региону? Или мы создадим Главрепертком (по контролю за зрелищами и репертуаром), как уже было в 1923 году?

«Новая организационно-правовая форма даёт учреждению дополнительные возможности – упрощение многих процедур, более широкие перспективы получения грантов», – поясняет г-жа Пантелейчук, запутывая нас ещё больше. Ведь «учреждение» не может получить новую форму, не имея старой. И тем более не может «упрощать многие процедуры» и «расширять перспективы», не имея таковых по причине своего небытия. Сложно для руководителя областной культуры? Поясню: не появятся у учреждения дополнительные возможности завтра, если сегодня учреждения ещё нет.

Но проблема даже не в ораторских способностях г-жи Пантелейчук. Наверняка 3 октября она знала, что правительством региона (а руководитель культурного департамента входит в состав правительства) подготовлено революционное решение: «Органы исполнительной власти Новгородской области переходят на проектное управление». Новость под таким заголовком пресс-центр правительства выдал – вы не поверите! – 4 октября, уведомив: «В реализации принципов проектного управления задействованы 17 органов исполнительной власти области, в которых созданы ведомственные проектные офисы. Их работу координирует проектный офис правительства региона – департамент государственного управления».

Значит, плохо координирует работу ведомственных проектных офисов департамент госуправления, если г-жа Пантелейчук не «пропустила» агентский проект через свой проектный офис. Или его в департаменте культуры нет? Или там вообще не знают, что это такое?

Не знают, скорее всего.

В условиях ресурсных ограничений

Между тем, постановлением Правительства РФ № 1050 (от 15.10.2016 г.) утверждено «Положение об организации проектной деятельности в Правительстве Российской Федерации». В главе I. «Общие положения» читаем:

«…2. Термины, используемые в настоящем Положении, означают следующее:

«проект» - комплекс взаимосвязанных мероприятий, направленных на достижение уникальных результатов в условиях временных и ресурсных ограничений;

… «проектная деятельность» - деятельность, связанная с инициированием, подготовкой, реализацией и завершением проектов (программ)».

Да это же просто про нас писано (год назад!). Да, относится к федеральному правительству. Но п.2 постановления №1050 гласит: «2. Рекомендовать органам государственной власти субъектов Российской Федерации организовать проектную деятельность, руководствуясь Положением, утвержденным настоящим постановлением».

Особенно хочется подчеркнуть, что правительство страны рекомендует применять проектные решения «в условиях временных и ресурсных ограничений». Иными словами: не рубить с плеча, не городить огород, прикрываясь намерениями упростить и расширить, а собрать всех заинтересованных юрлиц под крышей единого проектного офиса и всесторонне обсудить план действий.

«Нелепо, смешно, безрассудно»

Кстати, об этом 30 октября в программе «Точка кипения» областного ТВ несколько раз говорил советник губернатора Николай Новичков. Только термин «проектный офис» не употреблял.

Сперва просчитайте, а потом объединяйте – таков был смысл его реплик. Но слушали г-на Новичкова вполуха. Собеседникам было удобнее повторять как мантру: «Учреждения сохранят свой профиль деятельности, основную базу и будут работать в прежнем режиме. Подготовлено новое штатное расписание, в котором предусмотрены нормы рабочей загрузки и количество персонала работников».

Автор этого заклинания и.о. руководителя департамента культуры Борис Зорин, видимо, посчитал, что тем самым снизит накал страстей в четырёх объединяемых учреждениях. Беда чиновника: он всегда говорит долго и ни о чём. «Новое штатное расписание». Значит, старое изменится! А буду ли в новом я, а какая у меня будет зарплата, а круг обязанностей?

Например, в упомянутой телепередаче известный в Новгороде артист на вопрос о зарплате сказал, что за вычетом налогов получает 12-15 тысяч в месяц! Что уж спрашивать у технических работников…

Да их никто и не спрашивал. Оказывается, реформаторы не только до объявления реформ, но и через месяц после их начала в трудовых коллективах не были. Реформы идут некультурно. В общественных кругах говорят, что директором ТКА станет нынешний директор филармонии Александр Вахрушев. Но г-на Вахрушева департамент об этом официально (и неофициально) не уведомлял. Он, конечно, находится в ложном положении: молчать нельзя говорить. То есть департамент напоследок (реформу культуры и свою деятельность нужно завершить до конца года) что-то слепит, а потом на вершину посадит директора агентства.

«Нелепо, смешно, безрассудно, безумно... волшебно! Ни толку, ни проку, не в лад, невпопад... совершенно!»

Всё хорошо, как никогда

Или всё не так уж сумрачно вблизи? Вот г-жа Пантелейчук успокаивает вверенный ей контингент: «Появится единый календарь культурных событий, планируется увеличить количество точек доступа продаж билетов, в том числе на электронных ресурсах, расширить рекламную кампанию». О чем это она? Достойны ли той нервотрепки реформируемые ради единого календаря? В театр или киноцентр такая давка, что неотложно следует ввести продажу билетов через Интернет? Мало рекламы? Да денег-то нет на рекламу!

Но вот появится агентство, дирекция агентства, бухгалтерия агентства… «И всё хорошо, прекрасная маркиза! Всё хорошо, как никогда. К чему скорбеть от глупого сюрприза, ведь это, право, ерунда».

Почему вы не верите, товарищи актеры, осветители и рабочие сцены, господа билетёры и кассиры? Зачем вы пишете президенту?

Знаете, зачем? Их волнует не единый календарь и не продвижение нашего региона на внешний контур. И даже не вероятная подцензурность творчества. «29 декабря в штате не останется ни одной уборщицы, ни одного вахтёра… В театре ликвидируется гараж, однако транспорт нужен именно нам, а не филармонии или киноцентру, – пишут главе государства актёры театра. – Чтобы создать спектакль и показать его людям, каждый выполнял свой блок функций, и если из этой цепочки убрать хоть одно звено, всё начинает рушиться как карточный домик».

Геннадий РЯВКИН