Закон или работает – или его нет

Конституционный Суд показал всем, как реализовать в регионах «спящие» законы о тишине.

Проблема соблюдения тишины и покоя в ночное время с некоторых пор перекочевала в разряд «вечных». Добропорядочные граждане периодически пишут о ней властям всех уровней, публично обращаются в средства массовой информации. А им методично отвечают, мол, статья в законе Новгородской области такая есть и права ваши защищает. И это действительно так. В соответствии со статьей 6 Областного закона Об административных правонарушениях нарушение тишины и покоя граждан в период с 22.00 часов до 08.00 часов и с 13.00 часов до 15.00 часов в будние дни, а также с 22.00 часов до 10.00 часов в выходные (субботу и воскресенье) и нерабочие праздничные дни - влечёт наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот рублей до одной тысячи пятисот рублей; на индивидуальных предпринимателей, юридических и должностных лиц - от двух тысяч рублей до двух тысяч пятисот рублей.

Но есть маленькая неувязочка. Статья эта не работает. Административные протоколы на дебоширов должна составлять полиция, но она этого не делает, потому что не заключено соглашение между правительством Новгородской области и МВД. Необходимость такого соглашения предусмотрена федеральным законодательством и понятно почему: закон - областной, а полиция - федеральная. Не могут власти субъекта Федерации вот так вот запросто приказывать федеральному ведомству, что ему делать.

Заключение, казалось бы, формального соглашения оказалось непреодолимым бюрократическим препятствием на пути торжества закона. Областной закон с такими нужными нормами об охране тишины и покоя, напомню, существует с 1 февраля 2016 года. Но до сего момента все попытки договориться с МВД оказались тщетны.

Справедливости ради надо отметить, что в таком положении оказалась не только Новгородская область. Не смогло одолеть административных препятствий абсолютное большинство субъектов федерации. Что даже сподвигло некоторых из них поставить вопрос об изменении федерального закона – Кодекса об административных правонарушениях. Но и здесь попытки поправить положение оказались неудачными. Вопрос заволокитился, и федеральный закон так и не пополнился соответствующей нормой.

Однако теперь свет в конце тоннеля, кажется, забрезжил. Законодательное собрание Ростовской области поставило вопрос ребром и вообще усомнилось в конституционности таких соглашений. И Конституционный Суд всё расставил по своим местам, издав Постановление №27-П от 2 июля 2018г. Конституцию, к счастью, на этот раз никто не нарушил, и с федеральным законодательством, как и с областными законами, всё оказалось в порядке. Но в упомянутом постановлении за подписями судей Конституционного Суда содержится, по сути, развёрнутая юридическая консультация: как быть  в этих случаях. И оказалось, что никаких непреодолимых препятствий нет. Просто нужно внимательно прочитать федеральные законы и постановления Правительства РФ, в которых чётко прописаны не только требования к содержанию такого рода соглашений, но и к срокам их подписания.

Сроки эти весьма невелики. Направленный, например, правительством Новгородской области в адрес МВД проект соглашения должен быть рассмотрен в течение двух недель. На крайний случай стороны могут продлить этот срок - не больше, чем на месяц. В течение этого срока документ должен быть подписан и направлен в Министерство юстиции на правовую экспертизу, после чего в семидневный срок должен поступить в Правительство РФ для издания соответствующего распоряжения о его утверждении.

Никаких многолетних тяжб между государственными органами различного уровня быть не должно. Как не должно быть и необоснованных финансовых требований со стороны МВД к небогатым регионам. Конституционный Суд в своём постановлении даже привёл успешные примеры таких соглашений, которые всё же удалось заключить с МВД Республике Коми, Татарстану, Хабаровскому краю, Мурманской,  Оренбургской, Ульяновской, Челябинской областям. Они компенсируют органам полиции лишь расходы на оргтехнику, бумагу, канцелярские принадлежности, почтовые расходы и т.п. Понятно, что это не разорительные затраты, тем более что и штрафы по таким правонарушениям целиком зачисляются в областные бюджеты. 

Впрочем, подсказав властям как заключать соглашения, Конституционный Суд отметил и ещё одну немаловажную деталь. Коль скоро законность должна торжествовать на всей территории России, то и органам полиции нельзя просто умыть руки, если ответственность за административное правонарушение установлена не федеральным, а областным законом. Даже если не заключено никаких соглашений с органами власти субъектов Федерации, полиция всё равно должна оказывать содействие в наведении порядка, для чего может и задерживать правонарушителей, и обыскивать их, и направлять на медосвидетельствование на состояние опьянения, и совершать ещё массу привычных для всех действий, которые обычно совершают работники полиции.

А административный протокол на того же дебошира могут составить и иные лица. Например, областные или муниципальные чиновники, на которых такая обязанность будет возложена областным законом. Ведь загвоздка при составлении таких протоколов вовсе не в том, кто возьмёт в свои руки авторучку, а в том, кто в состоянии в этот момент приструнить правонарушителя, в том числе применив к нему и предусмотренную законом силу.

Кстати, в роли составителя административного протокола может выступить и прокурор. И для этого вообще не нужно никаких указаний в областном законодательстве.

Так что выход из сложившейся ситуации судьи Конституционного Суда нашли. Теперь дело за областными властями.

Какой путь они изберут – предпримут ли новую попытку заключения соглашения с МВД с учётом позиции Конституционного Суда или расширят перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы за нарушение тишины и покоя, а может, пойдут сразу по двум этим дорогам – решать им. Главное, чтобы дело сдвинулось с мёртвой точки.

Закон, независимо от того, федеральный он или областной, или есть – и тогда он работает, или его нет. А промежуточного положения не бывает.

Константин ДЕМИДОВ,

заместитель председателя Думы Великого Новгород