Маурисио Макри и его "футбольные" метафоры

Все знают, что для Латинской Америки футбол – это не просто вид спорта, а большое социально-духовное явление. Аргентина в этом отношении – одна из самых характерных стран, и дело не только в том, что экзальтированные фанаты там основали особую церковь, чтобы поклоняться Диего Марадоне.

Возьмем нынешнего президента Аргентины Маурисио Макри. Его публичные выступления интересы тем, что содержат целый набор метафор на «футбольную» тему. Лидер уподобляет футбол государственным делам, а управляемую им страну сравнивает с национальной сборной.

Приведем несколько любопытных примеров.

В марте 2016 г., только еще задавая ориентиры своего будущего политического курса и выступая перед парламентом Аргентины, он заметил: «Мы вместе формируем команду, которая изменит историю». В том же месяце, во время выступления в Совете по торговле Росарио, сказал: «Я знаю, что наша роль (имеет в виду свое правительство) такая же, как у тех, кто стрижет газон, рисует разметку, расставляет флажки, а вам уже – играть матч». В июле 2017 г. во время встречи с кабинетом министров Макри были произнесены такие слова: «Как ответственный лидер…, я чувствую, что наша Национальная сборная очень преуспела». Имелись в виду позитивные изменения на провинциальном и местном уровнях, которые за прошедшие с начала его администрации 18 месяцев реализовали политики от коалиции «Cambiemos». Наконец, в августе 2017-го в одном из газетных интервью в связи с обещаниями Макри улучшить перспективы человеческого развития в стране прозвучали такие его слова: «Я всегда был фанатом своей страны».

Сами аргентинские ученые, проводя метафорический анализ речей Макри, объясняют использование им "футбольных" ассоциаций следующим образом. Футбол – образ, сплачивающий нацию, вызывающий у нее чувства солидарности и заведомо положительные эмоции. Правительство Макри поставило перед собой несколько амбициозных и трудных целей, таких, как, например, искоренение бедности, и для достижения их необходимо апеллировать к национально-объединяющим картинам и состояниям.

Но, зная общий политико-идеологический бэкграунд для Макри и его движения «Cambiemos», можно подойти к выступлениям Макри по-другому. Так, стоит обратить внимание на два момента.

Во-первых, заметим, что еще во время предвыборной гонки Макри много рассуждал о том, как киршнеризм придал Аргентине во внутренней и международной политике неверное направление, обрек ее на ненужный национализм, стагнацию, закрытость от прогрессивных североамериканских и европейских партнеров. Макри хотел вернуть Аргентину в более уместный, по его мнению, контекст нормальных западных демократий. Поэтому, если Аргентина для Макри – хорошая команда, она, очевидно, играет по правилам и слушается рефери, а за этими «правилами» и «судьями» можно образно увидеть именно приемлемое для глобального Запада мироустройство.

Во-вторых, критика президента в самой Аргентине часто касается того, что в нем ощущается не общенациональный лидер, а выразитель интересов наиболее богатых и устроенных слоев населения. О том, что у самого Макри, похоже, также нет общенационального самовосприятия, могут говорить и его «футбольные метафоры». Как мы видели выше, определить себя в какой-то единой роли относительно Аргентины – команды президент не может: он то ее болельщик, то капитан, то вовсе технический персонал, который «стрижет газон и расставляет флажки». Показательно при этом и то, что лидер не всегда готов оказываться «внутри» ситуаций, происходящих с Аргентиной-командой (как, например, ее «капитан») – иногда он лучше будет наблюдать за ними с безопасного расстояния (как «болельщик»).

В общем, футбол может многое рассказать об актуальной аргентинской политике. Интересно, чем для правительства Макри обернется сенсационный преждевременный вылет уже теперь настоящей Equipo Nacional с ЧМ-2018?

Автор: Ксения Коновалова