Муки творчества

Писатель Платочкин все никак не мог уловить момент, когда пора садиться за рукопись. Сначала образы казались ему размытыми, нечеткими, а потом картина складывалась настолько полно, что и писать было не о чем…

Образы подстерегали литератора в самых неожиданных местах. Наблюдая за круговоротом капелек жира в супе, автор написал рассказ о суетности современной жизни, пыль, оседающая на мониторе, навеяла туманный фон повествования, а пустой тюбик зубной пасты склонил концовку сюжета к мрачному финалу.

Платочкин повесил за окном кормушку. Мало кто догадывался, что прообразами героев стали пернатые, регулярно опустошавшие содержимое импровизированной столовой. Юная доверчивая героиня была списана с шустрой синички, что прилетала каждое утро и терпеливо ждала подношение, раскачиваясь на ветке. Преступный авторитет, цинично идущий к своей цели – зеркальное отображение грузного наглого воробья, который не только надолго занимал кормушку, но и раскидывал то, что не смог доклевать.  А теща главного героя обрела зримые черты после того, как в кормушку прилетела сорока.

Отдушиной в минуты кризиса для писателя становился литературный сайт. Критикуя графоманов, автор чувствовал, как растет его уверенность в собственных силах.

Литератор стремился казаться циничным. Любимым анекдотом, который он всегда рассказывал в кругу друзей, была история одной поэтессы, которую родственники тяжело больных людей нанимали для гуманной эвтаназии. Поэтесса, между тем, была уверена, что делает благое дело, читая умирающим свои стихи.