Сережа

Сентябрьский вечер задергивал темный занавес. Заметно похолодало. Две женщины, кутаясь в накинутые на плечи платки, молча сидели во дворе своего дома.  Из окон еще неслась музыка бесконечных реклам, гремела посуда, слышались детские крики. Вечер, пошумев напоследок ветерком, разворошив крону старого тополя, под которым стояла не менее старая скамейка, отправился на отдых. Ночь гасила огни, дула осенним холодом в распахнутые форточки, бросала пригоршни пожелтевших листьев прямо на головы женщин. Но они, казалось, не замечали ни холодного ветра, ни сгустившихся сумерек. Только изредка в тихой молитве старшая женщина поднимала глаза к слепому небу: «Лишь бы дождя не было».  Ей  вторила молодая: «Не будет, не может быть…»

***

Совсем недавно в одной из социальных сетей меня нашли мои бывшие ученики, мои первенцы, мои любимчики. Огромный класс, более сорока человек так прочно укрепились в моей памяти, что я даже сейчас, спустя двадцать пять лет, могу о каждом из них рассказать массу интересных историй. Сереженька, слишком мелкий для своих восьми лет, слишком застенчивый, запомнился мне удивительным румянцем и огромными васильковыми глазами. Он так мило смущался, когда я спрашивала его у доски, так теребил полу своего пиджачка, что мне хотелось подсказать, помочь, вытянуть. А он, будто чувствуя эту мою поддержку, смущался еще больше. Ему было стыдно, что не оправдывал моих ожиданий.  Письменные работы ему удавались куда лучше, ведь он мог сосредоточиться на задании, а не краснеть от всеобщего внимания. И тем удивительнее оказалась сцена, когда Сереженька ввязался в драку, защищая девочку. К слову, эта девочка была вдвое крупнее своего защитника, и покладистым характером не отличалась. Я была уверена, что драку инициировала она. Сережа не стал разбираться кто виноват. Для него мысль, что девочку можно бить, была недопустима.

Мои славные мальчики и девочки, мой первый учительский год. Сколько разговоров о достоинстве и справедливости, о долге и чести.

«Елена Викторовна, а вы знаете, что случилось с Сергеем?», - писали мне мои повзрослевшие дети.
Я не знала. Очень скоро я переехала в другой город и все контакты оборвались.
«Он погиб в «горячей" точке пять лет назад».

В это невозможно поверить. Этот милый, лучистый мальчик, мальчик, который, не раздумывая бросался на помощь слабым, погиб? Оказывается, мальчик вырос, стал офицером и уехал воевать.

«Елена Викторовна, вы не представляете, какой светлый он был человек. Он всегда всем помогал».

Почему не представляю? Еще двадцать пять лет назад, увидев сжатые кулачки самого маленького мальчика класса, я знала, что в груди Сережи бьется храброе и доброе сердце.

***

Две женщины сидели у цинкового гроба, в котором лежал их сын и брат. Тело привезли еще днем, но поднять в квартиру не удалось. Мальчик Сережа вырос в высокого статного офицера, а проходы их старенького дома были слишком малы. Мать и дочь всю ночь провели в пустом дворе с мольбой о безоблачной погоде, но утренний ветер все же нагнал дождь.  Крупные капли били по самодельному пологу, который женщины с трудом удерживали над дорогим телом, не замечая леденящего холода.