Тайна Медвежьей заводи (фрагмент)

13.07.2018

Голос, услышанный из трубки, принадлежал Верке, давней приятельнице, большой мастерице раздувать микроскопическую песчинку до размеров Эвереста. Вот и сейчас по всхлипываниям и стонам можно предположить, что у нее случилось что-то экстраординарное. Но я слишком давно знаю эту женщину. Еще в студенческие годы, она даже после сдачи экзамена на "отлично", могла целый день повторять, что судьба сыграла с ней дурную шутку. На наши недоуменные высказывания по поводу ее недовольства, Верочка со вздохом отвечала, что билет, мол, который ей достался, она вовсе не учила, что все остальные вопросы она знала в совершенстве.

 Вот и сейчас, заслышав в трубке рыдания и всхлипы, я, зажав одной рукой телефон, равнодушно ставила чайник на плиту. Давно уяснив, что моя подруга вовсе не та особа, которая позволит оборвать ее стенания, пусть даже у слушателя в этот момент горит дом, решила выслушать исповедь максимально комфортно – с чашечкой дымящегося чая. Конечно, лучше было бы провести время за чтением, но на такое явное пренебрежение «горю», я все же была неспособна. Стараясь направить монолог подруги в позитивное русло, я пыталась что-то спросить в перерывах между всхлипываниями, но в ответ трубка отвечала целыми руладами рыданий. Так и не уяснив в чем собственно, суть проблемы, я методично обыскивала полочки шкафчика в надежде обнаружить на них нечто съедобное, слегка поругивая себя за такое нарочитое пренебрежение к ведению домашнего хозяйства. Наконец, мне удалось обнаружить пачку печенья, спрятавшуюся за банку в которой я хранила соль. Почти одновременно с этим радостным открытием, сулившим мне спокойное чаепитие, трубка произнесла то, что мне сразу не понравилось: «Приезжай».

 Ехать, конечно же, никуда не хотелось. Более того, на то, чтобы добраться до дома Верочки, мне пришлось бы затратить остаток вечера, а на то, чтобы вырваться из ее довольно цепких объятий, боюсь, не хватило бы и ночи. Пока мой мозг лихорадочно придумывал достойный ответ, а надо сказать, что задача эта не из легких, женщина твердо убеждена, что по ее малейшему зову, Земля должна сойти с оси, трубка произнесла: «Ты все еще занимаешься париками?». Решив, что подруга повредилась рассудком, и даже почти уговорив себя немедленно отправиться на помощь к одинокой женщине, я все же спросила: «Тебе зачем?».

 Я, действительно торгую париками и различным накладками для волос. Но связать этот факт с плачем подруги я не могла никак. «Да ты меня не слушаешь вовсе», - обиделась трубка. Пришлось заверить, что, наоборот, очень внимательно слушаю, и пытаюсь понять, что же в действительности произошло, и чем я могу помочь, о ужас, в одиннадцать вечера.

История, услышанная мной, показалась мне больше комичной, чем трагичной, и я с трудом сдерживала себя, чтобы не рассмеяться. Хотя, вероятно, произойди она с кем-то другим, я бы только посочувствовала. Вера живет одна. В принципе, этот факт меня удивляет мало, я не могу представить мужчину, способного вынести все эти «страдания». Детьми она тоже не обзавелась, к счастью, на мой взгляд. Но женщина никак не может смириться с участью одиночки. Она до сих пор тешит себя надеждой, что ее принц просто подзадержался в дороге. Конь ему, вероятно, такой достался. Верочка всегда очень тщательно следит за своей внешностью. Если бы подруга так же тщательно следила за тем, что вырывается из ее уст, успех был бы обеспечен. Ее ванная комната напоминает мне витрину магазина. Поверьте, такое количество баночек, тюбиков и коробочек я не видела ни у кого. Огромный стеллаж от пола до потолка заставлен различными кремами, пенками, пилингами, скрабами, шампунями и прочими дамскими забавами.

 Недавно к Верке приехала ее тетка, довольно пожилая женщина, которая просто помешана на чистоте. Короче, она нечаянно разлила шампунь, стоящий на бортике ванны, и, побоявшись, что хозяйка рассердиться, налила в бутылочку из-под шампуня жидкость для депиляции. Подруга мне хвалилась, что приобрела довольно дорогое средство для удаления волос. Верочка залезла в ванну, в надежде понежиться в растворе солей, нанесла шампунь, как она думала, на голову, и задремала. Самое интересное, рассказывала бедняга, что волосы, почему-то выпали неоднородно. Теперь она не может даже просто выйти на улицу.

Пообещав подруге привезти несколько париков на выбор, я, наконец, отсоединилась. Сон окончательно покинул меня. Конечно же, для женщины остаться без волос, действительно, очень неприятно. Но Верка столько раз устраивала истерики по самому незначительному поводу, столько раз плакалась на судьбу, что даже такое событие не вызвало у меня сочувствие. Но наутро, выбрав, на мой взгляд, самые подходящие варианты, я все же отправилась к подруге.

На звонок в дверь долго никто не открывал. Мне пришлось несколько раз нажать на кнопочку, пока, наконец, за дверью послышался шорох.
- Вер, это я, открывай, – замок щелкнул, и я увидела подругу.

Шорты и маечка плохо сочетались с огромной вязаной шапкой, венчавшей худенькую Веркину фигурку. Красные распухшие глаза, отсутствие макияжа, все казалось взывало к жалости.

- Проходи, - как-то прошелестела подруга.

- А где твоя гостья?

- Прячется в комнате. Нет, ты представь, мне бы кто сказал – ни за что не поверила, что такое возможно.
Закрыв за мной дверь, женщина стянула со своей головы бесформенный головной убор, приличествующий разве что, какой-нибудь старой деве, отметившей восьмидесятилетний юбилей.

– Вот полюбуйся.
 А полюбоваться было на что. От роскошных рыжих локонов подруги осталось несколько прядей, нелепо свисавших с почти лысой головы. Причем все эти остатки былой шевелюры как-то сгруппировались возле левого уха, прямо жались к нему в страхе последовать за своими собратьями. При этом вся правая половина головы была абсолютно чиста от каких-либо излишеств.

- Ничего себе, - я не удержалась. В ответ на это мое восклицание подруга тоненько заголосила. Никогда прежде я не слышала от Верки подобных звуков. Похоже, женщина окончательно обессилела, оплакивая ночью свою шевелюру. 

- Так, надо думать, что можно еще сделать.

- А что тут сделаешь? Только прическу, прославленную Котовским.

- Я принесла парики, пойдем, примерим.

- Настя, представляешь, я ведь теперь не могу даже в магазин выйти. Хорошо, что я сейчас в отпуске. Хотя, о чем я говорю. Они же не отрастут за месяц, - тут женщина опять затянула свою заунывную мелодию.

 Я почти силой втолкнула подругу в комнату и вытряхнула принесенные парики из сумки.

- Примеряй.
 Давно заметила, что с людьми в истерике надо действовать как можно жестче. Если я сейчас начну жалеть подругу, то мой визит продлится до вечера, а мне еще надо разыскать Александра, упорно не включающего телефон. Всхлипывая, Верка принялась за примерку. В разгар лета парики далеко не самый популярный товар, поэтому я попросту сгребла все модели, которые мне показались мало-мальски подходящими, и теперь подруга на моих глазах меняла образы. От брюнетки-вамп пришлось отказаться сразу. Варианты со слишком ярким тонированием, мы тоже отмели. Наш выбор пал на паричок с аккуратной стрижкой под цвет былой Веркиной шевелюры и роскошные длинные белые локоны. Хотя, на мой взгляд, локоны все же придавали образу подруги некую вульгарность, но, заметив блеск в ее глазах, я не решилась ей об этом сказать.

- Слушай, но тебе нужен парикмахер. Давай я позвоню своему мастеру, и он пострижет тебя дома?

-  Я даже не подумала об этом. Было бы здорово, - похоже, подруга окончательно успокоилась.

Я поспешила ретироваться, вежливо отказываясь от предложенного чая, опасаясь, что чаепитие может затянуться. Подруга, спрятав остатки своих волос под аккуратной паричок, вызвалась проводить меня до ближайшего магазина.

- Представляешь, - говорила она по дороге, - моя доброта меня сгубила. И зачем я только согласилась на то, чтобы ко мне привезли тетю Таю? Мой двоюродный брат с женой давно мечтали о летнем отдыхе. Только вот куда уедешь, когда на твоем попечении обезумевшая старуха? Вот я и напросилась на неприятности. Бабка с утра до вечера что-то моет, чистит, просто пунктик у нее такой.

 Признаться, квартира подруги на меня всегда навевала подобные желания. Очень уж тяжело смотреть на горы грязной посуды и елочные украшения, развешенные по стенам в июле. Но для Верки все это было чем-то малозначительным. Она постоянно жаловалась на отсутствие денег на ремонт, и тем самым объясняла свое нежелание привести квартиру в порядок.

- А сегодня, - продолжила женщина, - старушка и носу из своей комнаты не высовывает.

 К счастью, мы подошли к магазину, где и расстались. По-моему короткая стрижка очень идет Вере. Глядя на ее фигурку, скрывшуюся за дверьми магазина, я думала, что недостатки натуры гораздо труднее исправить.