О том, как я выбросила хлам, отдала льва в хорошие руки, но так и не стала счастливой. Пока.

12.04.2018

Однажды я поняла: со львом пора прощаться. С этого всё и началось. Хотя, пожалуй, надо рассказать, что было за два года до этого.

Тогда у меня ещё была личная жизнь, а в этой личной жизни - ванная, которая требовала ремонта (и нет, это не эвфемизм, хотя капработы необходимы были не только санузлу). На ремонт нужны были деньги. Уже не помню, кто из нас придумал продавать вещи, которых за десять с хвостиком лет совместной жизни накопилось немало. В основном, подарки: мира – нам и наши – друг другу. Мы отсортировали то, что нам было не слишком нужно и дорого, сфотографировали и выложили на сайтах и в группах. Продавали за бесценок: «лоты» уходили по цене от 300 до 2000 рублей. Лучше всего шла техника и женские сумки. За пару месяцев наторговали на 30 тыс., параллельно раздав кучу барахла за так. Как-нибудь расскажу подробнее, как это было.

Но одно дело - раздавать и продавать вещи, к которым не сильно прикипел, и совсем другое - лев. Львёнок Симба, керамический, из парижского Диснейленда. Собственноручно выбранный, купленный и привезённый в 1996 году (тогда, если кто помнит, популярны были альбомы с персонажами мультфильма «Король Лев»). В комплекте с Симбой шла его подруга Нала, львица детского возраста. Эта парочка простояла на полке – страшно подумать – 20 лет, превратившись из модного заграничного сувенира в милую безделушку из детства. Компанию им составляли рамки с фотографиями, берлинский медведь (трофей из той же поездки в Европу), расписанный красками камень-«голыш» из Анапы (две смены подряд в студенческом лагере), засохшая роза (память о свидании), статуэтки и другие мелочи. И хотя к тому моменту в этой – родительской – квартире я не жила уже больше десяти лет, выкинуть или отдать их рука не поднималась. Потому что память. Потому что когда-то такого было не достать. Да и видела я всё это всего несколько раз в год, когда заезжала в гости.

Но однажды, заехав, я вдруг взяла огромный мешок, сложила в него все школьные дневники, конспекты, рисунки, записки, блокноты с заметками, открытки с пожеланиями, письма друзей, кинула сверху фотографии и пыльную рассыхающуюся розу и вынесла мешок на помойку.

Я не знаю природы этого «вдруг». Не знаю, как приходит понимание, что пока не освободишься от старого, не придёт новое. Что события, о которых ты помнишь только благодаря сувенирам, вообще не стоят того, чтобы держать их в памяти, а то, что делает тебя по-настоящему счастливым, не забывается никогда.

Прошло – полтора? два года? Я продолжаю избавляться от вещей. Вчера, например, начала удалять фотографии с жёсткого диска. Не все, выборочно. Говорят, главное, когда выбрасываешь хлам, не начать его разглядывать. Мне же кажется, иногда потратить время и разглядеть старые вещи как раз нужно – чтобы попрощаться с ними. Навсегда.

Сделало ли меня избавление от вещей счастливой? Увы, нет. Счастливей? Наверное, да. Во всяком случае, легче и свободнее. И это только начало.

А львят я тогда отвезла в благотворительный магазин. Быть может, они стоят сейчас у кого-то на полке. Привет, Симба и Нала. Надеюсь, у новых владельцев вам хорошо.