Что не так со сквером Рязанова

01.11.2017

Евгений Нектаркин побывал в новом самарском сквере и оценил его качества.

В конце прошлой недели в Самаре состоялось открытие сквера Эльдара Рязанова. По замыслу создателей, новое пространство должно стать частью музейного комплекса, посвященного великому режиссеру, и влиться в архитектурную среду Самары в качестве “знакового места”, востребованного у горожан. И если с мемориальной функцией сквер справляется, то появления нового публичного пространства в старом городе никто не заметил.

О планах по созданию сквера стало известно весной 2016 года. Для него даже пожертвовали автомобильной стоянкой городской администрации. Решение прогрессивное и, можно сказать, волевое. Особенно на фоне бесконечных баталий с застройщиками за машиноместа и регулярных вбросах о введении платной парковки на улицах исторического центра.

Город для пешехода, а общественные пространства - это не только самые большие площади годные для проведения военных парадов. Похоже, в администрации что-то прознали о современных тенденциях и потребностях горожан. Дело было за малым - сделать городскую среду сложной, интересной и доступной.

Несмотря на знаковость места, авторов проекта выбирали без архитектурного конкурса. Проект кулуарно подготовили в управлении главного архитектора города и на публичные слушания не выносили.

Единственное обсуждение эскизов сквера, состоявшееся летом 2017 года, закончилось провалом. Жители соседних домов, которых позвали на презентацию, раскритиковали уже утвержденный проект за “излишнюю упрощённость”. Но при реализации, сквер ещё более “упростился” по сравнению с эскизами.

В основу пространственной организации сквера положен “технический коридор со множеством коммуникаций”, расположенный под землей. Как сообщил в одном из интервью главный архитектор города Алексей Самарцев: “тротуарное покрытие и малые архитектурные формы должны быть такими, чтобы в случае аварии их можно было без ущерба демонтировать и потом легко вернуть на место”.

Поэтому сквер Рязанова - это мощеный плиткой прямоугольник размерами 10х30 метров, с размещенными по периметру лавочками, информационными стендами, деревьями и кустами в кадках. Скульптура режиссера “посажена” в глубине сквера и из-за уклона рельефа в сторону Волги немного теряется. За скульптурой организован пустырь, где по всей вероятности будет установлен экран. По вечерам на экране обещают крутить фильмы Эльдара Рязанова.

Со стороны улицы Фрунзе сквер граничит с тротуаром, заниженным до уровня проезжей части для удобства водителей, парковавшихся раньше на этом месте.

Авторы не догадались поднять тротуар на несколько сантиметров до уровня сквера, чтобы обозначить приоритет пешехода и увеличить его зону комфорта. В результате, автомобили могут вплотную подъезжать к границе сквера, а под ногами пешеходов появилось ещё одно препятствие - бордюрный камень, о который обязательно будут спотыкаться.

Как театр начинается с вешалки это пространство начинается с театральной тумбы, которая знакомит прохожего с эстетикой советской киноафиши. Удачно расположенная по улице Фрунзе, она приглашает зайти, настраивая на теплое ламповое пространство, воспетое в фильмах Э. Рязанова.

Но само это пространство, решенное без каких-либо затей и намеков на уют и ламповость, зайти не приглашает. Здесь некомфортно, как на пустыре, заключенном между стеной дома №120 рядом кустарника с другой стороны. Может быть лет через 10, когда саженцы плодовых деревьев, высаженных по границе сквера, поднимутся и скроют его от улицы, этот эффект пропадёт.

Кстати, проект главного архитектора предусматривал зонирование сквера и дробление на мелкие пространства за счет того же кустарника, скамеек со спинками или уличных диванов, размещенных спиной к улице Фрунзе. Но от реализации идей, изображенных на эскизах по какой-то причине отказались.

Оказался невостребованным проект сквера, ранее разработанный архитектором Дмитрием Храмовым, автором мемориальной доски Э. Рязанову на фасаде дома №120. Дмитрий предлагал создать сквер в образе кинозала с деревянной террасой, приподнятой над рельефом улицы, направленным светом и другими решениями, позволяющими сформировать небольшое уютное городское пространство.

Авторы реализованного проекта предлагают несколько сценариев проведения времени в сквере: а) почтить память великого режиссера, б) сфотографироваться с его скульптурным изображением и в) - почитать о непродолжительных отношениях Эльдара Рязанова с Самарой со стендов.

Можно ещё посидеть на лавочке, но лавочки без спинок. Поэтому засидеться с книжкой или ноутбуком не получится. Напрашивается вывод, что основная целевая аудитория этого пространства - транзитные пешеходы, которые зайдут в сквер по пути из точки А в точку Б, а единственная его функция - мемориальная.

В очередной раз упущена возможность создать современное городское пространство, свое - самарское, уникальное, с духом и памятью места. Вместо небольшого и уютного сквера самарцы получили безликую холодную территорию, в которую не захочется вернуться, назначить здесь встречу, встретиться и задержаться.