Каковы шансы, что Самара в обозримом будущем увидит новый Дворец спорта на старом месте

13 октября Дмитрий Азаров сообщил, что денег на строительство нового Дворца спорта на месте снесённого ЦСК ВВС в бюджете "просто нет". 17 октября врио вице-губернатора Александр Фетисов в губдуме рассказал о том, что построить на руинах к ЧМ-2018 ничего не успеют. Площадку пока обнесут забором. "Интересная Самара" разбирается в том, как дальше могут развиваться события.

Есть ли шансы, что деньги на строительство спортивного сооружения волшебным образом найдутся? Планировалось, что возведение новой ледовой арены будет профинансировано на половину из бюджета. Вторую половину проспонсирует "Роснефть", в честь которой и будет назван объект. Сумма необходимая для строительства новой арены - 2,6 миллиарда рублей. То есть нужно больше миллиарда бюджетных средств. Это очень солидная сумма для региона. Учитывая, что в сложной экономической ситуации на значительную федеральную помощь после ЧМ-2018 Самаре не стоит (и так уже получили немало), местному бюджету, в котором денег "просто нет" придётся решать крайне непростую задачу.

Ключевой вопрос: действительно ли нужно эту задачу решать и в каком виде? С одной стороны, история со сносом Дворца и непониманием дальнейших планов - серьёзный репутационный удар. С другой, не совсем понятно реально ли нужно городу сейчас это сооружение в этом месте.

Хоккейный клуб ЦСК ВВС глубоко лежит на дне турнирной таблицы Высшей хоккейной лиги, а о КХЛ городу даже и задумываться не стоит. Даже тольяттинская "Лада" (а именно Автоград традиционно негласно отвечает в регионе за хоккей, в то время как Самара считается футбольным городом) находится на последней строчке конференции "Восток" КХЛ. Для того, чтобы "поднять с колен" ЦСК ВВС также потребуются немалые бюджетные средства. Причём не единовременные. Даже в своей нынешней ипостаси хоккейный клуб получает из регионального бюджета 50 млн. рублей субсидий.

Сейчас ЦСК ВВС играют во Дворце спорта "Кристалл" на Мехзаводе, рассчитанном на 800 зрительских мест. Рекорды посещаемости игр хоккейного клуба в более славные для команды времена в 2011-2013 годах вращались вокруг цифры 3 000 человек. Короче говоря, ситуация сейчас малоприятная, но не совершенно критичная для болельщиков самарской команды.

Есть и ещё один важный момент, связанный со сносом объекта: город лишился своей крупнейшей концертной площадки. Здесь в последнее время проходили самые крупные гастрольные привозы - Sting, The Prodigy, Земфира. Вторая по величине площадка такого рода - МТЛ-Арена - слишком маленькая для того, чтобы делать привоз в Самару гастролёров такого масштаба экономически целесообразным. Соответственно, в холодное время года город лишился возможности принимать у себя топовых артистов.

Зато шансы на то, чтобы стать главной гастрольной площадкой густонаселённого региона появляются у Тольятти. Самарская публика уже охотно ездила на Цирк дю Солей в новую "Лада-Арену". И если, например, Земфира решит снова вернуться на сцену и её привезут в Автоград, нет никаких сомнений, что самарцы сядут в автомобили и поедут на концерт в соседний город. То есть и здесь ситуация без Дворца неприятная, но не критичная. А для самолюбия проблемного моногорода очень даже благоприятная.

Некритичность ситуации с отсутствием в Самаре крупной ледовой арены вкупе с серьёзными проблемами бюджета наводит на мысли, что строительство объекта может растянуться на долгие годы. Настолько долгие, что решать задачу придётся уже не врио, который станет губернатором, а тому, кто займёт кресло за ним. Стерпится-слюбится. Возможно, стерпится настолько, что проект Дворца поменяет даже место строительства и переедет поближе к футбольному стадиону, например. Есть же в этом своеобразная логика?.. А уж освоить золотую землю у Волги в центре города желающие всегда найдутся.

В пользу же положительного решения вопроса сам собой говорит гигантский пустырь в одном из самых заметных мест Самары, который ещё долго не будет давать покоя жителям. Впрочем, учитывая, что к ЧМ всё равно ничего с ним сделать не смогут, то и дальше можно будет тянуть годами до следующего большого формального повода значительных перемен.