"Эхо Москвы" и государственные деньги. Что имел в виду Владимир Путин?

Фрагмент передачи "Персонально Ваш" с Алексеем Венедиктовым.

Полный эфир здесь: https://echo.msk.ru/programs/personalnovash/2085784-echo/

С.Бунтман― А мы начнем вот с чего – мы начнем с государственных денег, потому что каждый спрашивает. Каждый, себя уважающий слушатель, посетитель, который имеет отношение к нашей передаче как задающий вопрос, спрашивает, что это такое сказал президент Путин о государственных деньгах, и что об этом такого нет нигде. И прочее. Но это в связи с расследованием нападения на Таню Фельгенгауэр. Вот что он, собственно, сказал? Вот что он сказал?

А.Венедиктов― Он сказал то, что все слышали, Сергей. Вот то, что он сказал. Что, повторить, я не знаю?..

С.Бунтман― Ты известный дешифровщик.

А.Венедиктов― Да, я дешифровщик, я толкователь. Во-первых, можно отнестись к этому весело. Потому что когда я тут спросил одно из газпромовских менеджеров, где бабло, знаешь, какой я получил ответ?

С.Бунтман― Какой?

А.Венедиктов― А он не сказал, какого государства деньги.

С.Бунтман― Ах вот, в чем дело!

А.Венедиктов― Да. Я получил сразу такой отлуп.

С.Бунтман― Это красиво.

А.Венедиктов― Но это в виде шутки. Я всегда, когда президент что-то говорит и не только президент, когда какие-то публичные люди чего-то говорят, я в отличие от всякого рода шутников и весельчаков, пытаюсь понять, что за этим стоит, чьи интересы и чье понимание, потому что просто так, в простоте своей — просто так никто ничего не скажет.

Вот мы сейчас разбирали про биоматериалы как целый час с Александром Марковым… Что касается государственный денег, на которые живет «Эхо Москвы», за счет которых живет «Эхо Москвы». Здесь есть длинноплановый ответ.

Что имел в виду президент, скорее всего? Президент имел в виду, скорее всего, что две третьих акций «Эха Москвы» принадлежит государству через «Газпром-Медиа». И если считать «Газпром-Медиа» государственной кампанией, – а я вам напомню, что «Газпром-Медиа» лишь на 47% принадлежит «Газпрому» на самом деле, а дальше – частным лицам, частным компаниям, поэтому если исходить из этого, — то да, президент прав, но мы этого никогда не скрывали. Действительно, 66,4% акций «Эха Москвы» принадлежит государственной компании «Газпром-Медиа». Если ее считать государственной» компанией. Здесь спору нет. Если президент имел в виду это, то это вот это…

Теперь вопрос, собственно, плат и денег. Вот я покажу, у меня в руках отчет про исполнение бюджета «Эха Москвы» за 16-й год, за полный год. Я посмотрел приход – расход. Кстати, этот отчет по бюджету я получил, благодаря только тому, что, видимо, начались эти разговоры.

Могу доложить, это есть в этом бюджете, в отчете: 99,2% денежных доходов «Эхо Москвы» — это реклама. Так и указано. Причем это делает генеральный директор, подписывает этот бюджет «Эхо Москвы». Напомню, что генеральный директор был назначен нам Лесиным и является женой заместителя Пескова Дмитрия Сергеевича, то есть члена администрации.

Так вот 99,2% денежных доходов – это доходы от продажи рекламы. И 0,8%, потому что, действительно, в 16-м году бюджет был дефицитен – это вот в этих цифрах. Это коммерческий кредит коммерческого банка. Конец истории.

Ни копейки бюджетных средств я не нашел. Ни копейки субсидий от «Газпрома», от государственной корпорации я не нашел. Ни копейки субсидий от «Газпром-Медиа», если мы ее считаем государственной корпорацией, я не нашел. Их нет.

То есть, скорей всего, президент имел в виду государственную собственность, иначе я объяснить это не могу, потому что «Эхо Москвы» зарабатывает и тратит в соответствии с теми заработками, которые есть. Вот и вся история.

В этой связи нас тоже можно называть государственным радио тогда. Но тогда, где бабло? Потому что, когда у нас ВГТРК помимо рекламных доходов получает дотацию, невозвратную субсидию 24 миллиарда рублей в год — 23,4, чтобы не соврать – это я понимаю. Это государственное… Если мы государственные – платите.

С.Бунтман― Да, чего-то у нас ни от нашего государства, ни от Госдепа нет…

А.Венедиктов― Это отчет не мой. От Госдепа тоже нет. Нет ни одного гранта ни одного государства, ни от одной некоммерческой организации. В бюджете 16-го года в полном – вот год закончился последний – нету. Уверяю вас, и в 15-м, и в 14-м, и в 13-м было то же самое. Где-то был доходный год, сейчас год дефицитный – 16-й, как вы видите – 0.8% дефицита. Но представим себе, что ВГТРК бы государство не платило субсидий: работайте на рекламном рынке, как вы работаете…

С.Бунтман― Ну чего? У них много рекламы.

А.Венедиктов― Субсидия составляет 46%. Собственно, дефицит ВГТРК – 46% тогда. Поэтому не надо нам рассказывать… То есть я думаю – это моя интерпретация, — что Владимир Путин имел в виду государственное владение двумя третями «Эха Москвы» через «Газпром», «Газпром-Медиа».

С.Бунтман― «Говори так, как РТР, — пишет Александр – и получишь бабло».

А.Венедиктов― Это может быть. Да. Но тут, наверное, обратное: сначала денежки. Деньги вперед, что называется. Это мы видим очень хорошо.