Forty Thieves Orkestar

30.03.2018

Кто сказал, что играть восточно-европейскую музыку можно только если родился и вырос в восточной европе? «Звёздный оркестр сорока воров», - примерно так можно перевести название коллетива, которое отсылает нас к арабской сказке, известной в России как «Али-Баба и сорок разбойников»

Сегодня из нового старого очередной мультистилевой фьюжн. Включайте и читайте!

Заразительной смесью знойных восточных мелодий и промозглых лондонских битов Forty Thieves Orkestar создают уникальный звук как на записях, так и на своих энергичных выступлениях. В их музыке цыганские балканы, клезмер (музыка бессарабских евреев), танец живота, хип-хоп, даб в стиле King Tubby и абстрактные звуковые пейзажи голливудовских саундтреков. Медь, кларнет, аккордеон, скрипки, ударные и перкуссия переплетаются с этническими сэмплами, ломаными барабанами, вызывающей атмосферой и небольшими студийными хитростями.
Будущий проект Forty Thieves Orkestar родился с подачи Эйдана Лава и его экспериментов над разными сэмплами и набросками мелодий. Первый трек Beirut Express появился очень инстинктивно с его богатой смесью танца живота, арабских мелодий, клубных ритмов и причудливых, но тёплых звуковых эффектов. Примерно в это же время он сходил на несколько концертов клезмеров и на выступление удивительного румынского ансамбля Taraf de Haidouks. Именно в этот момент Эйден понял, насколько в музыке важны сотрудничество с другими музыкантами и их свежие идеи. Он начал искать мастеров, которые могли бы воплотить его идеи в жизнь. Первым стал маэстро кларнета Идрис Рахман, и после двухчасового сейшена с ним «сорок воров» навсегда стали другими. А уже после последующих сеансов совместной игры со знатоком цыганской джазовой скрипки Джо Таунсендом и аккордеонистом Мартином Грином выкристализовался саунд и вышли первые первые четыре трека.


Спорадические джем-сейшены и их записи конца 2003-го — начала 2004-го принесли свои плоды; трек Big Belly Beat использовали в диснеевском «Вокруг света за восемьдесят дней» (со Шварцем и Джеки Чаном). Лето 2004-го видело и робкие попытки выступить, правда только в виде проигрывания компакт-диска с записями. После опыта по программингу для бельгийской поп-звезды Axelle Red, Эйдан купил красивый и мощный ноут и выступил в Лондоне с тремя, а затем и с семью «ворами». К 2005му году для альбома были готовы около пятнадцати треков, и после студийной полировки одиннадцать таки в него попали, а “оркестар” в июне лабал их на сцене Lost Vagueness Гластонберрийского фестиваля.
Первый альбом Forgotten Tales изначально был выпущен на собственном лейбле Эйдана Crafty Music в конце 2005-го. Вскоре известный по работе с Moreno лейбл Sterns Africa занялся переизданием и выпуском дебютника в Штатах и Европе. 2006-2007 годы показали нам растущую и развивающуюся банду. Новые музыканты придали коллективу новую захватывающую форму, появились первые эксперименты с вокалом и красоткой-цыганкой на подтанцовке. К концу 2007го ребята выступили на больших фестивалях (Bestival, Glastonberry, Lovebox) и прокатились по Великобритании в качестве разогревающей команды у легендарных Taraf de Haidouks. И в это же время писался материал для второго диска.


Last Band Standing (2011) вызревал и прорабатывался все 2008 и 2009й годы. По сравнению с дебютником на нём много изменений. Добавился вокал Анджелы Уорд, да и венгерский цимбал-мастер Баласц Унгер сделал несколько жизненно важных наложений. И, да — туба в одноимённом альбому треке просто шикарна! Послушайте, ноги сами в пляс пускаются. А в Derwish Tanz сербский перкуссионист Растко Расич помог сделать крутанский балканский драм-н-бейс. Есть у «разбойников» и третий диск 2016-го г.в. Можете послушать, он тоже ничего :)


Слушайте разное!