Моя история развода. Очень личное

I.

Это случилось 8 июля 2014 года, в день семьи, любви и верности. Мне очень хотелось считать этот праздник своим, но семья была лишь формальностью, ни любви, ни верности в ней не было.Я поняла, что больше не могу притворяться, что все хорошо.

В моем представлении семья — это дом, в котором все чувствуют себя в комфорте и безопасности. Я мечтала о семейных традициях, совместных прогулках, походах, подготовке к праздникам, воспитанию детей в любви и согласии. И когда я выходила замуж, я с предвкушением ожидала новую жизнь, о которой мечтала с детства.

Но мои ожидания не оправдались. Муж, хоть и обещал мне звезды с неба, все откладывал счастливую жизнь на завтра, а сегодня нужно было терпеть. Терпеть его поздние возвращения домой в нетрезвом виде, его насмешки над моими идеями и представлениями о жизни, его запреты встречаться с друзьями без его сопровождения, его финансовую несостоятельность. Он избегал ответственности за свои слова и поступки, не помогал по хозяйству и считал, что задача мужчины в воспитании ребенка — приносить домой деньги. В итоге сейчас он платит алименты. Но это я уже забежала вперед.

Самым гадким его поступком стала измена. Нашему ребенку было 11 месяцев, а у моего мужа уже была любовница, к которой он сбегал от нас, без которой, по его словам из смс, ему очень плохо. В то время, как я удивлялась новым умениям нашей дочери, день за днем наблюдая как она растет, пока я готовила завтраки, обеды и ужины, чистила этот отвратительный ковролин в старенькой съемной однушке от разных неожиданностей грудного ребенка, ждала мужа с работы, он отдыхал в компании ничем необремененной женщины.

Когда я узнала об этом, я смогла только тихо заплакать. Боялась разбудить ребенка, спящего на руках. Я смотрела на мужа глазами полными слез и не понимала, за что мне это, и что я делала не так. Неужели я настолько плоха, что от меня хочется бежать в объятия пьяной развратной женщины?

Это был тяжелый период. Муж старался загладить свою вину: стал больше уделять мне внимания, делать подарки, свозил в отпуск. И я изо всех сил старалась простить его. Я считала, что у меня нет другого выхода, кроме как забыть и никогда не вспоминать об этом.

Я старалась 1,5 года, пока не поняла, что не смогу простить его. Сначала я чувствовала свое отторжение, затем это перешло в отвращение. Муж стал мне настолько неприятен, что мне было противно развешивать сушиться рядом наше белье, противно ложиться с ним в одну постель. Совместная жизнь стала просто невыносимой. Это было преступлением против себя. И в день семьи, любви и верности я решила положить этому конец.

II.

Я решила рассказать обо всем маме. Не могу сказать, что у нас очень теплые отношения. После смерти отца наша семья будто раскололась, и каждый стал сам за себя. Но я всегда стремилась получить поддержку и одобрение мамы. Кто как не она должна понять и принять меня?

Мама слушала меня внимательно. И по мере понимания, к чему я веду монолог, ее глаза наполнялись ужасом, и она не дав мне закончить начала качать головой.

Мама была категорически против развода. Сама она последние 17 лет прожила без мужа, так как после его гибели так и не смогла второй раз выйти замуж. И ей, вероятно, не хотелось той же участи матери-одиночки для меня.

Она начала достаточно агрессивно переубеждать меня. Она всегда так делала, когда волновалась за меня, пытаясь предотвратить мои возможные ошибки. Это я понимаю уже сейчас. Но тогда это был очередной удар. И мне снова захотелось все сделать вопреки ее словам. Она говорила, что я должна быть более ласковой с мужем, более терпеливой и закрывать глаза на его недостатки. Такова женская доля — смирение и терпение. Вышла замуж — теперь неси этот крест.

Я поняла, что ни моральной, ни финансовой поддержки от мамы ждать не следует. И рассчитывать снова придется только на саму себя.

III.

А мне тем временем предстоял самый сложный для меня шаг — рассказать мужу о своем решении.

Развод в семье, где есть ребенок — очень непростое решение, когда нужно выбрать, кого спасти, а кого принести в жертву.

Ребенок ни в чем не виноват и не должен пострадать. Но не страдает ли он уже сейчас, слыша, как мама с папой беспрестанно ругаются. Что хорошего он возьмет из этой семью в свою собственную жизнь? Эта маленькая девочка, наша дочь — будущая женщина. И эта женщина с самого детства будет уверена, что такая семья — это норма.

Не лучше ли мне попробовать построить новую счастливую семью, где муж и жена живут в любви и согласии, где можно доверять своему мужу и быть уверенной в завтрашнем дне. Но что, если этого не случится, и тогда дочь будет всю жизнь винить меня в том, что я разрушила семью?

Я должна попробовать стать счастливой и показать своей дочери другой мир, с другими правилами. В этой семье счастья уже не будет, я точно знаю.

В один день, когда ребенок был у бабушки, я решила поговорить с мужем. Меня всю трясло, я боялась, как он отреагирует. Хотя я понимала, что самое страшное, что может произойти — он на меня наорет.

Муж никогда не поднимал на меня руку, но ведь насилие бывает не только физическим. Он долгие годы делал всё для того, чтобы я чувствовала себя никому кроме него не нужной. Я перестала общаться почти со всеми своими друзьями, не могла вырваться даже в спортзал, бросила учебу, потому что муж отказался за нее платить, когда я ушла в декрет. За годы в браке я из жизнерадостной активной девушки, превратилась в неуверенную в себе зависимую женщину.

Когда муж кричал на меня, все что мне казалось возможным сделать — заплакать. И в этот раз я решила дать ему отпор. Я буду твердо отстаивать свои права! Решиться на это было очень сложно.

Но муж отреагировал неожиданно. Он не воспринял мои слова всерьез. Подумал, что я шучу или просто капризничаю В худшем случае — манипулирую. Он улыбнулся, похлопал меня по плечу и сказал: “Все будет хорошо, малыш, ты чего! У нас все наладится! Сейчас проект на работе завершится, и начнется новая жизнь, я обещаю”.

Я была в растерянности. Муж пошел играть в компьютер, а я не знала, что делать дальше. Вроде бы я сказала о своем решении, но он мне даже не поверил! Не поверил, что я серьезна! Он действительно думает, что я без него ни на что не способна.

IV.

Я очень разозлилась и решила искать квартиру. Моя подруга работала риелтором, и я обратилась к ней. Она была в курсе моих семейных проблем и пообещала помочь.

Я работала из дома неполный рабочий день в интернет-магазине одежды. Для того, чтобы снимать квартиру и содержать себя и ребенка, мне нужно было выйти в офис на фулл-тайм. Но это влекло за собой вопрос о детском саде для ребенка. Наша очередь еще не подошла. Отдать ребенка бабушке — не вариант. Это противоречило моим материнским чувствам, и к тому же обе бабушки работали.

Катя приехала ко мне, когда муж был на работе, со своим компьютером. Мы смотрели варианты квартир и частных детских садов, прикидывали размер моих затрат. Все это казалось таким сложным для меня. Но Катя подбадривала и даже предложила первое время пожить у нее. Я пообещала все обдумать в ближайшее время. План выглядел сложным, но вполне реальным.

Неожиданно наступил вечер. Катя засобиралась домой. А точнее, на вечеринку с друзьями. И позвала меня с собой. Я сначала отнекивалась: куда я пойду, даже мечтать о таком не смею, муж меня не отпустит.

Но я смотрела на Катю: она была такая красивая и счастливая. Свободная. Она сейчас пойдет веселиться, а я останусь дома ждать мужа с работы, кормить его ужином, убирать за ним. А потом что? Смотреть, как он играет в “Танчики”? Неужели так я и проведу всю свою жизнь?!

Ребенок гостил на выходных у бабушки, мужу я сказала, что решила развестись — ничего меня не держало дома. За 15 минут я собралась и накрасилась. Мужу отправила смску: “Я с Катей. Буду поздно”.

V.

Кажется, я сто лет нигде не была! От громкой музыки и толпы народа мне было не по себе. Все толкались, наступали на ноги, проливали на меня свои напитки. Даже промелькнула мысль, что нужно было остаться дома. Но Катя приветливо со всеми общалась и угощала меня вином.

После третьего бокала я почувствовала себя лучше и стала пританцовывать. Люди вокруг стали казаться более дружелюбными, и я улыбалась им в ответ. И когда диджей поставил мою любимую песню, я послала ему воздушный поцелуй, а он подмигнул мне.

Я сама себе рассмеялась, и все стало как-то легко. Проблемы ушли на второй план, я была здесь и сейчас. Катя одобрительно улыбалась и сказала, что уже забыла, когда последний раз видела меня такой веселой.

Мы встретили нашего общего знакомого, и настроение мое еще больше улучшилось. Антон очень удивился моему присутствию в клубе, но поддержал наше веселье. Вместе мы переходили из бара в бар, веселились, танцевали. И я чувствовала, как между мной и Антоном возникает какое-то непонятное чувство. Мне казалось, он по-особенному на меня смотрел. И уделял мне больше внимания, чем Кате. Иногда он приобнимал меня за талию, защищая от толпы. И в этот момент внутри меня разгорался пожар.

Я оторопела от таких чувств. Я уже очень давно ничего подобного не испытывала. И я все еще была замужем, и поэтому должна вести себя достойно.

Испугавшись, как бы не натворить делов, я вызываю такси домой. На прощание я обнимаю Катю, и особенно крепко Антона. Они провожают меня и идут тусоваться дальше. А я еду домой с улыбкой на лице.

Когда я подъехала к дому, было уже светло. Я попыталась вставить ключ в замочную скважину, но у меня получилось только с третьего раза. И то с большим трудом. Ключ не проворачивался. И только тут я присмотрелась к замку, и поняла, что он другой. Муж, пока меня не было, сменил замок в нашей двери, чтобы я не попала домой.

По телу пробежали мурашки, внутри меня все застыло от волнения. Что же я наделала, что теперь будет? Я осторожно постучала в дверь. Никто не открыл. Я стала стучать громче и громче. Будто с каждым стуком я становилась сильнее и увереннее в себе. Что он себе позволяет? Я пришла к себе домой! Но никто не открывал. Трубку муж не брал.

Я совсем отчаялась и не знала, что делать. Я очень устала и села рядом с дверью. Как тут она открылась, и из квартиры выглянул муж. Он с презрением отметил, что “пьяная жена валяется под дверью — картина маслом”. И сказал, чтобы я собирала вещи и уходила.

Я вошла в квартиру с противоречивыми чувствами: с одной стороны, я, наконец, свободна, но с другой, я не ожидала, что придется разъезжаться прямо сейчас. В таком задумчивом состоянии я начинаю неторопясь собирать вещи.

Муж, по всей видимости, был удивлен, что я готова уехать. Он думал, что буду умолять простить меня и разрешить остаться. И мое неспешное укладывание вещей в чемодан привело его в бешенство.

Он схватил меня за руку и отшвырнул к стене. Я вся сжалась от ужаса.

Он орал на меня как никогда раньше. Толкал и заламывал руки. Даже пытался душить меня.

Я думала, он убьет меня. Пыталась кричать, но он смеялся над моими усилиями. Говорил, что он мой муж, а значит ему можно всё.

Он орал, что я эгоистка, испортила ему жизнь и теперь порчу жизнь ребенку и что я очень пожалею, если сейчас уйду. Он скрутил мне руки за спиной и сказал, что у меня есть последний шанс все исправить и остаться.

После такого обращения, во мне уже не было сомнений. Чувство ужаса смешалось со злостью. Захлебываясь в слезах я прокричала, что хочу уйти. Я зажмурилась, ожидая удара, но муж отпустил меня и отошел в сторону.

Я кинулась к шкафу и быстро стала бросать в чемодан все, что попадалось под руку. Я боялась, что он передумает и снова нападет на меня. Но он стоял и с отвращением наблюдал за мной.

За 10 минут я собрала свои вещи и уже была готова выйти из дома, как он схватил меня за локоть: “Если ты сейчас заберешь с собой ребенка, я найду тебя и сделаю так, что ты больше никогда его не увидишь”.

Я вылетела из квартиры. Мое сердце разрывалось от боли, обиды, унижения и полного непонимания, как жить дальше. За ребенком я ехать не решилась. Я позвонила Кате сказать, что сейчас приеду к ней.

Ставь лайк, если хочешь узнать продолжение и подписывайся на канал в Telegram