Благовещенье. Режиссер: Андраш Елеш. Венгрия. 1984 год

22.10.2017

Автор: Станислав Луговой

Группа "Повторный показ" в ВК

Истинно говорю тебе – нет ни бога, ни вселенной, ни человеческого рода, ни жизни, ни рая, ни ада. Все это – сон, глупый, нелепый сон. Нет ничего, кроме тебя, и ты – всего лишь мысль, скитающаяся, бесплодная, бесприютная мысль, заблудившаяся в мертвом пространстве и вечности

Он исчез, навсегда смутив мой покой, я понял, что все сказанное им – правда.

Марк Твен. «Таинственный незнакомец».

Есть картины, которые требуют пересмотра истории кинематографа. Картина «Благовещенье» одна из них. Но этого пересмотра никогда не произойдет. Слишком уж неудобным, слишком обескураживающим может оказаться знакомство с этим тихим шедевром.

В принципе фильм «Благовещенье» - экранизация. Экранизация одного из суровых столпов венгерской литературы – стихотворной философской поэмы «Трагедия человека» Имре Мадача. Тяжеловесного произведения, посвященного судьбам человечества, борьбе Бога и Дьявола за сердца людские, скорбному уделу и другим вечным вопросам. Венграм данное произведение кажется столь значимым, что единственные, кто удостаивается сравнения с Имре Мадач – Данте Алигьери и Джон Мильтон.

Сюжет поэмы при перенесении на экран не претерпел существенных изменений. Пара прародителей человечества – Адам и Ева. Недовольный мирозданием Люцифер, соблазняет вкусить плод с Древа Познания. Затем, наводит на Адама сон, из которого становится ясно, что вся дальнейшая история человечества, есть «суета сует и томление духа». Адам переживает что-то вроде цепи реинкарнаций, успев побывать и афинским полководцем Мильтиадом, и крестоносцем Танкредом, и астрономом Иоганом Кеплером, и Жоржем Дантоном. Перед его глазами проносится мешанина из стран и эпох – Египет, Афины, Рим, Париж, Прага, Лондон и даже ненадолго посещается грядущий Новый Ледниковый период. Претенциозная и многозначительная схема, каких было много в XIX веке.

Адаптировать это для экрана уже безумие, но Андраш Елеш на этом не останавливается, устраивая единственный и не превзойденный в своем роде эксперимент. Весь актерский состав картины состоит из детей. Возможно, именно это и объясняет, почему данный фильм почти не известен. В наш просвещенный век, когда кино разучилось говорить иносказательно, а на экране можно свободно лицезреть нарушения практически всех существовавших табу, удивительная картина «Благовещенье» продолжает оставаться ярким исключением из правил. «Благовещенье» замахнулось на главный и пожалуй последний рубеж запретных тем – священность и неприкосновенность детства. Это не пародийный мюзикл «Багси Мэлоун» Паркера, использовавший схожий метод населения взрослого мира актерами-детьми. В «Багси» все старательно подчеркивало свою несерьёзность и игривость. Гангстеры кидались друг в друга кремовыми тортами, и если в кого тортом попали – значит убили. Значит можно смотреть всей семьей. Нет сцен насилия. Да и исполнителей детьми можно назвать с некоторой скидкой – Джоди Фостер сыгравшей певицу Талулу было уже 14, а Скотту Байо – исполнителю роли Багси Мэлоуна и вовсе 16.

В картине Андраша Елеша всё иначе. Изобразившим человеческую трагедию актерам максимум по 8-11 лет. И все что они делают, похоже на зловещий детский утренник. Адам и Ева в Эдеме полностью и без фальшивых купюр обнажены, что сложно представить в современном кинематографе. Люцифера играет ангелоподобная девочка с лукавой улыбкой – Эстер Дьялог, единственная, кто потом станет актрисой. Впрочем, и у неё картин будет не много. Дети убивают друг друга, соблазняют и рожают окровавленных кукол прямо в свежо вырытые могилы. Тень афинского лидера Мильтиада кровоточит после удара ножом. Маленький,мальчик, изображающий Христа распят на кресте. В Византии идут религиозные споры и от одной буквы — йоты: homousios /единосущный/ и homoiousios /подобосущный/, зависит, будешь ты жить или нет. Лица византийских богословов возвещающих: «Будь проклят тот, кто сомневается! Уничтожайте их детей и женщин!», украшены мозаикой. Горят костры инквизиции. Дантон восклицает: «В лохмотьях, босые, вы обретете всё! Вы победите, ибо народ не победим!». Гильотина отсекает головы. Происходит всё это в дикой атмосфере ночного кошмара, сдобренного яркими псевдоисторическими костюмами и возможно, поэтому отдаленно напоминающему фантазии Пазолини на античную тематику «Царь Эдип» и «Медея».

Адам, пробувшись от сна, насланного на него Люцифером, понимает, что хорошего от потомков ждать не приходиться. Вся дальнейшая история будет чередой чудовищных преступлений, выжженной душевной пустыней тирании и безбрежного деспотизма. Суетой народовластия и суетой разврата. Суетой аскезы и суетой ложных знаний. Суетой веры в системы и суетой культуры. Адам хочет все изменить. Пока их с Евой на Земле всего двое, это сделать очень легко. Адам хочет убить Еву и сброситься со скалы. Но Ева говорит, что она носит его ребенка и чувствует себя Матерью. Адам не решается прервать историю. С небес Господь обращается к нему: «Иди и верь!». Это все что остается.

«Благовещенье» фильм для просмотра не легкий. От участия детей во всей этой вакханалии кровавых образов становится как-то неуютно. И понятно с горечью, что вся история, все достижения, просто игрушечки детские. И нет ничего из того, что принято у вас называть зрелостью, взрослостью и ответственностью. Игры все это. Глупые и жестокие. И что вы все до сих пор из себя изображаете? И когда прекратите? Бросьте спички уже, наконец. Но «что было то и будет». И становится ясно, что невинность человечеством утрачена и утрачена навсегда. И жжет в груди ядовитое в своей правдивости утверждение – «Это то, чем мы позволили себе стать».