Пёс

Он сидел возле магазина: скрюченный, дрожащий от лютого холода. Грубый ворс на шкуре местами побелел, отмороженные лапы судорожно дергались. Глаза собаки тоскливо шарили по улице, впивались в прохожих. Пёс бросался навстречу, влажный нос тыкался в жёсткую кожу ботинок, пробегавших мимо людей. Дверь грохотала и пёс вздрагивал всякий раз: то-ли от резкого хлопка, то-ли от мысли, что его прогонят злобными возгласами и пинками, если он попробует войти.

Я, как и все вокруг, бежал мимо, закрывая рукой в перчатке раскрасневшееся на морозе лицо. Огромные уши пёстрой меховой шапки, как у Светлакова в фильме ёлки, качались в такт шагам. И вдруг мы встретились взглядами. Тоска и жалость остро кольнули в грудь. Я наклонил голову, ускоряя шаг. Заснеженный тротуар полетел перед глазами быстрее. Если бы я что-то мог сделать: забрать пса домой, отогреть больные лапы. Нет! Это же такая проблема: позаботиться о ком-то, протянуть руку, когда ты сам сломан напополам обстоятельствами, жизненными проблемами, которые кажутся неразрешимыми. А может я просто пытался сбежать от них, отвлечь себя чем-то, открыв поскорее дверь теплой квартиры. Сбежать от себя также, как от несчастной собаки.

Я остановился как вкопанный, бросился назад. Задубевшая на морозе перчатка хрустнула, когда рука сжала дверную ручку магазина.

Он жадно глотал сосиски, челюсть клацала словно огромная мышеловка. Я скормил ему всю пачку.

Пока он ел, я поспешил прочь, чтобы благодарный пёс не увязался за мной радостно и самозабвенно, чтобы его не постигло новое разочарование о друге, который будет вынужден захлопнуть дверь перед его мокрым носом.

Мои глаза украдкой смотрели на собаку. В мыслях возникла глупая картинка: о том, как красная шкала зарядки пса с 9-ю % становится зелёной с 50-ю%. Наевшись пёс поковылял прочь. И меня осенило: вокруг было полно теплых мест. Парящие колодцы, трубопроводы и камеры теплотрасс, открытые подвалы. Животное просто проголодалось. В лютый холод им нужно больше питания, больше корма, чтобы организму хватало энергии для согрева. Оказывается, что помочь, порой, так просто и вовсе не нужно перекраивать для этого свою жизнь. Я выдохнул с облегчением, в животе и груди разливалось приятное тепло. Прохожие хмурились, не понимая, почему улыбается какой-то тип в шапке ушанке, как у Светлакова в фильме ёлки.