Чертежи и другие документы о строительстве Александровской колонны в Петербурге 2

08.01.2018

Денис Дидроев - автор журнала Здравомыслие

Продолжение. Начало: Чертежи и другие документы о строительстве Александровской колонны в Петербурге

Добывание гранитного монолита и доставка его в Петербург

Гранитный монолит для Александровской колонны Монферран планировал добыть там же, где материал для колонн Исаакиевского собора, - в каменоломне Пютерлакс (швед. Pyterlax, фин. Pyterlahti), расположенной «расстоянием от Выборга в 76, а от Фридрихсгама в 36 верстах».

В 1829 году, ко времени создания проектов памятника Александру I на Дворцовой – как обелисков, так и колонны, огромная скала подходящих размеров была уже найдена в Пютерлаксе. Впоследствии Монферран подробно описал обстоятельства её обнаружения: « Я заметил гранитный блок, прочный на вид, который можно было вырубить на длину в 100 футов при нужной ширине и глубине. Пораженный этим монолитом, который мог бы, случись подходящие обстоятельства, придать величие какому-нибудь памятнику, я велел его не портить, не разрезать на части и оставить нетронутым; и как только Император изъявил свою волю как можно торжественней прославить память своего Августейшего брата, я поспешил воспользоваться благоприятным случаем, чтобы употребить в дело мою находку».

По условиям контракта, заключенного подрядчиком В.А. Яковлевым, Александровская колонна должна была иметь тот же цвет, что и колонны Исаакиевского собора, и не содержать трещин, сколов и других недостатков. В случае низкого качества гранита, неудачной добычи или транспортировки монолита в Петербург подрядчик был обязан «доставить вторую, третью и так далее колонны, <…> при этом не требуя за таковых особой платы».

Монолит для колонны начали вырубать летом 1830 года. Для этого подрядчик задействовал от трехсот до четырехсот человек. За ходом работ неотлучно следил помощник Монферрана – мастер каменного дела Э. Паскаль, а также командир фридрихсгамской инженерной команды подполковник Грослауб. Дважды приезжал сам Монферран. Работы останавливались только зимой во время сильных морозов и вьюг. Чтобы обезопасить монолит от повреждений при отделении от скалы, Монферран приказал округлить его переднюю грань. Благодаря этому огромная масса должна была, отделившись, мягко скатиться на «постель» из нарубленного кустарника, уложенную поверх бревен. Высота «постели» составила почти четыре метра. Потом от наружного гребня скалы после невероятно тяжелой работы была отделена призма, которая своими размерами значительно превосходила, в запас, размеры будущей колонны, и затем с помощью громадных рычагов и воротов сдвинута с своего места и свалена на мягкую и упругую подстилку из еловых ветвей.

Все работают, художник всё зарисовывает:

Кстати, в то время в ломках использовали взрывчатку, но монолиты для Александровской колонны и для колонн Исаакия добывались вручную, так как боялись повредить камень.

Монферран пишет, что 19 сентября 1831 года «скала, поколебавшись в своем основании, медленно и без шума повалилась на приготовленное для неё ложе». Осенью перевозить монолит было очень опасно. Поэтому, прямо на месте приступили сначала к оболваниванию монолита, а затем к обтесыванию по специальным шаблонам.

Работы производили на протяжении полугода 250 каменщиков. На чертеже колонны изображены шаблоны для обтесывания. Колонна разделена на 12 частей, для каждой части был свой шаблон. На чертеже шаблоны №7 и №12:

Нижний диаметр колонны 3,66 м (12 футов), а верхний – 3,19 м (10 футов 6 дюймов). Верхний диаметр колонны укладывается в её высоте восемь раз. Расчет энтазиса (кривизны боковой поверхности) колонны выполнял математик, механик и инженер Гаврило Францевич (Габриэль) Ламе (1795-1870), преподававший в то время в Петербурге вместе с Бетанкуром в недавно образованном Институте путей сообщения (http://fr.wikipedia.org/wiki/G...). Бетанкур как аналог Петра I в инженерном деле России

Работу завершили к 1 апреля 1832 года.Чтобы не повредить монолит при перекатывании от места добычи к пристани ( а это более 100 метров), на округленном вчерне монолите оставили пять широких поясов большего диаметра, чем сама колонна.На карте красным цветом указала где находилась колонна и дорогу к пристани:

После этого с помощью воротов приступили к перекатыванию колонны на пристань для погрузки. На то чтобы по устроенной дороге докатить колонну до пристани потребовалось 15 дней. Для расчистки пути подрядчик получил в гарнизоне Фридрихсгама необходимое количество пороха. Дорога была тщательно выровнена щебнем, а затем поверх неё уложили бревенчатый настил. Пристань и расположенный напротив неё причал («террас») Яковлев возвел на собственный счет. Также ему пришлось, построив плот, железными ковшами углубить фарватер более чем на полметра, так как возникла опасность, что, приняв такой груз, судно сядет на грунт. Для перевозки колонны корабельный инженер полковник Гласин (или подполковник К.А. Глазырин?) соорудил особое судно, которое могло поднимать 65000 пуд. Судно строил Ф.Громов.

 Перед погрузкой колонны в Пютерлакс прибыл Монферран. С собой он взял рисовальщика, который должен был запечатлеть происходящее для альбома.Погрузка происходила 19 июня 1832 года в присутствии председателя Комиссии по строению графа Юлия Помпеевича Литты. Это тот самый Литта, благодаря мужеству и находчивости которого было выиграно первое Роченсальмское сражение ( «человек чести найдет свое место»). «Святой Николай» встал между пристанью и «террасом», на котором находились вороты, тянувшие колонну. На борт судна уложили 28 бревен толщиной более 60 см и длиной около 10 м. По ним надо было вкатить монолит. Однако произошло непредвиденное – бревна «не выдержали тяжести <…> и преломились мгновенно <…>. … колонна обрушилась на самый край судна, наклонила оное и осталась миновав край пристани в таком положении». К счастью, ни один человек не пострадал.

На рисунке хорошо видно, как судно стоит между двумя причалами. На втором причале рабочие оттягивают борт судна, создавая противовес, чтобы оно не перевернулось в процессе погрузки монолита: Колонна обрушилась на край судна, но не упала в воду.

1 июля 1832 года бот пришвартовался к пристани, находившейся между Зимним и Адмиралтейством. У Зимнего и возле Адмиралтейства были устроены возвышения для зрителей. Днем 12 июля колонна была перегружена на берег с помощью 20 кабестанов. Вся операция длилась всего 10 (десять!) минут. В выгрузке приняли участие 640 рабочих, 26 десятников и два матроса.Чтобы избежать опрокидывания «Святого Николая» при перегрузке колонны на пристань, со стороны Невы балки, по которым перекатывали монолит, были закреплены на подведенном к боту тяжелогруженом корабле, игравшем роль противовеса.

Перемещение колонны на набережную у Зимнего дворца: (видимо, учли опыт выгрузки гром-камня - Взор)

Колонну катят по деревянным «рельсам».
Колонну катят по деревянным «рельсам».

Затем, оградив монумент забором, каменотёсы завершили обработку колонны и её шлифовку. Довольный работой подрядчика Николай I обратился к Монферрану: «Работа Яковлева закончена, дальнейшие трудные операции есть ваше дело; не сомневаюсь, что вас ждет такой же успех, как и его».

После этого монолит надо было доставить к месту установки на пьедестал. Для этого 600 плотников сделали дорогу шириной 30,5 м, покрытую толстыми досками. Дорога вела от пристани вдоль Зимнего к Дворцовой. Приблизительно на середине расстояния она переходила в наклонную плоскость. По этой плоскости колонна поднималась на высоту 10,5 м – до уровня верха пьедестала – оказывалась лежащей параллельно фасаду Зимнего. Отсюда (перпендикулярно) к месту установки вел высокий помост, завершавшийся платформой. Расстояние от пристани до помоста составило более 250 м. Используя вороты и блоки, его преодолели за девять дней. По помосту колонна двигалась на гигантских салазках (длина > 25м, ширина = 3,5м), построенных из бревен диаметром 0,5м. Салазки тянули за канаты и перемещали по березовым каткам.

План Дворцовой площади, где показаны пандус и платформа с кабестанами:

Чертеж пандуса, располагавшегося между Зимним и Адмиралтейством, длиной 150 м.

С помощью кабестанов по этому пандусу колонну подняли на высоту 10,6 м.

Колонна, поднятая на верхнюю часть пандуса:

Чертеж той части лесов, что располагались на Дворцовой:

План и профиль салазок и катков. Канаты, которыми колонна была обвязана для подъема:

Колонна, готовая к подъему, лежит на катках на горизонтальном помосте, расположенном под прямым углом к пандусу, параллельно южному фасаду дворца.

Что касается установки готовой колонны в вертикальное положение, то для этого был использован тот же способ, что и (впоследствии) для установки колонн Исаакиевского Собора, о чем я уже рассказывал ранее  http://cont.ws/post/179754

Материал взят из ЖЖ А.Смолич, которая, в свою очередь, воспользовалась французским изданием воспоминаний О.Монферрана (ссылка в тексте).

Там же можно подробнее рассмотреть изображения, подробно показывающие весь процесс установки колонны в присутствии многотысячной толпы зрителей.

Източник

Описание округления и обтёски Александровской колонны

Чертежи и другие документы о строительстве Александровской колонны в Петербурге

Бетанкур как аналог Петра I в инженерном деле России (гениальный механик мирового уровня)

Русские лыком не шиты! (они знали о подъёме обелиска Доменико Фонтаной)

Между традицией и прогрессом

Между традицией и прогрессом 2

Что и зачем нам врут про Монферрана

Литые полые колонны Исаакия? ( начало темы "лапша")

Полые колонны, штукатурка, заплатки… что ещё придумаете?

Как изготавливалась Александровская колонна

Исаакиевский собор, рисованный с макета

Создатель модели Исаакиевского собора – Максим Салин

Гадкий утёнок, лебедем ставший

Каменоломни

Гендерные симптомы Александрийского столба

Гром-камень – напоминалка для альтернативщиков

Гром-камень всё-таки ударил (о погрузке на судно и перевозке)