Ещё одна канальная история

"175 лет назад было открыто сквозное судоходство по Тезе от впадения её в Клязьму до пристани в Шуе. Надёжный водный путь связал город с самой крупной в Европе Нижегородской ярмаркой, волжскими портовыми городами, со столицей империи и даже с заграничными поставщиками сырья для местных фабрик. Начало судоходства дало толчок в развитии торговли и ремёсел в прибрежных сёлах на всём протяжении этого девяностовёрстного водного пути. По воде в город доставляли всё, что обеспечивало нормальную жизнь и работу его предприятий. Особенно ощутимым это было в годы Великой Отечественной войны, когда обеспечение города сырьём, продуктами питания, топливом легло исключительно на плечи речников."

Начало этой истории имеет место быть гораздо раньше указанного срока. Конечно, не так, как бы мне хотелось, но с именем Петра эта история всё-таки была связана.

Это - речка Теза. Невозможно назвать нынче эту реку большой и полноводной, но когда-то она была именно такой: полноводной и глубокой. Речка эта была притоком Клязьмы, Клязьма передавала свои воды Оке, та - Волге. На залесенных берегах реки Тезы издавна обосновался город Шуя.

"Любопытны предания об этом городе, "что он есть один из самых древних городов и был некогда Столицею Белой России, и что само слово Шуя на сарматском языке значит Столица". Древнее поселение на месте Шуи основали, вероятно, угро-финские племена чудь и меря; и название его может происходить от финского слова "суо" – болото, озеро, болотистая местность. Согласно другой версии, наименование восходит к древнеславянскому "ошую", т.е. "слева", "по левую руку" (в данном случае "на левом берегу")." www.ivx.ru

Во время своего похода на Казань в 1549 году Иван Грозный посетил Шую и вскоре после этого включил ее в состав опричнины (1565-1572) вместе с 19 другими городами, объявив своей собственностью. По духовной грамоте Ивана Грозногов 1572 году  Шуя переходит в наследство его сыну Федору.

Город этот, будучи расположенным на берегу реки, торговал с другими городами страны. По рекам Клязьме и Тезе шёл так называемый струговый ход. Стругами назывались плоскодонные мелкосидящие суда. Как именно они тогда выглядели, сказать мне трудно. Может быть они были такими

Или такими

Главное, что по реке эти струги проходили свободно и торговля между городами Шуей, Холуем, Нижним и Макарьевом шла исправно. Всё бы шло установившимся порядком, если бы не появились в конце XVII века на реке мельницы, перегораживающие русло Тезы. Ничего не попишешь - технический прогресс :о)

Конечно же, не такими  были мельницы на Тезе, конструкции их были иными, но всем им нужны были плотины. 

Мельница Лядова на Тезе.

"Среди документов фонда Разрядного приказа, хранящихся в Центральном государственном архиве древних актов, имеются составленные в 1662 г. чертеж и описание мукомольной и суконной мельницы, построенной в XVII в. на р. Сейм, в двух верстах от г. Путивля 1.

Как известно, чертежей русских промышленных предприятий XVII в. сохранилось сравнительно немного. Поэтому На основании чертежа и его описания можно представить себе устройство этой мельницы.

Река Сейм была перегорожена плотиной, укрепленной пятью насыпными быками. Перед плотиной были вбиты сваи для предотвращения разрушения плотины во время ледохода.

На плотине было сооружено пять мельничных амбаров. В первом из них было опубликование каждого нового документа подобного рода представляет определенный интерес. В данном случае ценность указанного чертежа увеличивается еще тем, что он сохранился в сочетании с описанием, поясняющим изображение на чертеже.

Чертеж выполнен в красках. Вода изображена на нем голубым цветом, берег и земляные быки плотины — желтым, мельничные здания — белым.

На обороте этого уже изрядно обветшавшего чертежа имеется надпись, свидетельствующая о том, что чертеж был прислан в декабре 1662 г. из Путивля окольничим и воеводой Ф. В. Бутурлиным. Аналогичная надпись имеется и на обороте сопровождающего чертеж описания, установлено три жернова для размола зерна и колесо с толчеей. «А на том колесе, — говорится в описании, — четыре ступы, да валило суконное».

Во втором амбаре было установлено шесть жерновов.

Третий амбар, как это видно из чертежа и отмечается в описании, не был закончен постройкой. «Третей онбар, — писал воевода Ф. В. Бутурлин, — стоит не покрыт, а в нем тестеры жерновы лежат не мелют и снасти не зделаны. У тово ж онбара заставка порозжая, где быть колесу толчейному не зделана ж».

В четвертом мельничном амбаре было установлено восемь жерновов, причем в описании отмечалось, что четыре из них действуют и размалывают зерно, а четыре — не действуют, так как водяные спуски у них промыты водой.

Наконец, в пятом мельничном амбаре было установлено четыре жернова и [188] колесо с толчеей. «А на том колесе, — говорится в описании, — пять ступ, да два валила суконныя. А те все четверы жерновы не мелют и толчеи не толкут, потому что водяные спуски вода промыла».

Кроме того, у мельницы со стороны города было построено десять «избенок с сенишками», в которых «живут мельники и работные люди».

Таким образом, мы видим, что мельница, построенная на р. Сейм, выполняла две основных функции: размол зерна и выделка сукон. Для этого на мельнице имелось большое количество разнообразных механизмов: жерновов, ступ с толчеями и «суконных валил», которые приводились в движение силой падающей воды...

Описание мельницы на р. Сейм, присланное в Разрядный приказ из Путивля воеводой Ф. В. Бутурлиным.

16 декабря 1662 г.

«Роспись мельничному чертежу перечневая.

На реке на Семи мельница от города верстах в дву, заплота через всю реку Семь, а на заплоте пять онбаров.

В первом онбаре з городовою сторону трои жерновы, да колесо с толчеей. А на том колесе четыре ступы, да валило суконное.

В другом онбаре тестеры жерновы.

Третей онбар стоит не покрыт, а в нем тестеры жерновы лежат не мелют и снасти, не зделаны.

У тово ж онбара заставка порозжая где быть колесу толчейному не зделана ж.

В четвертом онбаре восьмеры жерновые четверы жерновы мелют, а четверы Не-мелют, потому что водяные спуски вода, промыла.

В пятом онбаре четверы жерновы, да колесо с толчеей. А на том колесе пять ступ, да два валила суконныя. А те все четверы жерновы не мелют и толчей не толкут, потому что водяные спуски вода промыла.

Да у той же мельницы з городовую сторону десять избенок с сенишками».

На обороте: «171-го, декабря в 16 день прислал ис Путивля окольничий и воевода Федор Васильевич Бутурлин с товарищи».

ЦГАДА, Разрядный приказ, Столбцы Белгородского стола, № 1103, лл. 257- 257 об. Подлинник." 

www.vostlit.info

Естественно, что горожане, заинтересованные в водном пути гораздо больше, чем в этих мельницах, "протестовали, жаловались и добились уничтожения мельниц. В 1666 году жители Шуи обратились к царю с просьбой - запретить строительство мельниц на Тезе «... потому что на той реке и дальше по Клязьме, Оке и Волге до Астрахани струги с разными товарами ходят исстари.» Просьба шуян была удовлетворена, по указу царствующих Ивана, Петра и Софьи запрещалось застраивать Тезу мельницами и препятствовать судоходству. Но в конце концов владельцы мельниц узаконили свои интересы, и в 1730 – 1740 г.г. струговой ход по р. Теза прекратился."

Теза – худосочная речушка длиной всего 192 километра, приток Волги четвертого порядка и, тем не менее, на этом ручейке изображены пять черных "галочек" (>), что на языке топографов означает "судоходный шлюз".

Таким было первое соприкосновение Петра I с делом судоходства на реке Тезе. Чтобы уже не возвращаться к упоминанию связи Тезы и Петра приведу сведения об этом заранее:

"В 1722 году по пути в Персидский поход в Шуе побывал Петр I . Он остановился в городе, чтобы приложиться к местной святыне – чудотворной иконе Шуйско-Смоленской Божией Матери. Икона была написана шуйским иконописцем в 1654-1655 годах, когда в городе свирепствовала моровая язва. Вскоре после написания иконы эпидемия прекратилась, а образ Божией Матери явил чудодейственные исцеления больных. Петр I тоже избавился от недуга и хотел увезти чудотворную икону в Санкт-Петербург. Горожане, узнав об этом, упали перед царем на колени и умолили оставить Небесную Покровительницу и Заступницу города в Шуе на своем месте в Воскресенском храме.

В 1729 году в Шуе некоторое время жила дочь Петра I царевна Елизавета, которая любила охотиться в окрестных лесах." www.ivx.ru

Тезянская шлюзованная система

"На рубеже 21 века Теза вернулась к состоянию середины 17 столетия. Именно к этому времени историки относят появление на этой реке первых мельничных плотин, наглухо перегородивших "струговой ход" судов, доставлявших товары из Шуи в "понизовые города" и снабжавшие город зерном и сырьем для тканных и мыловаренных работ...

судоходство на Тезе прервалось. Так продолжалось до начала 19 столетия, когда могущество мельников уступило силе и капиталу шуйских купцов и промышленников. Развивающаяся текстильная отрасль требовала дешевого транспортного сообщения, обеспечить которое могли лишь речные перевозки. Последовали очередные обращения в инстанции, закончившиеся в 1830 году указом о возобновлении судоходства на Тезе. Более того, высочайшим решением дозволялось за счет государственной казны построить на мелководной в естественном состоянии реке необходимое количество шлюзов. Таковых потребовалось пять штук. Первый построили невдалеке от города, пятый – в 2 км от места впадения Тезы в Клязьму, еще три – между ними, примерно на равном удалении друг от друга для обеспечения равномерного подъема воды на всем 89-километровом судоходном участке. Работы, начатые в 1834 году, оценили в 80609 рублей. Шлюзы были построены деревянные, размером 10х2 сажени (примерно 21,3х 4,2 метра) с глубиною на королях в 1 аршин (72 см). Исключение составлял шлюз љ 2, где глубина в 1 аршин соблюсти не удалось. При шлюзах љ 1, 3 и 4 удалось оставить мельничные плотины, таким образом "бизнес" мельников если и пострадал, то частично..." http://www.boatclub.ru/article...

Первый гидроузел возле села Сергеево:

 (
(так выглядел старый шлюз. Сейчас его уже нет)

(конец первой части истории канала)

Каналы

Непростая судьба инженера, или проект не доведённый до конца (Джон Перри и канал Волга-Дон)

Непроходимая дремучесть, или необходимы ли преобразования? (заметки Перри о России и о Петре I)

Михаил Сердюков – гидротехник Петра I

Как Пётр Алексеевич и Михаил Иванович шлюзы строили

Ладожский канал – ещё один проект Великого Петра

Железный граф. Глава первая. Путь наверх (Бурхард Христофор Миних – строитель Ладожского канала)

Камень в объёмах, сопоставимых с пирамидными

Набережные

Гранитная набережная

Троицкий мост и набережная

Набережная. Дела земельные

Набережные и культурный слой