Гиперборейцы, чёрные копатели - это не вы, случаем?

Из интервью

Мы беседуем с Начальником Гиперборейской исследовательской экспедиции МКУ Вадимом Валентиновичем Кузнецовым.

Корреспондент: И к чему вас привёл этот интерес?

В.В.: До Северной комплексной поисковой экспедиции Русского Географического Общества, одной из тем которой был поиск наследия Гипербореи в моём родном Беломорье!

Корреспондент: В каком статусе вы в ней участвовали?

В.В.: Я был рядовым экспедиционером. Но вот когда в 2008 году Правление Международного клуба ученых предложило мне на территории России возглавить деятельность созданной ранее в Клубе специализированной Гиперборейской исследовательской экспедиции, я на это предложение согласился без дрожания в коленках - мой опыт северных экспедиций был к тому времени вполне солидный.

Корреспондент: Как вы считаете, с порученной работой вы справляетесь?

В.В.: Судя по тому, что МКУ связывает со мной планы на развитие экспедиционного направления своей деятельности, ДА.

Корреспондент: Вадим Валентинович, хочу у вас узнать еще об одной сфере, о которой вы скромно умолчали. Ведь вы причислены к числу гиперборейских первооткрывателей, не так ли?

В.В.: Есть за мной такой «грех».

Корреспондент: Как вы попали в этот особо почетный список?

В.В.: Это всё мои коллеги ученые виноваты. Сначала они меня научили читать. По-гиперборейски. Затем сказали: ну, теперь ты читать уже умеешь, давай сам читай древние каменные книги и старайся сообразить, что в них полезного написано, и… делай открытия.

Корреспондент: Вы это серьёзно?...

***

Корреспондент: Что вы называете успехом?

В.В.: Успех любой исследовательской экспедиции – это сделанные ею находки и научные открытия. А их у нас много и, главное, они исторически и технологически очень значительные.

***

Корреспондент: А кто может заказывать проведение этих туров?

В.В.: Во-первых, это отделения самого Международного клуба ученых. Во-вторых, различные организации, которые поддерживают гиперборейские исследования. И, в-третьих, это частные лица, которые активно помогают МКУ, его Проектам.

Корреспондент: И во что им «дружба с вами» обходится?

В.В.: Им это не стоит вообще ничего.

Корреспондент: Так сейчас не бывает.

В.В.: Те, кто ездят на эти туры, никогда ни за что не платят, кроме дороги к месту проведения экспедиции. За всё платит МКУ.

***

http://shaping.ru/yperboreia.o...

Никого в этом интервью ничего не смутило? А вот мне стало о-о-очень интересно: откуда в их тумбочке деньги на такие мероприятия? Дорогое, однако, удовольствие эти туры для "научной" работы...

Черная археология наступает

Каким образом архипелаг Кузова, расположенный в западной части Белого моря на полпути к Соловкам, стал одним из центров притяжения как для туристов, так и для исследователей? И почему ученые вдруг забили тревогу, опасаясь за судьбу архипелага, как уникального природного и культурного объекта?

Архипелаг Кузова включает в себя 16 куполообразных, с крутыми склонами островов. Наиболее крупные - Русский Кузов и Немецкий Кузов.

Удивительно, что на Кузовах, находящихся намного южнее полярного круга, преобладает тундровая растительность. Здесь - самая южная точка проникновения тундры на всем северном полушарии. Не случайно в 1991 году тут образован ландшафтный заказник.

Исследовательский интерес к Кузовам проснулся в 60-е годы прошлого века. Это связано с именем сотрудника краеведческого музея Ивана Мулло, который, изучая историю Беломорья, организовал на Кузова две экспедиции: в 1965 и 1966 годах. Во время экспедиций был снят научно-популярный фильм об архипелаге, обнаружено множество культурных объектов, часть которых И. Мулло считал культовыми, а другую часть - погребальными. Он пытался составить паспорта на обнаруженные памятники, но работы своей не завершил, поскольку его открытием никто всерьез не заинтересовался.

В начале 90-х годов работа по инвентаризации обнаруженных И. Мулло культурных памятников была поручена сотруднику сектора археологии Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН кандидату исторических наук Игорю Манюхину. В течение трех лет - с 1991 по 1993 годы - на архипелаг выезжала экспедиция, во время которой на Кузовах, Русском и Немецком, были сделаны находки, подтверждающие открытие святилища, то есть комплекса памятников, имеющих культово-религиозное содержание. Некоторые из этих памятников оказались уже когда-то кем-то потревожены. Часть каменных сооружений была разобрана, по-видимому, поморами, другая часть - геодезистами, которые в 30-е годы прошлого века устанавливали здесь триангуляционные пункты и использовали для этого камни древних сооружений. Во время экспедиций 1990-91 годов произведена новая топографическая съемка островов.

По результатам работы экспедиций, комплекс памятников архипелага Кузова, как особо ценный объект историко-культурного наследия, получил федеральный статус. Отсюда вытекало следствие: без специального разрешения здесь нельзя проводить археологических изысканий. А поскольку у Кузовов есть также статус особо охраняемой природной территории (здесь расположены гнездовья редких птиц), - до середины июля посещение заказника вообще запрещено.

После 1993 года Кузова несколько лет учеными не посещались. Лишь летом 1997 года международная экспедиция, работавшая в Беломорском районе, организовала сюда «десант». На архипелаг, в частности, прибыли Игорь Манюхин и кандидат исторических наук археолог Надежда Лобанова. Проведя исследования, ученые обнаружили, что повреждения памятников истории и культуры продолжаются. У одного из разобранных памятников на острове Немецкий кузов был найден объектив от фотоаппарата «Зенит». Из этого был сделан вывод о том, что в содеянном, судя по всему, повинны не местные жители, приезжающие сюда на рыбалку или охоту, а туристы. Охранный статус без практической охраны ничего, к сожалению, архипелагу не дал.

В 1999 году на Кузова прибыли канадцы. Съемочная группа из Торонто снимала фильм про белуху. Надежда Лобанова, которая побывала здесь вновь, обнаружила много новых повреждений памятников, что, очевидно, было связано с начавшимся туристическим бумом. Большая часть разрушений приходится на Немецкий Кузов. А происходит это потому, что к этому острову причаливают суда на пути к Соловкам и обратно. Турфирмы из Кеми и Беломорска сделали Немецкий кузов объектом посещения. Останавливаются здесь и дикие туристы.

В 2000 году открылся международный исследовательский проект «Культурное и природное наследие островов Белого моря». С той поры ученые посещают архипелаг ежегодно. И каждый раз, делая новые открытия, одновременно обнаруживают и следы новых разрушений.

В 2001 году карельских ученых поздравил с выдающимся открытием их коллега из Норвегии Бьорнар Ольсен профессор университета Тромсе, крупнейший специалист по саамским памятникам. Он подтвердил, что культовые объекты, обнаруженные нашими археологами, действительно представляют собой святилища. Они аналогичны тем, что найдены на севере Скандинавии, где, впрочем, не сохранилось столь же крупных комплексов. Еще и поэтому наши святилища уникальны. Благодаря Б. Ольсену и его коллеге Й. Хенриксену на островах архипелага впервые найдены средневековые саамские жилища, которых наши археологи не знали, а потому и не искали.

Пока ученые и специалисты ломают головы, как убить двух зайцев: способствуя развитию туризма, не навредить памятникам и природе архипелага, процесс разрушения на Кузовах продолжается. Надежда Лобанова поведала нам о новом этапе их «освоения» - так называемой дикой археологии. Собственно говоря, об этом оставила неопровержимое свидетельство газета «На грани невозможного» (№20 за 2003 год), материалы которой комментирует Надежда Валентиновна:

- У серии статей, посвященных Беломорской Карелии, по-видимому, один и тот же автор - Евгений Голомулзин, который подходит к феномену памятников Карельского Севера со своей ненаучной меркой, считая их материальным свидетельством Гиперборейской цивилизации. Автор рассказывает об экспедиции Русского географического общества на Кузова.

Но на каком основании могли вестись эти работы? По закону, для этого требовалось получить разрешение полевого комитета Института археологии в Москве. Выданный там так называемый открытый лист должен был пройти регистрацию в Госцентре по охране памятников при Минкульте РК. По прибытии на место проведения работ участники экспедиции обязаны были известить об этом органы местной власти, в нашем случае - администрацию Кемского района. И это еще не все. Необходимо было также получить разрешение органов охраны природы, поскольку Кузова - это заказник. По окончании работ представляется отчет. И только потом возможны презентации и сенсации…

Если верить Голомулзину, экспедиция была богатой на находки. В районе сейдов на острове Немецкий кузов, например, были найдены наконечники стрел с пильчатой ретушью. Это очень редкая находка, связанная с эпохой раннего металла. Она могла бы пролить свет в определении возраста наших памятников, которые мы до сей поры не могли датировать (для этого пришлось бы проводить раскопки). А тут приезжает заезжая группа «гастролеров», которых можно смело назвать черными археологами, проводит несанкционированные изыскания и делает удивительно много находок… Если вся эта «археологическая» деятельность, о которой пишет газета, правда, то это просто кошмар! Непрофессиональные археологи из питерского географического общества делают у нас раскопки… Сам по себе факт возмутительный!

До сей поры факты черной археологии были характерны для юга России, хотя случались и в центральных областях. Мы думали, что сможем избежать подобной участи. Что у нас искать, кроме каменных древностей и битых горшков? По-видимому, мы ошибались.

В прошлом году во время международной экспедиции мы работали в южной части Онежской губы Белого моря. И когда прибыли на остров Кондостров, то там, в районе монастырской бухты, где в XIX веке был Николаевский скит Соловецкого монастыря, нам повстречалась шикарно оснащенная экспедиция, у которой было все: от навороченных лодок и палаток до лопат и металлоискателя, который гости почему-то прятали. У них даже был устроен водопровод. Нам гости представились как туристы из Москвы. Что они рассчитывали найти, я не знаю. Может, они в московских архивах что-то откопали… В нашем-то архиве об островном монастыре почти нет сведений…».

Теперь, когда работу питерской экспедиции можно считать свершившимся фактом, свое слово, по мнению Надежды Валентиновны, должен сказать Госцентр по охране памятников. По всей видимости, в Русское географическое общество будет направлен запрос о правомочности деятельности на Кузовах «научной» экспедиции. В таком случае, к разговору о черной археологии придется вернуться. Но прежде мы рассчитываем поведать нашим читателям о сенсационных открытиях минувшего полевого сезона наших, карельских археологов. Если вас интересует эта тема, следите за нашими публикациями.

Сергей Хохлов

каменные выкладки (лабиринты, дольмены…)

Летопись на камнях имеет свой возраст (лихенометрия)

Строители лабиринтов, кто они? Чем занимались? Как жили?

Лабиринты - святилища древних? (статья археолога о лабиринтах Беломорья)

Как изучают лабиринты… (лихенометрия, геологический метод)