Хронограф о Чингисхане

Продолжение. Начало: Грузинская книжная легенда о Чингисхане

В одном из списков Хронографа вместо слов “плоть кошачью” “хорцса катисаса”) вписано “плоть человечью” (“хорцса кацисаса”) 23. По нашему мнению, именно последний вариант должен быть аутентичным. При переписке летописи могла произойти ошибка, вызванная схожестью начертаний грузинских букв Т и Ц.

В монгольских летописях не раз упоминается “человеческое мясо” как “пища” богатырей. Эпические стихи “Тайной истории” повествуют о том, как мать Темучина “откормила одного своего сына человеческим мясом... Глотнет целого человека вместе с колчаном — в глотке не застрянет; съест целого мужика — не утолит сердца, осердится, пустит стрелу свою... через гору — десяток — другой людей на стрелу нанижет” и. т. д. 24. В монгольском источнике также немало аллегорически переданных эпизодов, в которых соратники Темучина называются “псами”, откормленными “человеческим мясом”, а побежденных неприятелей варят в котле. Кроме того, имеются сведения и о человеческих жертвоприношениях. Описывая пиршество Чингисхана в связи с восшествием его на престол, Рашид-ад-дин специально отметил: “Выбрали сорок красивых девушек из родов и семей находившихся при нем эмиров и в дорогих одеждах, украшенных золотом и драгоценными камнями, вместе с отборными конями принесли в жертву его духу” 25. В свете этих фантастических рассказов грузинский историк мог создать себе представление о существовании каннибализма у древних монголов.

Особый интерес представляет описание монгольского 12-летнего животного цикла. Это одно из наиболее ранних сведений о древнемонгольском календаре. “Сообщая о 12-летнем цикле у монголов,— отмечал Б. Я. Владимирцов, — грузинский автор приводит монгольские названия цикличных животных”, они “те же, что и теперь у тибетцев, монголов и маньчжур” 26.

В самой монгольской литературе сведения о Чингисхане сохранились в литературных памятниках XIII в. (близких ко времени жизни и деятельности самого героя и потому отличающихся сравнительной точностью), а также в литературных памятниках XVII в. От XIV—XVI вв. до нас не дошло произведений на монгольском языке, в которых говорилось бы о Чингисхане 27. Это придает особую ценность грузинскому источнику.

Грузинская легенда, идеализирующая Чингисхана, могла быть в ходу у той части грузинских феодальных кругов, которая сотрудничала с монголами. Безупречность целого ряда приводимых летописцем [120] монгольских фраз и терминов, знание им уйгуро-монгольской письменности свидетельствуют о контактах грузинского автора с соответствующими его, очевидно, высокому социальному рангу представителями монгольского общества. Вместе с тем ни местные антимонгольские традиции, ни даже “Тайная история монголов”, отголоски которой звучат в Хронографе, не могли дать повода для лестной характеристики личности “завоевателя мира”. Не исключено, что грузинский автор отразил устные традиции монголов середины XIV в., основным мотивом которых была идеализация образа Чингисхана. Об использовании грузинским анонимом именно устных источников может свидетельствовать характер приводимых им монгольских слов и выражений 28.

Грузинская легенда о Чингисхане носила книжный характер и не получила распространения в народе. Более того, в грузинской народной; речи слова “чингис”, “чингискаен” до сих пор являются синонимами грубости.

Общеизвестно, что наиболее активными борцами против монгольского владычества в Закавказье, как и во всех завоеванных монголами странах, выступали именно народные низы. Автор Хронографа неоднократно говорит о той непримиримости, с которой относилось к монголам не только трудовое население Грузии, постоянно готовое к антимонгольским восстаниям, но и воины, вербовавшиеся завоевателями среди грузин и увлекаемые ими в свои походы 29.

Таким образом, не только тенденциозность, но и оригинальность; грузинского сказания о Чингисхане несомненны. Многочисленные сведения о монгольском императоре имеются и в других средневековых источниках (персидских, армянских, арабских), но они не могли дать нашему автору тех материалов, какими он в данном случае пользовался. Выясняется, что единственным источником могла быть “Тайная история монголов”. Но, как известно, по специальному предписанию властей, к нему имели доступ лишь избранные представители монгольской элиты. Следовательно, остается предположить, что грузинский летописец создал своеобразный текст сказания о Чингисхане, основываясь, вероятно, на устных рассказах близких ему представителей монгольского общества. Начало политической деятельности Чингисхана грузинский аноним, связывает с именем “царя” Онхана. Это иранская форма (иранская традиция в общем не была чужда нашему историку) имени Ван-хана — одного из сильных монгольских владык 30. Ванхан был другом отца и названным отцом Темучина. Он был первым союзником Темучина на его политическом поприще. Рассказ летописца о том, что Темучин пошел “для получения даров и почестей к главнейшему их (рода), царю их, именуемому ханом и которого звали Онханом”, хорошо согласуется с историческими данными “Тайной истории монголов”. Отправляясь к Ванхану для заключения с ним союза, молодой Темучин преподнес названному отцу единственную имеющуюся тогда у него драгоценность — “черного соболя доху”, приданое своей жены. В “Тайной истории” говорится: “Эту доху Темучин... повез Ванхану... Приехав к Ванхану, Темучин сказал: „Когда-то вы с родителем моим побратались, а стало быть, вместо отца мне; в таком рассуждении я и женился, поэтому я тебе привез свадебный подарок — одежду". С этими словами он поднес ему соболью доху” 31. Великая честь, которая, по словам грузинского автора, при этом была оказана Онханом Темурчи, и преданная служба последнего своему названному отцу и сюзерену также [121] совпадает с данными монгольского источника “Тайная история”: “Растроганный Ванхан дал такой ответ: „В благодарность за черную соболью доху объединю твой разъединенный улус. В благодарность за соболью доху соберу твой рассеянный улус"” 32. Став верным сподвижником Ван-хана, Темучин одержал ряд блестящих побед над его врагами. И, по словам грузинского историка, Темучин в качестве полководца Онхана одержал ряд побед над многочисленными народами, в результате чего были окончательно сокрушены все ослушники и отступники. Надо полагать, что в сообщаемом хронистом факте вручения Темурчи власти над армией звучат отголоски возведения его при покровительстве Ванхана в ханы 33.

Затем наступает разрыв между Темурчи и Онханом. Ход дальнейших событий по Хронографу также совпадает с сюжетной линией “Тайной истории”. Точно передана позиция сына Онхана. По “Тайной истории”, сын Ванхана Сангум именно из зависти к Темурчи стал настраивать против него своего отца. Когда Темурчи попросил у Ванхана руку его дочери, а Сангуму предложил в жены свою дочь, то Сангум отверг эти предложения из опасения потерять первенство в собственном роду 34. Эту позицию Сангума подтверждает и грузинский аноним.

Далее грузинский историк словно пересказывает “Тайную историю”. Заговор против Чингисхана 35 был раскрыт двумя табунщиками Ванхана — Кишлихом и Бадаем (у нашего историка — Колак и Бад). Короткая фраза анонима — “Возжелал Онхан смерти твоей” в “Тайной истории” передается подробно: “С позволения Чингисхана, тут нечего сомневаться и раздумывать: они порешили окружить и схватить” 36. Данное вслед за этим в Хронографе описание военных действий, отступления Чингисхана и т. д., также соответствует историческим свидетельствам “Тайной истории”. Не обошлось, конечно, и без некоторых перемещений персонажей. Однако эти изменения вполне могли быть отражением своеобразного развития устных традиций монголов в XIV в.

Описание дружбы между Ванханом и Чингисханом, а затем разрыва между ними имеется и в сочинении Рашид-ад-дина 37. Но у него этот эпизод извлечен из другого источника, не имеющего ничего общего с “Тайной историей”. В рассказе Рашид-ад-дина нет того искреннего пиетета, с которым, по словам грузинского источника, Чингисхан относился к Ванхану. Очевидно, персидский историк, выражая интересы своих непосредственных заказчиков, написал наиболее общепринятую на рубеже XIII—XIV вв. идеализированную биографию Чингисхана. Согласно этой версии, Чингисхан с самого же начала своей политической деятельности представлен фигурой абсолютно независимой, что, по свидетельству монгольских источников XIII в., не соответствовало правде. Из грузинского Хронографа следует, что в официальную версию жизнеописания Чингисхана, очевидно, уже с середины XIV в. включались отдельные сюжеты из “Тайной истории”.

После победы над Онханом Чингис, по словам грузинского летописца, “одолел и убил” некоего Гурхана. Гурхан — это Джамуга, вначале побратим, а впоследствии самый опасный враг Чингисхана. Хронисту он известен лишь по титулу, который Джамуга, согласно “Тайной истории”, присвоил себе, подражая могучим владыкам своего времени 38. [122]

О близости грузинской легенды к традициям “Тайной истории” могут свидетельствовать также сходные в обоих источниках описания покорения Чингисханом уйгуров. Согласно “Тайной истории”, уйгурский правитель Идуут, знавший о победах Чингисхана, изъявил желание добровольно подчиниться ему. Монгольский владыка “великодушно” согласился на это и даже усыновил уйгурского правителя и выдал за него свою дочь 39. Аналогично эти события переданы и в грузинском источнике. “Вслед за этим, — читаем мы в Хронографе, — двинулся он [Чингисхан] на уйгуров, которые называли царя своего Едутом... Но Чингис-каен смилостивился над ним и держал его в уважении”. Грузинский источник, передавая монгольскую традицию своего времени, идеализирует образ Чингисхана, ибо ожесточенной борьбы монголов с уйгурами, о которой говорит хронист, в действительности не было.

Мы намеренно выпустили из приведенного текста слова о каком-то, вероятно уйгурском, “эмире” Сарчуке: о нем, кроме приведенного здесь сообщения, ничего не известно. Очевидно, это фольклорный персонаж. Поэтому на первый взгляд не совсем понятное в оригинале свидетельство, над кем именно “смилостивился” Чингис-каен, мы решаем “в пользу” Едута-Идуута. Отметим, что у грузинского историка то же самое перечисление следовавших одна за другой побед Чингисхана, которое имеется и в “Тайной истории” 40. Это совпадение не случайно и еще раз может свидетельствовать об использовании грузинским летописцем бытовавших в его время среди близких ему монгольских кругов устных рассказов, задолго до того занесенных в монгольскую хронику.

О пристрастном отношении грузинского историка к Чингисхану свидетельствует также то, что он приобщает кагана к христианству. Средневековые рассказы о распространении христианства в Монгольской империи хоть и не были беспочвенны, но слухи значительно превосходили реальную действительность 41. Грузинский летописец создал своеобразный текст по мотивам этих рассказов о христианском вероисповедании Чингисхана. Анонимный автор Хронографа, естественно, не мог дать каких-либо исторических сведений об “обращении” Чингисхана в христианство. Он лишь свидетельствует об ареале распространения этой легендарной версии.

(пер. Г. В. Цулая)
Текст воспроизведен по изданию: Грузинская книжная легенда о Чингисхане // Советская этнография, № 5. 1973

© текст - Цулая Г. В. 1973

Примечание:

К этому: www.bulgari-istoria-2010.com

Източник

Читайте также:

Курганы скифские, курганы не скифские

Империя Тартария? И где?

Древние княжества Приполярного Урала (по следам "находки древнего "кремля" на Урале)

Княжества приполярно-уральской Сибири - окраина Гранд Тартарии - земля, защищаемая мегалитическими кремлями :о)

Когда Уильям Гутри писал про Тартарию, в России уже было про неё написано

Сенсация! Я открыла ещё один кремль защитников Тартарии

Тагарцы очеловечили барана

Попа-ались, тартарийцы :о)

Монголы и лошадки монгольские

Про несъедобные тартарары в головах у почитателей Тартарии

Средневековые государства Южной Сибири и Дальнего Востока

Прототартарийцы Забайкалья

Как с нуля строили столицы кочевники и земледельцы

Мавзолей правителя тюркского каганата

Каракорум – легендарная столица Тартарии

Древние книги енисейцев

Древние воины и вооружение на тепсейских плачетках

Потерянный и найденный флот Хубилай-хана

Кто-то там говорил, что флота у монголов не было?

Как монголов топили вьетнамцы успешно

Венецианский купец о Танаис и татарах

Венецианский купец о Танаис и татарах - 2

Венецианский купец о Танаис и татарах - 3

Венецианский путешественник о Танаис и татарах - 4