Инструменты, человек и мышление

Надеюсь, материал статьи, найденной мной в интернете на языке английском, и подвергнувшейся вольному пересказу, будет вам понятным, особенно, если вы, читая, будете "примерять" сказанное к себе и сопоставлять со своим собственным опытом.

Итак. Дело касается процесса сугубо интимного (в первоначальном смысле латинского слова  intimus - личный, внутренний), касающегося взаимодействия человека и  инструментов, с помощью которых человек изготавливает нужное ему для жизни.

Когда-то люди считали себя уникальными существами, потому что они были единственными известными животными, которые использовали инструменты. Сегодня, когда известно, что и птицы, и животные также используют в своей деятельности инструменты,  такое различение не правомочно. То, что всё ещё может отличать людей от других живых существ, - это тенденция сделать один инструмент, чтобы с его помощью изготовить другой инструмент.

Приёмы, при помощи которых Homo Faber (человек ремесленный) обрабатывает некоторые виды  изходных материалов (сырьё), могут быть настолько далеки от окончательной цели,  достигаемой им, что визуальная связь - сырьё-конечный продукт, - отсутствует вообще. Человек копает почву, затем пережигает добытые в результате этого красноватые камни железной руды,

 руда и крица
руда и крица

затем из так называемой крицы — пористого куска железа, пропитанного шлаком выковывает кричное железо, пригодное для использования в качестве металла,

 проковка-сварка крицы
проковка-сварка крицы
 Руда, крица, кричное железо, клинки ножей.
Руда, крица, кричное железо, клинки ножей.

затем, формирует этот кусок металла, уже как  плуг или мотыгу, которые можно использовать для посадки и сбора урожая, а затем разрабатывает иное семейство инструментов для уборки,  шелушения, измельчения, транспортировки и хранения урожая, а затем, наконец, для приготовления пищи в предварительно изготовленной сковороде или горшке. Когда еда приготовлена, человек применяет ложку, чтобы положить порцию пищи в рот голодного ребенка. Путь от красной земли к голодному ребенку - это  путь огромной протяжённости, который "проходят" и осуществляют инструменты.

Чтобы сделать инструмент для создания другого инструмента, требуется особая гибкость ума, которой не потребовалось бы для создания двух независимых (не связных в последовательную технологическую цепочку) инструментов. Это совсем иной порядок мышления, когда конечный результат (цель) не имеет никакого сходства с тем, с чего всё это начинается. Наблюдение ума за тем, что является последовательно смежным и очевидным, расширяет чувство времени. Временной элемент позволяет предусматривать (провидеть, прозревать) конструктивную последовательность, в которой инструмент является и самостоятельным объектом, и промежуточным звеном.

Смещение баланса и заданный порядок

Когда человек берет рукой молот, рука, держащая молот, вдруг становится тяжелее, чем она была. Чтобы компенсировать лишний вес, все остальные части тела должны перестроиться и выровниться по-разному. Первое захватывание инструмента может быть дестабилизирующим, но вскоре каждая часть тела и каждое его движение изменяются соответственно изменившейся ситуации. Процесс объединения в единое целое  носит  характер включения инструмента с заложением взаимосогласованности в рамках новой объединенной системы (организм+инструмент).

Когда инструмент требует определенного движения - толкания или вытягивания, дугового или вращательного движения - эти действия становятся непрерывным вектором, проходящим едино через тело и инструмент. Когда инструмент изпользуется полноценно, нелегко сказать, где именно он заканчивается. Все тело ремесленника становится немного похожим на маховик или маятник. Инструменты создают смещение баланса, чтобы преодолеть состояние, которое в противном случае было бы более устойчивым. Инструменты являются эргогенными , что означает, что они повышают физическую работоспособность. Корень этого слова, эргон , (греч. «работа, дело») также является корнем слова, обозначающего энергию. Инструменты не только облегчают и улучшают работу; при определённом позиционировании они также увеличивают энергию и силу, прилагаемую человеком.

Если активная (рабочая) часть инструмента находится сравнительно далеко от тела, баланс системы поддерживается путем перемещения другой части тела человека, продлевающего единую систему, в противоположном направлении. Относительное положение ног, их расстояние друг от друга, мышцы спины, выражение лица... - все части системы вовлечены в работу и участвуют в ней даже в тех случаях, когда они далеки от руки, удерживающей инструмент. Легкие инструменты, такие как пинцеты, также меняют баланс, хотя и менее очевидно.

Выполненное действие полностью не исчезает. Что-то ещё удерживается. Все совершающиеся действия, явно или нет, являются и подготовкой к последующему за ними действию. Законченное действие содержит в себе что-то вроде прерывания, потому что оно оставляет после себя остаток потенциала.

Можно убедиться в этом, например, забивая гвозди, когда рука поначалу лишь сопровождает отскакивающий после удара молоток, а затем, подключаясь, побуждает его к дальнейшему подъёму до набора высоты для нового удара.

Созидательные действия при помощи инструмента высвобождают мышцы так, что сила действия инструмента превосходит возможности действия мышц. Тело активируется, приспосабливается, а затем реактивируется и возобновляет деятельность но на ином уровне. Когда действие проходит через тело, то в теле есть ощущение остающейся памяти. Это похоже на то, что в инициирующем теле создаётся дополнительное тело. Этот образ действия - место, где действительно существует тело ремесленника. По-видимому, результатом этого является глубокое удовлетворение, которое мастера часто ощущают в ходе своей работы. Всякий раз, когда подобное действие выполнено, ему хочется вернуться в него (в действие), словно к себе домой. Прежде чем действие начато, оно в некотором смысле уже успешно завершено.

Удовлетворение, которое является результатом завершенных действий, не стирает в человеке чувство процесса разрешения проблемы и участия. В завершении работы, вовлечение чаще усиливается, чем уменьшается и смягчается. Дело продолжается, но по-разному, потому что одно действие инструмента обычно создает почву для другого действия. Следующее действие становится «загрунтованным» (уже частично подготовленным и начатым). Участие (чувство), как и ожидание, неизбежно.

Инструмент может делать больше, чем только лишь связывать друг с другом действия; он может также увязать материал и понимание, действие и понимание. Понимание для мастера - это вызов, потому что оно, как и инструменты, является агентом трансформации. Редко пользователь инструмента привержен первоначальной форме и состоянию обрабатываемого материала.

Инструменты помещают рабочего вне материала, над ним, даже если часть мастера встроена в качества самого материала. Эта двойная география может способствовать, если инструмент следует  материалу (его форме, строению, текстуре...), но есть также моменты, когда инструмент настроен против материала. Как нечто эргогенное, инструмент придаёт своему пользователю относительно большую мощность. Независимо от того, произходит ли действие с созиданием или выступает против него, существует дисбаланс, который использовался для повышения эффективности действия. Существует также дисбаланс власти, и это также должно быть компенсировано, подобно дисбалансу веса. Если компенсация этого дисбаланса власти направлена неправильно, это может привести к слепому следованию воли. Молодые мастера иногда говорят о том удовольствии, которое они находят в борьбе за победу над материей. Послушав их можно подумать, как будто их привлекают акты вторжения и доминирования. Иногда это может быть именно так; но чаще - это попытка начинающего мастера уравнять проявляющиеся энергии - процесс, который не всегда легко объяснить.

Смотрите видеоролик (сюда не загружается...)

Эйфория борьбы с материалом более распространена в юности, чем в старости, но часть удовольствия сохраняется, как обретённое умение, изчезая, как «молодость» ремесленника, и проявляясь, как перенаправление энергии. Ремесленный навык не абсолютен; он прогрессивен и часто развивает способность мастера взаимодействовать с некоторым аспектом исходного состояния материала. В руках искусного мастера все качества, которыми обладает сырье, являются элементами, которые ему необходимо сохранить даже тогда, когда они сбалансированы для конкретного захвата и действия инструмента. Свойства материала, его мягкость, твердость, консистенция, хрупкость, гибкость, зернистость или кристаллическая структура согласуются с качествами, которые может производить инструмент, его резкостью, скоростью и силой.

Область инструментов - перераспределение веса внутри системы. Пока система находится в движении, иногда неясно, где же её вес на самом деле. При выводе одной составляющей системы из равновесия, система активизируется силой повторной стабилизации. Это верно в любом случае, является ли инструмент молотком, бейсбольной битой или клюшкой для гольфа.

Сравнительно легко увидеть, как инструмент взаимодействует с телом. Труднее понять, как инструменты соотносятся с умом и взаимодействуют с ним... (об этом в продолжении)

Сама статья здесь: http://www.stoneproject.org

Статьи по теме

Пора ввести в начальную школу уроки практической механики

Только видео. Могли и могут!

Вуаль на мраморной вуали (могли и могут...)

Как? Сакральные знания народу (каменные сети, вуали и пр…)

Сакральные знания – народу! Строителям пирамид посвящается (реконструкция метода каменной обработки камнем)

Сакральные знания – народу! Невозможные каменные сосуды :о) (как делаются каменные сосуды)

«Невозможные» пещеры Барабар