Как монголы брали реки

30.12.2017

Статья KAMASa - автора журнала Здравомыслие

Как монголы переправлялись через реки?

Одним из возражений альтернативной публики против достоверности монгольского нашествия является странное убеждение, что монголы-де настолько дикий народ, что абсолютно не умеют переправляться через реки. "А как монголы сумели перейти многочисленные реки? Для монголов это не возможно", - утверждают они. На самом деле это утверждение основано на полном невежестве альтернативной публики, которая мало что знает о жизни кочевников.

Но как же монголы во времена Чингисхана и Батыя переходили реки? На ум приходит самый простой способ: построить плот. Монголам это также пришло в голову. Они строили плоты. Разумеется, дерево в изобилии в Монголии встречается не везде, поэтому монголы использовали самый доступный материал для строительства плотов – камыш. Плоты, лодки и даже корабли известны с древних времен у народов Евразии, Африки и Америки. Путешественник Т. Хейердал даже совершил в 1970 г. на папирусной лодке морское путешествие. В "Сокровенном сказании монголов", § 105, Джамуха предлагает строить плоты из камыша:

"Говорят, на реке Хилго
Густо-густо камыш растет.
Говорят, из того камыша
Можно сделать отличный плот.
Так давайте мы там наляжем,
Много-много плотов навяжем,
Переправимся через Хилго
И щадить не станем врагов…"

Плот из камыша наблюдал в 1877 г. русский путешественник Г. Н. Потанин:

"Мне хотелось проследить р. Чон-хариха до ее истока из оз. Хара-усу и обойти озеро с востока; для этого нужно было переправиться через реку; переправа совершается на салах, т. е. плотах, связанных из камыша, так как бродов на реке нет. Местные жители (по северному берегу Харанора и Чон-хариха живут дюрбюты хошуна вана, впрочем, в малом числе) обещали сделать плот; пучки сухого камыша мы видели валяющимися на берегу, материал для плота, следовательно, был, но в первый день прихода дюрбюты обманули нас; очевидно, оттягивали почему-то. На другой день к тому же месту явился из Улангома китайский караван на 80 верблюдах с кожами, шедший в Хухухото; вместе с караваном гнали несколько тысяч баранов. Товар этот принадлежал купцу Улан-тосуну. Этих-то китайцев, по-видимому, монголы и поджидали, вероятно, накануне еще зная о приходе каравана.
Прибыв к реке, китайцы сами принялись строить паром из нанесенного монголами камыша; в середине камыша они поместили четыре плоских бочонка или бадьи, какие обыкновенно возятся здешними караванами для запаса воды на случай безводных переходов в Гоби. Затем был перетянут через реку канат, сверх плота послан камыш вместо палубы, и перевозка китайского товара окончилась к полудню, после чего и нас перевезли монголы на том же салике".

"Очерки Северо-Западной Монголии"
 Из инструкции по постройке плота из камыша.
Из инструкции по постройке плота из камыша.

Инструкции как построить плот из камыша можно найти и современных пособиях для туристов. Например: "Найдите в лесу шесть жердей длиной 160 см и толщиной 5-6 см. Зайдите в реку босиком или в резиновых сапогах и нарежьте острым ножом с корня кугу или камыш. Сложите их в снопы верхушками навстречу и свяжите жерди проволокой или веревкой, как показано на рисунке".

Другим средством переправы через реку у монголов был кожаный мех, надутый воздухом. Это средство было известно еще древним ассирийцам. Немецкий император Фридрих II так описывал эти меха:

"Эти тартары, несравненные лучники, возят [с собой] сделанные из кожи пузыри, на которых спокойно переправляются через озера и быстротечные реки".
Матфей Парижский "Великая хроника".

Это подтверждает Плано Карпини, называя это средством простых воинов:

"Другие же более бедные имеют кошель из кожи, крепко сшитый; всякий обязан иметь его. В этот кошель, или в этот мешок, они кладут платье и все свое имущество, очень крепко связывают этот мешок вверху, вешают на хвост коня и переправляются, как сказано выше".
"История монголов", гл. VI, III, II.

Очевидцы монгольского нашествия описывают и некие кожаные суда, которые строили монголы. Матфей Парижский в "Великой хронике" пишет следующее: "Через реки они переправляются в любом месте на переносных, сделанных из кожи лодках".

Матфей Парижский так же упоминает кожаные лодки: "Они сообща, по десять или двенадцать человек, владеют судами, сделанными из бычьей кожи, умеют плавать и ходить на судах. Вот почему широчайшие и самые быстрые реки они переплывают без промедления и труда". Из этого описания можно сделать вывод, что такая лодка была стандартным снаряжением для воинов монгольских туменов.

Курдский историк Ибн аль-Асир, современник монгольского нашествия описывает эти суда подробно:

"После того, как Чингиз-хан приказал им это, они выступили, и направились в место, называемое Панджаб, что означает "Пять вод". Они прибыли туда и не нашли там лодок [для переправы через Джайхун]. Тогда они изготовили из дерева нечто вроде больших водопойных корыт, обтянули их коровьими шкурами, чтобы в них не проникла вода, положили в них свое оружие и пожитки, завели в воду лошадей, уцепились за их хвосты, привязав к себе эти корыта, так что лошадь тащила человека, а человек тащил корыто, наполненное оружием и прочим, и все они переправились за один раз. Хорезмшах не успел заметить, как они оказались на одном берегу вместе с ним".
"Полный свод всеобщей истории".

Плано Карпини дополняет картину кожаных лодок описанием весел:

"Когда же они добираются до рек, то переправляются через них, даже если они и велики, следующим образом: более знатные имеют круглую и гладкую кожу, на поверхности которой кругом они делают частые ручки, в которые вставляют веревку и завязывают так, что образуют в общем некий круглый мешок, который наполняют платьями и иным имуществом, и очень крепко связывают; после этого в середине кладут седла и другие более жесткие предметы; люди также садятся в середине. И этот корабль, таким образом приготовленный, они привязывают к хвосту лошади и заставляют плыть вперед, наравне с лошадью, человека, который бы управлял лошадью. Или иногда они берут два весла, ими гребут по воде и таким образом переправляются через реку, лошадей же гонят в роду, и один человек плывет рядом с лошадью, которою управляет, все же другие лошади следуют за той и таким образом переправляются через воды и большие реки", гл. VI, III, II.

Персидский историк ата-Мелик Джувейни при описании военной кампании 1237 г. против половецкого князя Бачмана упоминает некие речные суда: "…повелитель Менгу-каан велел изготовить 200 судов и на каждое судно посадил сотню вполне вооруженных монголов". Однако что это за суда из описания неясно. Вероятно, это были плоты.

Однако умели монголы строить и полноценные речные суда. Такие лодки упоминает французский путешественник Г. де Рубрук при переправе через реку Или, которые строил монгольский народ каракитаев (черных киданей):

"Через несколько дней после этого мы въехали в горы, на которых обычно живут каракатаи, и нашли там большую реку, через которую нам надлежало переправиться на судне".
"Путешествие в восточные страны", гл. 25.

Однако монголы пользовались не только собственными плавсредствами, но широко использовали трофейные лодки и суда. Рубрук упоминает пленных русских, которые занимались переправой через Дон:

"В том месте, где мы пристали, Бату и Сартах приказали устроить на восточном берегу поселок (casale) русских, которые перевозят на лодках послов и купцов. Они сперва перевезли нас, а потом повозки, помещая одно колесо на одной барке, а другое на другой; они переезжали, привязывая барки друг к другу и так гребя", гл. 15.

Умели монголы наводить понтонные мосты. Вот как описывает такой мост историк Джувейни:

"Здесь они провели месяц, а потом ударили в походный барабан и вновь отправились в путь с намерением пересечь [реку Оке]. А в то время, когда царь со своей свитой покинули летние пастбища (yailagh), были отданы приказы захватить все лодки вместе с лодочниками и построить из этих лодок мост, так чтобы когда подойдет царская процессия, войско (pasham) могло бы переправиться без каких-либо затруднений".

Как можно убедиться, монголы имели давний опыт переправы через реки. Монголы использовали для переправы, как плоты, так и подручные средства в виде надутых воздухом меха, или просто держась за шею лошади. Так же монголы широко использовали трофейные лодки и речные суда для своих целей, а так же строили понтонные мосты. Таким образом, свидетельства современников и путешественников XIX в. полностью разбивают выдумки "альтернативных историков" о монголах, которые якобы не умели плавать и переправляться через реки, как полностью несостоятельную и основанную на фантазиях альтернативной публики.

Так же следует коснуться еще одного альтернативного мифа, связанного с мореплаванием. Это отрицание нападения монголов на Японию в 1274 и 1284 гг. Альтернативная публика утверждает, что монголы не умели строить морские суда и что поэтому-де вторжение монголов в Японию выдумка неких "официальных историков". На самом деле монголы не строили морской флот, а мобилизовали его у своих корейских вассалов. Корея, несмотря на свою военную слабость, владела сильным военным флотом и сохраняла его века спустя. Вторжение в Японию готовилось с 1268 г. и провалилось только благодаря стихийному бедствию.

продолжение следует...

Начало здесь: Монголы и военные походы

Източник

Предлагаю прочитать:

Информационная сводка с места событий (инсайд противника) (ле Вассёр де Боплан о тартарах)

Монгольское нашествие. "Откуда у них столько железа?" А у других?

Монголы и лошадки монгольские

Про несъедобные тартарары в головах у почитателей Тартарии

Средневековые государства Южной Сибири и Дальнего Востока

Потерянный и найденный флот Хубилай-хана

Кто-то там говорил, что флота у монголов не было?

Как монголов топили вьетнамцы успешно

Венецианский купец о Танаис и татарах

Венецианский купец о Танаис и татарах - 2

Венецианский купец о Танаис и татарах - 3

Венецианский путешественник о Танаис и татарах - 4

О монголах, кочевниках и археологии