О подсыпках в культурном слое Петербурга

23 November 2017

Некоторое время назад я начала разследование "потопной" истории нашей страны. Откапывая "закопанное" хисториками,  вступала в беседы с приверженцами потопной версии. Вроде бы старалась на здравые мысли навести. Вроде бы простым русским языком говорила. Но, как оказалось, понимаема иногда была, мягко говоря, превратно. Так, мои слова:

"На самом деле в Петербурге производились подсыпки грунта. Например, после наводнений, когда куча трупов и обломков повсюду валялись, дешевле было привезти земли и засыпать. Тем более, подсыпать туда, где низко. Разширяя территорию берега, строя набережные, тоже насыпали землю повыше. Так дворец Петра первого оказался закопанным. Это было не в результате потопа.

Многие дома строились на фундаментах предыдущих домов. Потому удивляться заложенным дверям не приходится. Были проходы в подземелья, которые посчитали нужным заделать. Тайники, понимаешь ли. На дне… Красной площади

 "разшифровали" так:

"Новинку, которую я кстати не встречал в учебниках истории, подкинули мне Вы... "Подсыпали землею..." мамочка моя... Вот у Вас есть город, в нем стоят дома, и пускай наводнением нанесло один метр грязи... и вот Вы вместо того чтобы откопать существующие дома, берете и закапываете их к чертям, и поверх строите новые дома!!! Апупеть просто! Хотя если честно, наводнения которые бы заносили города в официальной истории не описаны... "

Приехали, называется :о) Поздравляю!!!

Придётся объяснять на пальцах :о)

1. О грунтах, которые были на месте строительства Петербурга поначалу.

2. Наводнения

3. Что обнаружили археологи за всё время их работы в Петербурге многие годы:

Труды Санкт-Петербургской археологической экспедиции СПбГУ.

2.2. Физические характеристики слоя

2.2.1. «Материк» — естественная дневная поверхность периода основания города Санкт-Петербурга, представляющая собой, главным образом, влажный зеленоватый суглинок, — залегает в пределах территории Исторического центра на глубине 1,5–1,8 м и более от современной дневной поверхности. Это обстоятельство обусловлено не столько естественными процессами образования городского культурного слоя, сколько целенаправленной подсыпкой грунта (а с течением времени — строительных отходов), предпринимавшимися с середины XVIII в. для повышения уровня дневной поверхности как средства защиты от наводнений. Эти работы воздействовали на городскую территорию наиболее эффективно в связи с сооружением гранитных набережных Невы, ее рукавов и каналов (1760–1780-е гг.), однако подсыпка городской территории продолжалась и позднее, особенно в связи с мощением городских улиц и площадей. В XX в. рост уровня дневной поверхности обусловлен накоплением наслоений асфальта, к началу 1990-х гг. достигших мощности 0,3–0,7 м.

В целом глубина залегания культурного слоя на территории различных районов города, по данным ГМИСПб колеблется от 3 м до 0,3 м, что обусловлено как интенсивностью подсыпок, так и характером первоначального рельефа местности (с отлогими песчаными холмами, береговыми террасами речек, болотами и протоками), нивелированного градостроительными мероприятиями. Обрез первоначальных фундаментов сохранившихся каменных зданий первой половины XVIII в. на Стрелке Васильевского острова (Двенадцать коллегий, Гостиный двор, Меншиковский дворец, Кунсткамера) залегает сейчас на глубине 1,7–1,8 м. Таким образом, в ряде случаев насыпной культурный слой скрывает до 10–14 рядов первоначальной кирпичной кладки стен XVIII в. Это обстоятельство, как и рост асфальтовых напластований, имеет не только архитектурно-историческое, но и инженерно-гидротехническое значение: подъем уровня грунтовых вод, вызванный повышением дневной поверхности, и «подсос» влажности кирпичными кладками способствуют развитию аварийного состояния и разрушению зданий. Удаление напластований, как показал опыт реконструкции Дворцовой площади, не только понижает этот отрицательный эффект, но и выявляет первоначальный характер рельефа, обогащая тем самым архитектурную пластику города.

2.2.2. Мощность слоя, в зависимости от глубины залегания, колеблется от 0,5 до 1 м и более (до нивелировочных подсыпок и мостовых). В центре города отметка болотистого материка лежит на глубине 1,4–1,5 м, первоначальный культурный слой на глубине 1,3 м перекрывается первыми булыжными мостовыми, использовавшимися с конца XVIII до первой четверти XIX в. («эпоха декабристов») в районе Исаакиевской площади. Выше этого горизонта могут еще находиться подсыпки ХIХ в., достигая мощности 0,5–0,7 м; мостовые середины–второй половины XIX в. залегают на глубине 0,5 м, над ними с от метки 0,3 м начинаются непрерывные асфальтовые наслоения советского времени (Исаакиевская площадь, по наблюдениям 1995 г.).

2.3. Содержание слоя

2.3.1. Материковый грунт на территории Петербурга, как правило, обильно насыщен грунтовыми водами, которые при повышении дневной поверхности с ростом последующих напластований поднимаются, пропитывая или затапливая нижние горизонты слоя.

Спецификой нижних отложений являются также песчаные «плывуны» в ряде прибрежных районов города: зыбкая водно-песчаная смесь перемещается мощными потоками, что может вести и к перемещению артефактов (в частности, захоронений на многих старых городских кладбищах). В болотистый грунт вбивали сваи, которые могут сохраняться как заглубленными далеко в материк, так и «выталкиваться» подпором грунта в вышележащие слои. Дерево и другая органика (вплоть до бумаги) хорошо сохраняется во влажном грунте, что может способствовать обнаружению, среди бытовых находок, документов, представляющих архивную или библиографическую ценность.

2.3.2. Горизонты начального периода строительства города (как и слои допетровского времени) обильно гумусированы, пронизаны угольно-зольными прослойками, щепой и другими строительными отходами.

2.3.3. Спецификой Петербурга является с самого начала формирования городского культурного слоя обильная насыщенность его отходами каменного (кирпичного) строительства: битый кирпич, щебень, известь могут лежать как с момента строительства, так и в переотложенном состоянии (результат строительных работ, разборки и сооружения новых построек). Культурный слой, перекрытый строительными отложениями, залегает неравномерно, накапливаясь в котлованах и подвальных частях снесенных зданий, по естественным береговым склонам у каменных ограждений набережных рек и каналов, под прибрежными опорами мостов, перекрытый забутовками, нивелировочными подсыпками и «подушками» из песка и других видов естественного грунта (использовался также и мусор бытовых свалок). Нивелировочные подсыпки состоят из слоев строительного мусора, которые могут образовывать сплошные горизонты (наряду с песчаными и др. под сыпками) мощностью до 1 м и более. Слой по мере приближения к дневной поверхности становится все более сухим, что влияет на состав находок: при стойком обилии металла, разных видов керамики, стекла и проч. заметно меньше органики.

2.3.4. Многочисленные перекопы, как правило линейного характера (при прокладывании городских коммуникаций), ведут к устойчивым нарушениям культурного слоя и систематичному переотложению артефактов конца XVIII–XIX вв. (возможно, и более раннего времени), что требует постоянного внимания к составу находок при археологическом надзоре. Равным образом требует внимания и готовности к вызову саперной команды насыщенность городского грунта взрывными устройствами военного времени (бомбы и снаряды, попавшие в землю блокадного Ленинграда).

2.4. Виды археологических объектов

... 2.4.2. Фортификационные и гидротехнические сооружения представлены как деревянными конструкциями (первоначальные дерево-земляные бастионы Петропавловской крепости, мосты, набережные и пристани), так и фундаментальными каменными постройками (обводные рвы и мосты Михайловского замка, мосты и набережные засыпанных каналов, и пр.). Они могут сохраняться на значительную глубину первоначального сооружения и создавать условия для накопления локальных «карманов» культурного слоя.

2.4.3. Фундаменты, цоколи и подвальные части гражданских зданий стали археологическими памятниками как в процессе исторической эволюции застройки, так и в результате уничтожения по ходу целенаправленной градостроительной реконструкции (Путевой дворец Ф.Б. Растрелли на Средней Рогатке близ Площади Победы). В последнем случае фундаменты могут дать представление о целостном характере первоначального памятника, в других — представить эволюцию архитектурного ансамбля ...

2.4.4. Остатки архитектуры малых форм — фонтаны, клумбы, садовые беседки, боскеты и проч., — распространенные в Петербурге с петровских времен, в значительной части, как показывают исследования в Летнем саду, скрыты под нивелировочными подсыпками, мощностью до 0,7 м, сформировавшимися после наводнения 1777 г., что способствовало сохранению объектов в «археологическом состоянии»....

2.4.5. Санитарно-технические напластования составляют специфику большого индустриального города и появлялись в результате как промышленно-технической деятельности, так и целенаправленных санитарно-полицейских мероприятий (негашеная известь на эпидемиологических или эпизоотических захоронениях, шлаковые засыпки и пр.). ...

2.4.7. Свалки, запасы, строительные неликвиды наряду с использованием при нивелировочных и санитарно-технических работах могут сохраняться в виде самостоятельных археологических комплексов высокой познавательной ценности.

2.4.8. Бытовые отложения XVIII–XX вв. для общества, переживающего очередную –XX XX цивилизационную и технологическую трансформацию, представляют растущую потенциальную информационную ценность. «Викторианская собачка» 1850-х гг., над которой иронизировали герои Джерома К. Джерома, сто пятьдесят лет спустя стала антикварной ценностью, и та же судьба со временем ждет артефакты любых других эпох...

2.4.9. Допетровский культурный слой, залегающий сплошным массивом на глубине 3 м под толщей строительных насыпных отложений, по крайней мере на территории Смольного (Спасский погост X–XII вв.), а вероятно и в других частях города, свидетельствует о преемственной взаимосвязи материальной культуры петровского Петербурга с позднесредневековой культурой русского города Московской эпохи. По характеру и составу этот слой близок культурным отложениям Шлиссельбурга–Орешка XI–XII вв., Ивангорода, Пскова и других русских городов Северо-Запада России. Дерево, углистые слои, средневековая керамика составляют его характерные признаки, а типология находок позволяет синхронизировать поселения дельты Невы с другими археологическими памятниками Новгородской земли.

2.4.10. Допетровские археологические объекты, наряду с возможными постройками Спасского погоста и других русских и ижорских поселений, относятся также к шведскому Ниеншанцу, остатки бастионов которого окончательно исчезли под постройками Петрозавода в устье Охты в минувшие тридцать лет (фрагмент западного бастиона со стороны Невы сохранялся еще в начале 1960-х гг.). Рвы и подземные конструкции фортификации, подвалы и фундаменты каменных домов и храмов на территории городского посада, а возможно, остатки земляных укреплений полулегендарной Ландскроны 1300–1301 гг. на том же месте могут оказаться археологическим объектом высокой исторической значимости...

Уважаемые читатели. Про подсыпки грунта было сказано мною уже по прошествии длительного времени с того дня, как я ознакомилась с этим документом археологов. В этом же тексте есть упоминание о санитарно-технических засыпках, о повышении уровня поверхности земли при сооружении набережных. Конечно же, не засыпались дома выше крыши :о))) Часть домов (при строительстве новых зданий на их месте) фундаментами своими и нижней частью стен часто становились составляющей дворцов и зданий. Так, Зимний дворец Петра I по проекту должен был быть снесён. Но у архитектора просто не хватило времени на его разборку, потому часть дворцовых стен стали стенами Малого Эрмитажа.

https://anashina.com

На этом мой ответ, в принципе, и закончился. Но ведь интересные сведения в трудах археологов! А что, археологи-то подтверждают информацию книги Петрова, составленной им в результате изучения архивов!

С 1705 г. начинается формирование застройки набережной Невы.

"Первоначальными владельцами усадебных участков стали адмиралтейств-советник А.В. Кикин, адмирал Ф.М. Апраксин, надворный советник С.А. Рагузинский-Владиславлев, боярин Ф.С. Салтыков, вице-адмирал К.И. Крюйс, поручик флота Питер Пеер, корабельный мастер Р. Броун. В дальнейшем происходили изменения границ участков, их застройка каменными зданиями, смена владельцев. Среди владельцев усадеб появились новые представители дворянской элиты Петербурга – генерал Г.П. Чернышев, обер-прокурор Сената П.И. Ягужинский, адмирал Ф.Н. Головин, обер-гофмейстер М.Д. Олсуфьев, шталмейстер Р.М. Кошелев. Археологические наблюдения и раскопки, проведенные в ходе реконструкции инженерных сетей на территории Большого двора Зимнего дворца, Большого двора Старого Эрмитажа, Шуваловского и Черного проездов позволили детально изучить планировку и этапы усадебной застройки, предшествовавшей строительству существующего Зимнего дворца и соседних зданий Эрмитажа. Культурный слой первой половины XVIII в. отличается прекрасной сохранностью и очень четкой стратиграфией. Остатки кладок сохранились на высоту до 2 м.

Часть кладок включена в стены существующих зданий. Археологический надзор за земляными работами 1999–2003 гг. осуществляли сотрудники Архитектурно-археологического сектора Отдела изучения и реставрации памятников архитектуры Государственного Эрмитажа под руководством О.М. Иоаннисяна. В работах участвовали О.М. Иоаннисян, П.Л. Зыков, Ю.М. Лесман, Е.Н. Торшин, А.В. Жервэ, Я.В. Френкель и др.49 Все выявленные объекты представляют историко-культурную ценность как элементы первоначальной парадной застройки набережной р. Невы на Адмиралтейской стороне и образцы строительных конструкций первой четверти XVIII в. Предметом охраны являются остатки кладок и связанный с ними культурный слой.

Проект усадьбы Апраксина. Ж.-Б. Леблон

Усадьба Ф.М. Апраксина построена в 1716–1723 гг. по проекту Ж.-Б. Леблона и включала парадный жилой дом, выходивший на набережную, и служебные постройки. В 1732 г. часть служебных построек снесена при строительстве пятого Зимнего дворца, остальные строения просуществовали до 1752 г. и частично использованы в существующем здании дворца. Остатки усадьбы занимают почти весь Большой двор Зимнего дворца за исключением его западных и восточных участков. Они прослежены на площади 75120 м. В ходе надзорных архитектурно-археологических исследований 1999–2000, 2002 гг. в многочисленных строительных траншеях и в раскопе 2001 г. в культурном слое мощностью 1,8 м обнаружены остатки служебных построек и внутренних оград усадьбы. Кирпичные стены сохранились на высоту до 2 м в подвальных частях построек и около 1 м на остальных участках. Фундаменты сложены из плитняка и булыжника на известковом растворе. В части помещений сохранилось мощение полов. На этой же территории выявлены остатки деревянных построек первой усадьбы Ф.М. Апраксина (1705–1716 гг.), а также ямы и прослойки культурного слоя, перекрытые прослойкой наводнения 1703 г. или 1705 г. (читайте также https://pastvu.com/p/477196 - Взор)

Дом С. В. Рагузинского. Фрагмент рисунка Х. Марселиуса. Конец 1720-х гг.

Усадьба С.А. Рагузинского-Владиславлева начала застраиваться каменными строениями с 1715 г. и состояла из главного дома, выходившего на набережную, и одноэтажных служебных построек. Двор был разделен поперечными корпусами на парадную и хозяйственную части. К 1731 г. усадьба перешла в казну, в ней жил герцог курляндский Э.-И. Бирон. При нем поперечные корпуса были снесены. К 1752 г. остальные постройки снесены или частично использованы при строительстве существующего Зимнего дворца. Остатки усадьбы занимают восточную часть Большого двора Зимнего дворца. В ходе архитектур но-археологических надзорных работ 1999 и 2002 г. в культурном слое мощностью 1, м прослежены остатки кирпичных стен и каменных фундаментов служебных построек вдоль западной границы усадьбы, сохранившиеся на высоту около 0,5 м.

Усадьба А.В. Кикина была арендована у него в 1711 г. Морской академией, а в 1715 г. после казни владельца и конфискации имущества была передана ей. Усадьба располагалась преимущественно под западной частью современного Зимнего дворца. В западную часть Большого двора шириной около 10 м выходила часть каменного жилого дома и некоторые служебные постройки. Здания были снесены в 1732 г., часть конструкций использована при строительстве пятого Зимнего дворца. В ходе архитектурно-археологических работ 1999 г. и 2002 г. в культурном слое мощностью 1,8 м прослежены остатки кирпичных стен и каменных фундаментов жилого корпуса и одной из построек Морской академии.

Дворовое крыльцо пятого и седьмого Зимних дворцов. Дворовое крыльцо находится в западной части Большого двора, примыкая к центральной части стены существующего дворца. Крыльцо построено в 1732–1736 гг. Б.-К. и Б.-Ф. Растрелли, перестраивалось с последовательным уменьшением размеров в 1744 г. и в 1754–1762 г. Б.-Ф. Растрелли, в 1885 г. Н.А. Горностаевым. Впоследствии размеры крыльца были дополнительно сокращены, а облицовка переложена. Остатки фундаментных конструкций крыльца, относящиеся к разным этапам его истории, были изучены в ходе архитектурно-археологических надзорных работ 1999 и 2000 г.

Усадьба П.И. Ягужинского построена в 1715–1723 гг. по проекту Ф. Васильева, Г.-И. Маттарнови и Н.Ф. Гербеля. Она состояла из парадного дома и служебных корпусов с галереей и циркумференцией. В конце 1730-х гг. дом занимает принцесса Анна, племянница императрицы Анны Иоанновны. В 1755 г. в начале строительства существующего Зимнего дворца «набережный дом» и служебные корпуса были снесены. Остатки усадьбы сохранились в западной части Черного проезда. В 2001 г. в культурном слое мощностью 1,8–2 м зафиксированы остатки кирпичной стены и внутренних перегородок восточного служебного корпуса, сохранившихся на высоту до 1,5 м.

Усадьба генерала Г.П. Чернышева. Каменный «набережный дом» построен в 1719– 1721 гг., служебные корпуса — в 1740-х гг. Постройки снесены в 1759 г. на втором этапе строительства шестого Зимнего дворца. Их остатки сохранились в северо-восточной части Черного проезда. В 2001 г. в 3-х строительных траншеях зафиксированы культурный слой мощностью 1,8–2 м и стена западного служебного корпуса с участками внутренних стен и арок сводчатых перекрытий.

Усадьба К.И. Крюйса. Южная половина усадьбы упоминается с 1706 г. Она состояла из деревянных строений в составе одноэтажного дома, служебных корпусов, дома пастора и лютеранской кирхи св. Петра. Кирха построена в 1708 г., перестроена в 1720-х гг. В 1734 г. южная половина усадьбы передана адмиралу Н.Ф. Головину. В 1735 г. все деревянные постройки снесены. Северная половина усадьбы с каменными строениями появилась после 1715 г. На ней располагались «набережный» жилой дом, построенный в 1719–1723 гг. по проекту Г.-И. Маттарнови и И.Ф. Гербеля, служебный флигель и водоем. Эти постройки просуществовали до 1763–1767 гг. На месте усадьбы были построены Конюшни (арх. Ю.М. Фельтен, 1767 г.), «здание в линию с Эрмитажем» (арх. Ю.М. Фельтен, 1771–1775 гг., первая половина Старого Эрмитажа), служебный корпус (1779 г., разобран в 1825 г.), дежурные Императорские конюшни (арх. С.Л. Шустов, 1828 г., разобраны в 1841 г.), Новый Эрмитаж (арх. Л. фон Кленце, 1842–1850 гг.). В 2001 г. в восточной части Большого двора Старого Эрмитажа, на площади 2040 м были обнаружены остатки служебного флигеля северной половины усадьбы Крюйса. Они залегали в культурном слое мощностью 1,8–2 м и представлены основаниями кирпичных стен, сохранившихся на высоту до 1,5 м, и фундаментами из плитняка и булыжника на известковом растворе. В одном из помещений сохранилось мощение полов. На этой же территории выявлена прослойка наводнения 1703 г. или 1705 г. Поверх нее прослежен слой щепы с навозом мощностью до 0,5 м, датируемый 1705–1710-ми гг.

Конюшни. Здание построено в 1767 г. по проекту Ю.М. Фельтена на месте юго-запад ного угла «набережного» дома К.И. Крюйса и деревянного мазанкового флигеля усадьбы Г.П. Чернышева. Сейчас его место занято зданием Нового Эрмитажа и пространством Шуваловского проезда. В 2001 г. в северной части Шуваловского проезда зафиксированы остатки стен, сохранившихся на высоту 0,35–0,55 м и сложенных из кирпича на мощном фундаменте из плитняка на известковом растворе. Они залегают в культурном слое мощностью 1,5 м.

Дежурные Императорские конюшни. Здание, построенное по проекту С.Л. Шустова, существовало с 1828 г. по 1841 г. В 2001 г. в центральной части Большого двора Старого Эрмитажа были зафиксированы остатки стен, сохранившихся на высоту до 1,5 м, и плитнякового фундамента, залегавшие в культурном слое мощностью 1,8–2 м.

Усадьба М.Д. Олсуфьева построена в 1719–1723 гг. и включала парадный каменный трехэтажный жилой дом и деревянный служебный корпус, замененный в 1738 г. каменным. В 1740-х гг. у восточной границы усадьбы построен новый каменный служебный корпус. В 1777 г. «набережный» дом был разобран. На его основаниях возведена вторая половина «здания в линию с Эрмитажем» (арх. Ю.М. Фельтен, 1777–1784 гг., ныне Ста рый Эрмитаж). В 1780-х гг. разобраны служебные корпуса. Остатки усадьбы исследованы в 2001 г. в центральной части Большого двора Старого Эрмитажа, на площади 4040 м. В культурном слое мощностью 1,8–2 м зафиксированы основания кирпичных стен, сохранившиеся на высоту до 1,5 м и фундаменты из плитняка и булыжника на известковом растворе. Они принадлежали крыльцу парадного дома и служебному корпусу. Обнаружена творильная яма XIX в.

Усадьба Р.М. Кошелева. Двухэтажный каменный парадный дом («Желтые палаты») построен в 1719–1723 гг. по проекту Г.-И. Маттарнови на набережной Зимнего канала (Зимней канавки). Он перестроен в 1740-х гг., снесен в 1777 г. Его фундаменты частично использованы при строительстве по проекту Ю.М. Фельтена в 1777–1784 гг. второй половины «здания в линию с Эрмитажем» (ныне Старый Эрмитаж).

Прачечный двор был построен в начале 1720-х гг. В него входили каменный двухэтажный дом по проекту Д. Трезини (?), выходящий на набережную Зимней канавки, и два каменных служебных корпуса («Синие палаты») вдоль западной границы усадьбы М.Д. Олсуфьева. Служебные корпуса подверглись перестройкам в 1744 г. и в 1763 г., разобраны в 1784 г. На их месте по проекту Ю.М. Фельтена в 1784 г. сооружены Лоджии Рафаэля.

Остатки Прачечного дома сохранились в восточной части Большого двора Старого Эрмитажа на площади 614 м. В 2001 г., в культурном слое мощностью 1,8–2 м зафиксированы остатки кирпичных стен, сохранившихся на высоту до 1,5 м, и фундамента из булыжника на известковом растворе, относящихся к «Синим палатам». В одном из помещений сохранились остатки печи из кирпича на глиняном растворе.

Дворцовая площадь с прилегающими проездами. Летом-зимой 2002 г. на обширной территории, ограниченной Дворцовой набережной, набережной р. Мойки, набережной Зимней канавки и Невским пр., осуществлялись работы по замене инженерных коммуникаций и дорожного покрытия... Археологические работы были сосредоточены на 11 траншеях, 22 шурфах и 7 участках зачистки. В отдельном раскопе исследован флигель Зимнего дворца императрицы Анны Иоанновны. Существенные результаты были получены при изучении участков вдоль южного фасада Зимнего дворца и его Комендантского подъезда, вдоль фасада здания Главного штаба, по Миллионной ул. и Певческому проезду. Мощность культурного слоя составляет 0,8–1,2 м, достигая в ямах и западинах 2 м. Прослежены особенности первоначального рельефа, обнаружены остатки мощения и остатки канализационных коллекторов XVIII и XIX вв., зафиксированы фрагменты фундаментов и нижних частей стен несохранившихся построек, несколько выступавших за красную линию существующей застройки. Все выявленные объекты представляют историко-культурную ценность как образцы первоначальной застройки центра Петербурга. Предметом охраны являются остатки кладок и связанный с ними культурный слой.

Ограды западин между ризалитами Зимнего дворца. Южный фасад Зимнего дворца имеет четыре ризалита. Западины между ризалитами имеют ширину около 13 м при глубине около 4 м и около 8 м. Во второй четверти – середине XIX в. углубленные части западин были отделены от Дворцовой площади декоративными оградами, что подтверждается иконографическими материалами. В 2002 г. были выявлены фундаменты (основания) оград, сложенных из плитняка на известковом растворе, с примыкающими участками булыжного мощения.

Флигель Зимнего дворца времени императрицы Елизаветы. Флигель построен Ф.-Б. Растрелли в 1746–1747 гг. Он имел Г-образную форму и располагался у юго-западного угла современного Зимнего дворца. При строительстве последнего, в середине 1750-х гг. флигель был разобран (кроме церкви, простоявшей еще около 10 лет). Археологические работы 2002 г. проводились на участке размерами 1118 м. Площадь раскопа была меньше и составила 119 м. Работами был раскрыт мощный фундамент южного крыла флигеля. Он сложен из известняковых плит и «рваного» камня на известковом растворе и залегает в культурном слое мощностью 1,4 м. В одном из помещений выявлен участок сводчатого кирпично-каменного коллектора второй четверти XVIII в., частично разобранного при строительстве флигеля51.

Зимний дворец. Маттарнови.

Зимний дворец Петра. Первое здание Зимнего дома было возведено в 1711 г. Д. Трезини. С 1716 г. по проекту И.Г. Маттарнови строится Новый Зимний дом, который дважды перестраивается и расширяется. В 1726 г. Д. Трезини возводит четвертый Зимний дом на участке, ограниченном набережными Невы и Зимнего канала, прорытого в 1718–1720 гг., и Большой Немецкой (Миллионной) улицей. Южный фасад несколько выступает вперед, за красную линию соседних построек. В 1730 г. Трезини перестраивает северную часть здания. Части стен северной части дворца были исследованы и частично музеефицированы в ходе реконструкции Эрмитажного театра в 1985–1995 гг. В 2002 г. в траншее на тротуаре перед зданием Казарм 1 батальона л.-гв. Преображенского полка (арх. В.П. Львов, 1854–1857 гг.) зафиксированы остатки южной стены Зимнего дворца 1726 г., выступающей за современную красную линию примерно на 2 м...

(я не стала приводить здесь часть описания других построек Адмиралтейской части. Это есть в източнике - Взор)

Летний сад. Старейший регулярный сад России был заложен в 1704 г. Первоначальный замысел принадлежит Петру I. Воплощением его идей занимались А. Шлютер, Ж.-Б. Леблон, Д. Трезини, Н. Пино, Н. Микетти, Г.-И. Маттарнови, М.Г. Земцов, К.-Б. Растрелли и другие54. К работам были привлечены первоклассные исполнители. Завершающий этап создания летней императорской резиденции первой половины XVIII в. связан с именем Ф.-Б. Растрелли. На территории сада были устроены не менее 50 фонтанов, каскады, во дометы, пруды, разнообразные павильоны и беседки. После крупного наводнения 1777 г. часть утраченных объектов не была восстановлена. Устройство гранитных набережных Невы и Фонтанки потребовало повышения уровня поверхности сада дополнительными подсыпками. В 1780 г. был засыпан гаванец перед дворцом Петра I, снесены Людские па, латы, Большая и Малая Оранжереи. В 1786 г. засыпали оставшиеся 15 больших фонтанов, Овальный пруд, разобрали обветшавшие павильоны и каскады. Сад обрел новый облик, обогащенный в первой трети XIX в. рядом существующих сооружений.

Източник

Ссылки на предыдущие статьи о следах мнимого потопа и о наводнениях:

Улицы древнего булгарского города Казани

Засыпанная Казань

Геотехника - это «мафия». Тонущий Петербург

Тонущий Петербург - 2

Тонущий Петербург - 3

Подсыпки в Петропавловской крепости были вызваны необходимостью :о)

Новая Голландия открывает секреты (культурный слой о потопе не свидетельствует)

Кто и как закапывал Питер и Омск

На дне… Красной площади

Закопанные города… Омск на проводе

Кирпичные подвалы? Не может такого быть (засыпанный Омск и незасыпанный Новосибирск)

В Углич по подвалы

Затонувший Петербург?

Про потопы, которые в топах

Про потопы, которые в топах – 2

Про потопы, которые в топах - 3

Потопы и прочие невзгоды в Нидерландах (малый ледниковый период)

Потопы не ноевских времён