Об инках без болгарок и фрезы

Продолжаю выкладывать материалы по строительному искусству империи инков. (Ссылки на предыдущие статьи внизу)

Наверное, нужно также осведомиться о том, при помощи чего строили или создавали свои вещи инки. Естественно, что больше интересует то, при помощи чего они строили, но и другие инструменты тоже заслуживают внимания. Начну с того, как описывал инструменты инков Гарсиласо де ла Вега.

НЕМНОГОЧИСЛЕННЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ, КОТОРЫЕ ИНДЕЙЦЫ СОЗДАЛИ ДЛЯ СВОИХ РЕМЕСЕЛ

Поскольку мы уже говорили об изобретательности и о науках, которых достигли философы и поэты того язычества, будет правильно, если мы скажем о неумелости мастеров (oficiales) механиков в их ремеслах, чтобы было видно, в какой нищете и отсутствии необходимых вещей жили те люди. И, начиная с серебряных дел мастеров, мы скажем, что, несмотря на такое их количество и постоянный их труд в своем ремесле, они не умели делать наковальни из железа или другого металла: причиной тому было неумение выплавлять (sacar) железо, хотя у них имелись шахты [по его добыче]; на [своем] языке они называли железо килъай. Для них наковальней служили очень твердые камни зелено-желтого [136] цвета; они делали их плоскими и шлифовали один о другой; они высоко ценили их, поскольку они встречались редко. Они не умели делать молотки с деревянной ручкой; работали они инструментами, которые делали из меди и латуни, смешивая одно с другим; молотки имели форму надолба со сбитыми (muertas) углами; одни — большие, насколько может охватить рука, чтобы сильно ударить; другие были средними и маленькими, а иные продолговатыми, чтобы ударять по вогнутой [поверхности]; они держат те свои молотки в руке так, чтобы ударять ими, словно булыжниками. Они не умели делать напильники и резцы; они не додумались до мехов для плавки; они плавили с помощью сопл (soplos) — трубочек из меди длиною с половину сажени; были и длиннее или короче для большой или маленькой плавки; трубочки закрывались с одного конца; они оставляли в них [лишь] маленькую дырочку, через которую воздух выходил быстрее и сильнее; собирались вместе восемь, десять или двенадцать [человек] — столько, сколько было нужно для плавки. Они ходили вокруг огня [и] дули через трубочки; и сегодня стоят на том же те, кто не хочет менять привычки.

Культура моче 

Они также не умели делать клещи, чтобы вынимать металл из огня: они вынимали его прутами из дерева и меди и бросали его на кучку сырой земли, которая имелась на этот случай, чтобы умерить огонь металла. Они несли его туда и переворачивали с одной стороны на другую, пока он не становился таким, что его можно было взять рукой. При всем этом неумении они создавали великолепные творения, в особенности в отливке одних предметов при [помощи] других, оставляя их полыми; о других восхитительных [вещах] мы расскажем дальше. При всей своей простоте они познали также, что дым от любого металла был вреден для здоровья, и поэтому они строили свои литейни, большие и малые, на открытом воздухе в своих дворах или загонах и никогда под навесом. 

Бронзовые инструменты. Музей Ла-Паса

Искусство плотников было не выше; пожалуй, оно было даже меньшим, ибо из тех инструментов, которыми пользуются здешние [испанские плотники] для своих ремесел, плотники Перу знали только топор и тесло, и эти инструменты были из меди. Они не знали пилы, сверла и рубанка или какого-либо другого инструмента для ремесла плотника и поэтому не умели возводить свод и двери, [а] лишь умели резать дерево и [готовить] штукатурку (blanguella) для зданий. Топоры, тесла и немногочисленные скребки (escardillas) выделывали серебряных дел мастера, а не кузнецы, ибо весь инструментарий, который они делали, был из меди и латуни. Они не пользовались гвоздями, ибо сколько бы дерева они ни использовали в своих зданиях, все оно было увязано канатами из дрока, а не сбито гвоздями. Точно так же каменотесы для обработки камней не имели другого инструмента, кроме черных булыжников, которые назывались ивана [и] которыми они не рубили, а раскалывали их. Для подъема и спуска камней у них не было никакого орудия; все делалось силою рук. И, несмотря на все это, они создали столь огромные сооружения и с таким искусством [137] и порядком, что они кажутся невероятными, за что их превозносят испанские историки, и как это видно по развалинам (reliquias), сохранившимся от многих из них. 

Они не умели делать ножницы и иглы из металла; они делали [иглы] из длинных шипов, которые там растут, и поэтому они мало что шили, предпочитая латать (remendar), нежели зашивать, как мы дальше увидим. Из тех же шипов они делали гребешки, чтобы причесываться: они завязывали их между двумя тростниками, которые служили как бы хребтом расчески, а шипы выступали по одну и другую сторону тростника в виде гребня. Зеркала, в которые смотрелись женщины королевской крови, были из хорошо отполированного серебра, а у простых [женщин] — из латуни, ибо они не могли пользоваться серебром, как это будет сказано дальше. Мужчины никогда не смотрелись в зеркало, ибо это считалось позором, поскольку являлось женским занятием. Подобным же образом им недоставало многих других вещей, необходимых для человеческой жизни. Они обходились без того, что не умели делать, потому что были мало или совсем не изобретательными [в отношении] самих себя и, наоборот, они — великие подражатели тому, что увидят уже сделанным, как это подтверждается на опыте того, чему они научились от испанцев во всех ремеслах, которые они увидели у них, ибо в некоторых из них они сумели превзойти [своих учителей]. Ту же способность они проявляют в науках, если их обучают им...

Източник: ГАРСИЛАСО ДЕ ЛА ВЕГА 

Энн Кенделл. Инки. Быт, религия, культура

"Среди жителей небольших городков и столиц были квалифицированные ремесленники, специализировавшиеся на изготовлении предметов роскоши: золотых и серебряных дел мастера, плотники, гранильщики драгоценных камней, а также опытные ткачи, вышивальщики и строители, выполнявшие работу для своих нанимателей – элиты, то есть главным образом императора, жрецов, кураков и наместников. Они были освобождены от обычной выплаты податей и все свое рабочее время посвящали службе тем, кто обеспечивал их самих и их семьи всем необходимым, включая инструменты и материалы для их ремесла. Получить доступ в это сословие обычно можно было по наследству, как это обстояло и с большинством должностей и сословий империи. В записях, где говорится о прекрасных ремесленных изделиях, не указывают имена мастеров, за исключением авторства в архитектуре. Скорее подчеркивается непревзойденное мастерство племени в том или ином ремесле, передающееся по наследству, – к примеру, чиму были замечательными золотых дел мастерами, а колья – каменщиками
Искусство каменщиков было чрезвычайно важной частью инкской архитектуры. Эти мастера находились на правительственном обеспечении, и их направляли на строительство наиболее важных зданий инков – императорских дворцов и храмов Солнца в самых привилегированных провинциальных столицах, – а также для обучения этому ремеслу коренных жителей. Каменщики работали в тесном сотрудничестве с силами мита: известно, что в великой крепости Саксайуаман для карьерных разработок, транспортировки и строительных работ ежегодно использовались 20 тысяч рабочих; сравнимое количество мужчин было занято и на строительстве других важных объектов в провинциях. В карьерах работали тысячи людей. Немногое известно о методах или инструментах, использовавшихся для откалывания гранитных и андезитных блоков. Есть мнение, что для этого в камне высверливались отверстия, в которые вбивались деревянные клинья; затем на них лили воду, клинья расширялись, и камень раскалывался. Этому методу могло способствовать действие мороза, но в таком случае было бы труднее контролировать участок операции. Возможно, применялись также большие поперечные распорки. Чтобы просверлить отверстия по вышеуказанному методу, быстро вращали между ладонями камень в форме пестика или палочку, подсыпая песок и подливая воду; для этого нужен не настолько длинный инструмент, как может показаться. Камни перемещали от карьера до места стройки с помощью канатов и деревянных кругляшей. При строительстве великой крепости Саксайуаман (как и вообще в регионе Куско) использовали три основных типа камня с различными характеристиками. Для постройки внешних стен – гигантские блоки диоритового порфира (некоторые из них были свыше 8 метров в высоту и ширину и весили более 200 тонн); их нашли и вырубили на месте строительства. Второй тип, известняк из Юкайя, добывавшийся примерно за 15 километров от крепости, стал материалом для фундаментов. Третий тип камня, черный андезит, который под влиянием погоды превратился в шоколадно-коричневый, использовался для внутренних построек. Его доставляли из сравнительно отдаленных карьеров Уаккото и Румиколка, расположенных соответственно в 15 и 35 километрах от Куско. При транспортировке камня было задействовано великое множество людей. 
Подобные героические деяния запечатлены в легендах, подробно описывающих процесс перемещения так называемых «уставших камней». Это были особенно крупные блоки, которые, должно быть, доводили рабочих действительно до чрезмерной усталости. Один из самых громадных блоков, Каикуса, был взят, согласно Гарсиласо, из карьера «за пятнадцать лиг», на другом берегу реки Юкай. Камень невероятных размеров тащили 20 тысяч человек, из которых 3 тысячи погибли, и в конце концов, слишком «уставший», чтобы преодолеть последний склон, он был брошен у подножия холма Саксайуаман. Инструменты каменотесов были просты. Под руководством мастеров-каменщиков камням придавали форму каменными молотами, предпочтительно из красного железняка. Когда требовалась гладкая поверхность, для шлифовки использовали песок и воду. Для измерений при подгонке блоков и разметке архитектурных деталей инки пользовались размерами человеческого тела. Согласно Роуву, они также знали и применяли логарифмическую линейку с произвольными единицами измерения и свинцовые отвесы (см. рис. 40). При выдалбливании некоторых пазов и отверстий в камне могли помочь бронзовые долота; но даже наилучшая бронза была слишком мягкой, чтобы прослужить достаточно долго и завершить безукоризненную обработку каменных блоков.
 Существовали два основных типа каменной кладки, в которых мастерство каменщиков дошло до совершенства, и множество их вариаций, необходимых для различных целей строительства. Наиболее монументальный и скульптурный стиль представляла кладка из многоугольных блоков, часто огромных (обычно из известняка или диоритового порфира), используемых при возведении мощных внешних стен, основных опорных стенок террас и крепостных валов в цитаделях наподобие Саксайуамана. Громадные блоки неправильной формы обтесывались и устанавливались «индивидуально», каждый камень укладывался на опору, имевшую едва заметное чашевидное углубление, вытесанное с исключительной точностью. Из-за того, что стыки камней были заглублены, все сооружение обретало большую скульптурную притягательность, так что достигалось высокое качество текстуры и в то же время смягчалась неровность линий, тогда как массивность подчеркивалась игрой света. Некоторые блоки были обтесаны так, что имели до тридцати двух углов, к которым были подогнаны другие блоки.
 Другой стиль каменной кладки – прямоугольный – имел совершенно иные характерные особенности. Прекрасный образец этого типа представляет собой храм Солнца, Кориканча, сложенный из почти правильных горизонтальных рядов камней. В кладке из обтесанных черных андезитовых блоков почти отсутствуют заглубленные стыки. Используемый при постройке прекраснейших дворцов и храмов, этот стиль, вероятно, возник из традиции вырезать квадратные куски дерна. Прямоугольная кладка применялась, как правило, для отдельно стоящих стен, но иногда и в опорных стенах. Более мелкие блоки неправильной формы – вариация полигонального типа – также использовались в стенах, окружающих храмы и дворцы, и в опорных стенах. А иногда строители применяли комбинацию стилей кладки и типов камня в одной стене – при этом выявлена высокая корреляция физических свойств камня с типами кладки, и типов кладки – с функциональной прочностью. В то время как многоугольные блоки требовалось тщательно обтесывать и подгонять, чтобы они соответствовали друг другу, обработка прямоугольных блоков могла заключаться в простой шлифовке методом истирания, после чего блоки были уже приблизительно подогнаны. В любом случае с краев затем снимали фаску, чтобы усилить эффект «завершенности» отшлифованных до гладкости затопленных стыков. Вес камней как при полигональной, так и при горизонтальной кладке уменьшался с возрастанием высоты. При постройке стен использовались рычаги и наклонные земляные насыпи: самые тяжелые камни втаскивали по насыпям, доведенным до высоты стены, подкладывая деревянные кругляши.
Строители также использовали небольшие толстые бронзовые ломики, именуемые чампи, чтобы обтесывать на месте камни, которые были слишком тяжелыми для поднятия их вручную. Ломы были достаточно прочными, чтобы пользоваться ими при перемещении каменных блоков, весящих 10–20 тонн, и упирались в небольшие выступы, оставленные на камнях, чтобы поднимать их на место. Эти бугорки обычно выступали снизу на поверхности камня, и иногда их оставляли в качестве декоративных деталей, вместо того чтобы отбивать. Хотя инкские строители знали технику применения металлических скоб, которая была известна еще в среднем горизонте в Тиауанако, они редко пользовались ею, кроме, возможно, некоторых случаев в Кориканче и в храме Ольянтайтамбо, здание которого разрушили испанцы, искавшие «золото, которое строители заливали в трещины». Но на самом деле прекрасные стены возводили сухой кладкой, и между блоками нельзя было втиснуть даже булавку. В горах швы между камнями нередко обызвестлялись из-за влажной погоды, что, вероятно, и побудило испанцев заключить, что инки некогда использовали особый «клей». В то время как в некоторых стенах блоки были тщательно подогнаны как с внешней, так и с внутренней стороны, внутри стены камни слегка сужались, и щели заполняли небольшим количеством грязевого раствора. Инженерные ухищрения мастеров-каменотесов хорошо иллюстрируются использованием техники замкового камня на стене в группе торреон в Мачу-Пикчу. Здесь очень искусный каменщик соединил торреон, полукруглое строение, с домом в два с половиной этажа. 

Стена, которая их связывает, выстроена из тщательно подобранных и пригнанных тесаных блоков из белого гранита. Среди прямоугольных по виду блоков нет математически правильных прямых углов или прямых линий. По прошествии времени дом, находящийся в южном конце стены, должен был отклониться от нее, отчего образовались бы трещины. Чтобы предотвратить это, каменотесы хитроумно сомкнули тесаные глыбы в точке наибольшего напряжения, изменив схему кладки – введя в практически прямоугольные ряды камни изогнутой формы, которые образовали серию скоб, долженствующих предотвратить соскальзывание обтесанных блоков и помешать дому отклониться. Существовали способы изготовления и меньших по размеру каменных изделий, таких как топоры, навершия дубинок, прессы для дробления, ступы, пестики, каменные чаши, церемониальные блюда и статуэтки. Им придавали форму, обивая их каменными молотами и шлифуя песком и водой. 

Скульптуры инков, отличающиеся превосходной пластикой, – это миниатюрные фигурки лам и альпака, пум и людей, вырезанных из камня или даже отлитых из бронзы, серебра или золота. 
 Фигурка альпака, выполненная из кусков агата. Длина 5,5 дюйма. Инка. Музей археологии и этнологии Кембриджского университета.
Фигурка альпака, выполненная из кусков агата. Длина 5,5 дюйма. Инка. Музей археологии и этнологии Кембриджского университета.
Эти фигурки очень просты, однако отличаются выразительной стилизацией. Многочисленные небольшие статуэтки лам и альпака выполнялись из камня различного цвета и структуры, а в их спинах были выдолблены углубления, которые должны были наполняться жиром ламы или листьями коки – в качестве пожертвования. Дж. Роув предполагает, что искусно вырезанные каменные блюда предназначались также для ритуальных целей – чтобы собирать кровь принесенных в жертву животных. Некоторые из этих чаш были очень тяжелыми, но весьма гармоничными, смелых и необычных абстрактных форм, прекрасно отделанные и с полированной поверхностью. Другие были украшены рельефно выгравированными изображениями пум, змей, и в редких случаях вырезались целые сценки.

Источник

Читайте также:

Двуглавый орёл Монтесумы

Белокожие соседи инков?

История одного изследования (загадочный вход в подземелья Мачу-Пикчу)

Космическое оружие тольтеков (развенчание фейка)

Про солнышко и свастику (у индейцев была обсерватория)

Солнышко и доинки: 4000 лет космогоническому мифу о Лисе

Про солнышко, протуберанцы и солярные знаки

Лиса всем землям мать родная :о)

Чинкано гранде, или тайны Саксайуамана

Каналы, акведуки и другие гидротехнические сооружения доколумбовой Южной Америки

Каналы, акведуки и другие гидротехнические сооружения доколумбовой Америки - 2

Дороги инков

Дороги инков – 2 - инженерные сооружения

Царица полей – дар аннунаков?

Кукуруза – дар богов или плод селекции?

Мосты инков. Старинные технологии продолжают жить

Дороги инков – 3, или мосты – совсем не ерунда

Майя цивилизация и майя пчёлы

Дороги инков – 4, или проект Дорога Инков (о проекте учёных всего мира по изучению наследия инков)

Каналы, акведуки и другие гидротехнические сооружения доколумбовой Америки - 3

Карьеры и камнерезное дело инков

Карьеры и камнерезное дело инков 2

Обработка камня у инков

Откуда камень, Зин, у инков?

Откуда камень, Зин, у инков? (продолжение)

Инки – строители, инженеры и архитекторы

Инки – строители, инженеры и архитекторы 2

Как открывали Америку до испанцев?

История Коско – бывшей столицы империи инков Тавантин-суйу от Гарсиласо де ла Вега

Кипу – узелки на память… Только ли?

Почему инки боролись с буквами?

Как писалась инками история их правления и их империи. О кипу новый узелок

Инки или инопланетяне?

Верить ли «барону Мюнхаузену»? Однако, не всё так просто…