Расшифровали ли Фестский диск?

22.10.2017

Для начала малёхо истории про это дело. Наверное всё-таки есть люди, которые про этот самый диск совсем и не слышали...

Вот эту самую глиняную штуковину нашли в 1908 году. С тех пор про неё неоднократно писали во всём мире, и нынче в интернете статьи о ней чаще всего встречается в рубриках "неизведанное":

"3 июля 1908 года итальянский археолог Луиджи Пернье в царском дворце города Фест на острове Крит, ведя раскопки, обнаружил уникальный диск из пористой, хорошо обоженной глины — терракоты. При небольших размерах в диаметре (около 15 см) и толщине (около 2 см) значимость его для науки оказалась несоизмеримой. И вот почему. На обеих сторонах диска имелись узоры-символы, заключенные в сектора — расположенные на поверхности, поделённой спиралевидной линией. И несмотря на то, что в истории познания эволюции человека и археологии, на тот момент имелось достаточно знаний и опыта в определении значимости исторических находок и решении вопросов типа «что это такое?», «фестский диск» не «поддался» конкретному определению. Если сказать более точно, то получался парадокс: чем больше предположений и определений о предназначении диска делали учёные, тем больше новых вопросов он задавал в ответ. Общепринятым мнением же являлось то, что это первый в мире из известных средств информации, своеобразный «орган» печати, изготовленный при помощи штампов, точнее сказать, штампов и нарисованных узоров на 2500 лет раньше, чем была создана печать в Китае, и на 3000 лет раньше печатных книг Гутенберга.
Некоторые учёные считали, что диск — письмо неизвестного народа на неизвестном языке с использованием неизвестного шрифта, кто-то даже смело заявлял о завете атлантов. Вопросов в процессе исследования возникало очень много: что это, как изготовлен диск, где именно, в каком направлении его читать? И, наконец, главный вопрос: с какой целью был изготовлен «фестский диск»? Все загадки не получили отгадок. Именно поэтому находящийся в музее греческого города Ираклион диск имеет пометку «не расшифрован».[1]

Есть более точные описания находки:

"Крит — это остров, археологическую славу которому принес Артур Эванс, английский историк. Он первым вскрыл там древние пласты и подарил в 1900 году научному миру сложнейшее сооружение древности — великолепный Кносский комплекс, дворец царя Миноса, хозяина чудовищного быка Минотавра.

Остров Крит

Мировая слава англичанина привела к ошибочному мнению, будто он открыл и Фестский диск. На самом деле этот кусок глины с письменами откопал летом 1908 года в одной из служебных пристроек дворца минойской эпохи в городе Фесте рядовой участник итальянской экспедиции Л. Перние. Он и определил, что диск пролежал в глинистой почве примерно 3700 лет.
Что же было найдено? Не очень ровный глиняный круг диаметром около 16 см и толщиной от 16 до 21 мм. Загадочные фигурки, расположенные двумя спиралями, сплошь покрывали обе стороны глиняного кружка. Такие пиктографические знаки ранее не встречались. Не случайно они породили огромную научную литературу — больше чем по одной капитальной статье на каждую условную букву диска. Но буквы ли это? И какому народу принадлежит азбука?
«Очередная и труднейшая проблема древнего Крита», — заявили тогда итальянские археологи. Сперва они насчитали 241 знак, потом 243, а затем увеличили число до 259. Из этого количества выделено 45 разных. Иероглифы или пиктограммы изображали рыб, птиц, воинов в шлеме, оружие, растения, бытовые и другие не совсем понятные предметы.
Диск с его рисуночным письмом сразу стал знаменитым. Посыпались версии, будто это лунный календарь, документ из дипломатического архива минойцев, талисман с заклинаниями, список городов, краткая элегическая поэма в честь весны и даже отчет о спортивных соревнованиях...
«В апреле сеять, в мае полоть, в июне поливать, в конце августа убирать урожай»,— примерно так предлагали читать критские письмена на диске английские археологи-любители. Они выбрали определенные рисунки и смело назвали их сельскохозяйственными символами. Далее этого их логика не распространялась...
В 1930 г. на такой же любительской основе англичанин С. Гордон «прочитал» первые фразы диска следующим образом: «Владетель мира, шагающий с крыльями по бездыханной дороге, господин звезд, вспенивающий водяную бездну, солдат, над ползающим цветком, воин конской кожи, рыбо-пес, скачущий поперек дороги...» — и далее в таком же сомнительном духе.

45 фигур "Фестского диска" - письмена многовекой давности

Между тем начались и серьезные исследования. И тут же была выявлена примечательная неожиданность. Скорее тут можно говорить об открытии. Что же изумило исследователей? Они убедились, что древние люди сработали текст Фестского диска не острой палочкой, а специальными печатками. Сенсация? Конечно, ведь можно говорить о своеобразном предшественнике Гуттенберга. У древних писцов были литеры? Да! Значит, печать по глине была будничным делом. Ведь штемпели-литеры могли изготовляться только для частого использования. Значит, в земле Крита еще скрыты сотни, а может быть, и тысячи других дисков с отпечатанными письменами.
Увы, они еще до сих пор не обнаружены, а мы вернемся снова к единственному пока диску. Итак, изображения фигурок не процарапаны, а оттиснуты в определенном порядке. Сам Эванс назвал диск трудным ребусом минойцев. По его утверждению, смысл в спиральном письме должен быть. Но какой?
Да, диск маленький. Но это — керамическая крепость. Неужели ему предназначено судьбой быть уникальным немым? Ведь пробовали же ученые приписать его к самым древним грекам, легендарным филистимлянам, фригийцам, пелазгам, иллирийцам, этрускам и даже баскам. Но ни одна версия не оправдалась.
В геологической лаборатории Кембриджа английские специалисты определили, что Фестский диск сделан из сорта глины, который не встречается ни в одном месте на Крите. Значит, тут импортный товар? Ничего удивительного. Еще Эванс находил в Кноссе египетские амулеты в виде скарабеев и керамические вазы из Микен и Коринфа. Знатоки глин затем добавили, что уникальный письменный документ в виде диска завезен на остров из Малой Азии, а если точнее — из ее юго-западной части. Забегая вперед, скажем, что это — весьма важное утверждение. (позже было подтверждено местное произхождение диска - Взор)
В 1910 году английские археологи и востоковеды с тяжелым вздохом сожаления заявили, что, «наверное, проникнуть в смысл критского иероглифического письма они никогда не смогут». К 1922 году слово «наверное» исчезло, и немецкие дешифровщики признали свое бессилие. Но они высказали трезвую мысль относительно формы диска. Малый диаметр его не случайность, а намеренная задумка древних мастеров типографского дела. Что имеется в виду? Глиняную табличку такого размера удобно зажать в ладони. Подобные диски делали, чтобы вручать гонцам и отправлять их в дальний путь с какой-либо срочной вестью. В какую же сторону в нашем случае? И какая тут весть?
В 1928 году французские востоковеды высказали ироничное суждение, что к диску следовало бы отнестись согласно желанию любой матери навсегда сохранить своего сынишку таким, каким он ей нравится, то есть милым маленьким мальчонкой. Зачем расшифровывать диск? Пусть он лежит в музее города Ираклейона и молчит. Пусть не пропадает его таинственное очарование...
Но исследования упорно продолжались. Ученые пришли к выводу, что рисуночное письмо во всех деталях сохраняет индивидуальное своеобразие. Оно не похоже на египетские, древнеиндийские, шумерские символы. Однако есть одна деталь, сближающая его с древнейшими письменами Средиземноморья: рисунки диска содержат знаки словораздела — косые черточки.
Языки древнего мира — это не стихия. Они имеют свои законы, условности, да и общие черты тоже. Рисуночное письмо — это пиктограмма. Его знаки — это слоги. Но как найти к ним ключ?
К 1950 году ситуацию признали критической. Правда, мнение о слоговом письме утвердилось. Разных знаков 46. Следовательно, их слишком много для алфавитного письма, включающего, как правило, около 30 букв. Но 46 мало и для иероглифического, которому необходимо минимум 700 знаков. Поэтому и следует говорить о слоговой природе глиняного диска, донесенной до нас из седой старины. Ученые пришли к единому выводу, что направление чтения рисунков — слогов справа налево, то есть от края диска к его центру. Группы значков, ограниченные радиальными черточками, — это слова. А далее?
Расшифровка не продвигалась. Но была установлена еще одна тайна диска. Оказалось, что он побывал в руках корректора, который сделал целых четыре поправки: стер одни оттиски и отпечатал на глине другие. Следовательно, Фестский диск вышел из какой-то походной типографии.
Смысл рисунков упрямо не поддавался ученым. Поэтому и сыпались фантастические домыслы и пессимистические предсказания. Единственная бодрая мысль принадлежала тогда советскому исследователю А. Деянову, посчитавшему, что общий прогресс средиземноморской лингвистики и археологии в конце концов поможет добиться здесь успеха...

Секира, на которой обнаружено несколько подобных знаков.

...В журнале «Балканское языкознание» вышла статья академика В. Георгиева, где им дается окончательный вариант дешифровки Фестского диска:
Сторона А
Когда Яра готовился в поход против Лилимувы, то не успел отправиться, ибо Ярамува отстранил своего любимца и сам уничтожил Лилимуву
Тархумува, однако, решил насчет Яра, чтобы тот отошел на отдых. Тархумува был в плохих отношениях с Лилимувой. Тархумува решил, чтобы сам Яра находился на отдыхе во дворце.
Сандания и Апупимува убежали на Самос.
Упарамува встречал всех во гневе за свой ущемленный интерес. Рунда, однако, прибег к силе и оттеснил его. Сармасу отступил ближе к Ярамуве.
Сторона Б
Сарма замыслил и открыто выполнил свой план — он науськивал других. Его же подстрекала Троя, но я ее сторожил.
Сарма, разгневанный на Эфесос, выиграл дело в свою пользу. Троя его подстрекала.
Сармасу, когда освободился, подошел и воздействовал силой. Троя его поощрила.
После победы над Яриной он отошел к Ялисосу, обложил тяжелой данью, но проявил снисхождение и ушел в Газену.
Но Яра разгневался за унижение. Яра собрал зерно, обеспечил мне счастливое пребывание и поклялся, что не станет создавать неприятности, поскольку это не в его интересах.
Сандатимува."
***
...Итак, как утверждает академик В. Георгиев, содержание пиктографического текста, нанесенного на глиняный диск, — это краткая историческая хроника или же доклад, посланный царю в Фестос. Автор текста Сандатимува. Он рассказал о важных событиях в Малой Азии, сложных взаимоотношениях между различными племенными вождями. Особое значение приобретает упоминание Трои." [2]

(прошу обратить внимание на текст этого перевода - Взор)

Казалось бы, всё! Проблема решена! Ан нет...

Фестский диск Проблемы дешифровки

(научный доклад 2000г.)

Автор Юрий Владимирович Откупщиков - советский и российский филолог, лингвист, доктор филологических наук, профессор филологического факультета СПбГУ

ПРЕДИСЛОВИЕ
Предлагаемый читателям сборник статей отражает содержание четырех докладов, из которых один был прочитан на открытом заседании кафедры классической филологии Ленинградского университета, посвященном памяти моего учителя — Ивана Ивановича Толстого, в октябре 1968 года, а три сделаны в Томском (1970), Московском (1979) и Львовском (1983) университетах...
За последние годы вышло большое количество публикаций о ФД. Однако ничего принципиально нового они, как правило, не содержат. Мнения по такому важному вопросу, как направление чтения текста на ФД, разделились примерно поровну. А это значит, что около 50% всех работ с «чтением» и «переводом» текста ФД в этом отношении полностью лишены какой-либо научной ценности. Идентификации знаков ФД, как правило, проводятся субъективно и произвольно — с целью получить «чтения» на каком-либо (обычно заранее намеченном) языке. В одном из своих выступлений А. М. Кондратов заявил, что на том научном уровне, на котором авторы практически всех дешифровок «читают» текст ФД, он готов «прочитать» этот текст на любом языке, который ему будет предложен. Однако большое количество специалистов разного профиля и особенно дилетантов продолжают предлагать все новые и новые «чтения» текста ФД. Причем каждый их них глубоко убежден, что из многих десятков предложенных «чтений» именно ему, и только ему, удалось постичь тайну ФД.
Большинство осторожных исследователей считают, что ФД в настоящее время, пока не будут обнаружены какие-то иные тексты, недешифруем. Что же касается авторов многочисленных «переводов» ФД, то, как заметил один из его исследователей, «каждый, кто претендует на то, что ему удалось дешифровать текст, состоящий всего из 241 знака неалфавитного письма, должен быть готовым к тому, что его гениальность останется непризнанной, пока не будут найдены более значительные по объему тексты».[1] Вот почему издательства иногда просто не принимают работ по дешифровке ФД (как Французская Академия наук перестала в свое время принимать работы изобретателей perpetuum mobile). И авторы нередко издают свои сочинения самостоятельно.[2]
Уже после отправки статей для их публикации в Москве мне удалось ознакомиться с обстоятельной работой, опубликованной Исследовательским институтом вычислительной техники и автоматизации Венгерской Академии наук.[3] Авторы, пользуясь методом математической статистики, делают ряд интересных наблюдений и выводов о структуре ФД. В частности, они приходят к выводу о правостороннем чтении ФД. «Конечно, — пишут они, — абсолютная уверенность (в этом. — Ю. О.) может быть достигнута только в том случае, если дешифровка окажется успешной» (p. 21). Но получилось так, что именно «дешифровка» полностью дискредитировала верный вывод о направлении штамповки и чтения ФД. Авторы считают, что надпись на диске представляет собой текст, связанный с церемонией древних инициаций (p. 43). Вот некоторые образцы предложенных венгерскими исследователями «переводов» текста ФД: “Thrust the phallus… thrust the erected member of the One with the big phallus” (p. 52). Или: “Vagina and phallus should throb in rhythm, let us piece them together” (p. 53). Позволю себе оставить эти «переводы» без комментариев. Они, в плане их правдоподобности или убедительности, нисколько не лучше и не хуже всех других «переводов» надписи на ФД.
Склонная к псевдонаучным гипотезам и сенсациям периодическая печать и разного рода научно-популярные издания очень часто под рубриками «Чудеса и приключения», «Научные открытия», «Поиски и гипотезы» и т. п. публикуют всякую ненаучную галиматью. Не обошли они своим вниманием и загадку Фестского диска, а также — шире — древнейшую историю Крита и минойскую цивилизацию. Приведу из множества только один пример.
В газете «Советская Россия» от 29 апреля 1984 г. была опубликована статья О. Плахотной «Праславяне на Крите?» — о наивной и совершенно фантастической гипотезе Г. С. Гриневича. «Племя (народ) русичей, — говорится в статье, — вынуждено было оставить свою прежнюю Родину — Русиюнию (Русь — Рысь)… Новую Родину русичи обрели на Крите». Автору следовало хотя бы знать, что праславяне — это предки всех славян (и западных, и южных, и восточных), а не только русских. И вопрос, который был поставлен в статье — «Где находилась Русь четыре тысячи лет назад?», — звучит не менее нелепо, чем вопрос о том, где четыре тысячи лет назад находилась Франция или Болгария. Кстати, подобный же вопрос, поставленный одним нашим писателем, привел его к выводу о том, что «русичей» в догомеровскую эпоху следует искать не на Крите, а под Троей. В частности, Ахилла этот писатель объявил «русским князем из-под Керчи». А в XIX веке писали, что другой герой древнегреческого эпоса — Менелай — вообще изъяснялся только по-русски. На него якобы греки под Троей были разгневаны, так как из-за его неверной жены Елены они были вынуждены 10 лет осаждать Трою — вдали от родного дома. Обращаясь к тому или иному греческому воину (по-русски!) Менелай будто бы просил его: «Ты мя не лай» (= не ругай меня). Отсюда — и его имя(!).
К сожалению, публикация статьи «Праславяне на Крите?» дана под рубрикой «Авторитетное мнение» со ссылкой на положительный отзыв ученого с весьма почтенными степенями. Между тем ложнопатриотические тенденции, отраженные в известной формуле «Россия — родина слонов», еще в XIX веке были осуждены выдающимся специалистом по русскому и славянскому языкознанию Ф. И. Буслаевым. «Славянские фанатики, — писал он, — вместе с Данковским греческий текст Гомера читали с славянским словарем и с славянскою грамматикою, почитая певца Илиады своим соотечественником, или вместе с Коляром пробегали по этрусским и римским развалинам, отыскивая под ними следы древнейшей цивилизации славянской».[4] Если надпись на ФД предлагали читать по-лувийски, по-фински, по-семитски, то почему бы не попробовать прочитать ее по-русски? Пытался же один «дешифровщик» читать недешифрованную карийскую надпись… по-украински, обнаружив в ней «украинское» имя Микифор!...
Имеющаяся литература о ФД весьма обширна. В «Библиографии крито-микенской эпиграфики» Э. Грумаха список работ о ФД, вышедших до 1965 года, занимает более 10 страниц текста.[7] За последние 30 с лишним лет количество этих работ продолжало расти как снежный ком: за это время вышло множество книг и статей о ФД. Только в одном журнале “Kadmos”, издающемся лишь с 1962 года, было опубликовано более 20 статей о ФД. Характерной особенностью многих работ о ФД является неумеренная увлеченность, порой доходящая до маниакальности. Так, одна из авторов писала, что наиболее трудные места были дешифрованы ею с помощью самого великого Шелли, который являлся к исследовательнице во сне в образе золотого змея.[8] Видимо, ФД в этом отношении может занять достойное место в одном ряду с теоремой Ферма, квадратурой круга и perpetuum mobile.
Одним из следствий такого чрезмерного увлечения является плохое знание литературы о ФД, характерное для большинства авторов...
Совершенно очевидно, что из всех предложенных (и даже шире — из всех возможных) дешифровок ФД только одна может быть верной, а все остальные — безусловно ошибочные. Более того, можно с достаточной уверенностью считать, что этой единственно верной дешифровки ФД мы пока не знаем, а поэтому все без исключения предложенные до сих пор дешифровки ошибочны. Значит ли это, что всё написанное о ФД представляет собой, образно выражаясь, «макулатуру»? Отнюдь нет. Целый ряд вопросов, связанных с анализом ФД, можно считать решенными или близкими к решению. Так, силлабический характер письменности ФД можно считать доказанным (еще в работах первых его исследователей). Мало кто сомневается в наши дни также в местном происхождении ФД, в его принадлежности к эгейской культуре (раньше считали, что ФД был импортирован из Ливии или Анатолии). Многое сделано в области анализа техники штамповки знаков, следов корректур в тексте ФД. Полагаю, что может быть положительно решен вопрос о направлении штамповки и чтения текста ФД. Вместе с тем многие важнейшие вопросы, связанные с изучением ФД, до сих пор остаются нерешенными.
Прежде всего, в имеющихся работах царит полный хаос при определении языковой принадлежности ФД: греческий и баскский, минойский и финский, карийский и тюркский, латинский и хетто-лувийский, семитский и ранне-индо-иранский… Далеко не уверен, что этот перечень исчерпывает все предложенные на этот счет гипотезы.
Ключ к раскрытию фонетического содержания знаков ФД пытались искать в египетских иероглифах, в иероглифическом лувийском, в сопоставлениях со знаками линейного письма А и Б — сопоставляя то ли их форму, то ли частотность употребления.
Наконец, о содержании ФД также высказывались самые различные предположения: это — «победный гимн» (А. Эванс),[13] «древнейшая в мире музыка» (Ф. Рид),[14] «гимн в честь Зевса и Миноса» (Э. Шертель),[15] «астрономический календарь» (Л. Померанс),[16] «культовый календарь» (О. и М. Нойс),[17] «список минойских правителей Крита» (А. А. Молчанов),[18] «фармацевтический справочник» (Л. Либман),[19] «сообщение об исторических событиях в малой Азии» (В. Георгиев)[20] и т. д., и т. п. Разумеется, все эти догадки можно считать более или менее равноценными в том смысле, что ни одна из них не имеет под собой надежно аргументированной базы.
А. Кобер, внесшая немалый вклад в дешифровку линейного письма Б, когда-то писала: «В связи с минойской письменностью часто говорят, что неизвестный язык, написанный неизвестным письмом, не может быть дешифрован. Это — оптимистическая оценка ситуации, ибо мы имеем дело с тремя неизвестными: языком, письменностью и содержанием».[21] Приведенные выше примеры наглядно свидетельствуют, что по всем трем неизвестным среди исследователей ФД царит полнейшее разногласие. К тому же, в случае с ФД к трем неизвестным, отмеченным А. Кобер, присоединяется четвертое неизвестное: направление чтения. А это вносит существенные коррективы в оценку отдельных «дешифровок»..."

Далее приводятся вполне обоснованные аргументы в пользу прочтения диска в одном из направлений, которые могли бы пригодиться будущим разшифровщикам

О НАПРАВЛЕНИИ ЧТЕНИЯ ФЕСТСКОГО ДИСКА
Направление чтения — это вопрос первостепенной важности при любых попытках проникнуть в тайну ФД. Совершенно очевидно, что «чтение» текста ФД в направлении, обратном действительному, не может привести к успешной его дешифровке. Между тем мнения о направлении штамповки и чтения ФД резко разошлись сразу же после первой его публикации в 1908 году... Наиболее осторожные исследователи воздерживаются от каких-либо категорических выводов относительно направления чтения...
Скопления знаков
Одним из аргументов А. делла Сета, заставивших А. Эванса изменить свое мнение о направлении чтения ФД, является ссылка на значительное уплотнение знаков по направлению к центру диска на стороне A.[83] О том же почти одновременно с А. делла Сета писал А. Рейнак, отметивший, что знаки у периферии ФД расположены более свободно, а в центре более плотно.[84] Это, по мнению указанных авторов, свидетельствует о штамповке и чтении знаков ФД от его края к центру.
Однако исключительная точность, с которой знаки размещены на диске, служит доказательством того, что штамповке ФД предшествовала предварительная разметка.[85] Была нанесена спиральная линия, проведенная от периферии к центру,[86] а также знаки словораздела — с точным учетом длины каждого слова.[87] Поэтому бо́льшая или меньшая кучность знаков определялась самой предварительной разметкой, а не направлением штамповки знаков. Более резкие повороты спирали в центре диска, естественно, также создавали бо́льшую скученность знаков в центре. К тому же ширина спиральной полосы, например у первого знака секции A 1, составляет всего 12 мм, а на периферии диска — от 18 до 27 мм, не говоря уже о секции A 19, где эта ширина превышает 30 мм. Понятно, что в этих условиях, явившихся результатом предварительной разметки, знаки на периферии оказались отпечатанными более свободно, а в центре — более скученно.
Говоря о более или менее тесной группировке знаков ФД, нужно сравнивать между собой не центр и периферию, а правые и левые части отдельных секций. В этом случае, как это отметили еще Г. Эфрон и С. Гордон,[88] бросается в глаза (см. Приложения, рис. 3), что в целом ряде секций знаки, свободно расположенные в левой их части, начинают всё более и более уплотняться или даже задевать знак словораздела в правой части секции (например A 3, 27; B 3, 8). Это можно убедительным образом объяснить лишь тем, что знаки печатались слева направо.[89] Попытка объяснить скопления знаков в правой части секций стремлением штамповщика сэкономить место[90] не может быть признана удовлетворительной. Достаточно обратить внимание на странный способ «экономии» места в правой части секции A 3, чтобы убедиться в несостоятельности подобного объяснения. То же следует сказать о тех случаях, когда правый знак секции находит на знак словораздела (A 10, 27; B 3). Экономная штамповка первого знака предполагает его близкое расположение к знаку словораздела, а не наслаивание на него. Наслаивание же происходит тогда, когда не остается места для штамповки последнего знака в слове.
Итак, плотные скопления знаков в правых частях ряда секций, а также случаи наслаивания правых знаков на соседние линии словораздела наиболее удовлетворительным образом могут быть объяснены, если мы признаем, что ФД штамповался слева направо, т. е. от центра к периферии.
Направление штамповки знаков в секциях
Третий, и последний, аргумент А. делла Сета, принятый А. Эвансом, заключается в том, что в секции A 20 левый разделитель был передвинут влево, а в правой части секции A 18 знаки отпечатаны очень плотно. Кроме того, иногда ссылаются на то, что знак «цветка» в секции A 20 опущен очень низко, причем он продолжает линию слова A 20, знаки которого оказались отштампованными на одной прямой. Однако все эти особенности легко объяснимы, если признать, что штамповка знаков проводилась слева направо. При первой разметке, видимо, полагалось, чтобы правый знак секции A 19 был отштампован ближе к краю диска. Однако его отпечатали довольно высоко, и в нижней части этой секции оказалось свободное место, достаточное для штамповки целого знака. Этим нарушалась гармоничность общего рисунка диска. Кроме того, правый знак слова A 19 оказался под большим углом по отношению к словоразделителю. Оба эти недостатка оказались устраненными в результате переноса знака словораздела влево. Что касается низко отпечатанного знака «цветка» в секции A 20, то этим знаком начинался последний виток надписи, все знаки которого расположены примерно на одинаковом расстоянии от края диска. Наконец, плотное скопление знаков в правой части секции A 18 скорее говорит о печатании знаков слева направо, чем наоборот.
Тем не менее самый аргумент А. делла Сета о том, что крайний левый знак секции A 20 находится на одной линии с остальными знаками секции, как бы продолжая их направление, очень интересен. Только А. делла Сета не обратил внимания на то, что такой случай в левой части секции уникален, а вот примеры подобного рода в правой части секции — обычное явление.
В самом деле, если бы клеточки для слов были расположены горизонтально по прямой линии, то вертикальная ось знаков всюду была бы приблизительно параллельна линиям словораздела (рис. 1а).

Рис. 1

Иное дело, когда эти клеточки изогнуты по неправильной спирали с довольно резкими поворотами в отдельных местах. Здесь знаки в словах будут или постепенно поворачиваться по спирали, или же в какой-то мере сохранять направление и наклон первых знаков (рис. 1б).
Первый знак после словораздела будет расположен параллельно этой линии, а последующие — и особенно последний знак в слове — могут оказаться расположенными параллельно не к соседней линии словораздела, а ко всем предыдущим знакам и даже к левой линии словораздела. Иначе говоря, при штамповке знаков слева направо мы в ряде случаев на границе слова будем иметь вариант а, а при штамповке справа налево — вариант б (рис. 2).

Рис. 2

В таких примерах, как A 4—5, 6—7, 7—8, 9—10, 10—11, 12—13, 13—14, 15—16, 16—17, 18—19, 19—20 (особенно до исправления черты словораздела), 20—21, 22—23, 24—25, 27—28, 28—29 и 31, т. е. в 17 случаях из 31, вертикальная ось правого знака расположена под заметным углом к соседнему знаку словораздела, будучи во многих случаях параллельной левому знаку словораздела, продолжая, таким образом, единожды взятое направление. Ничего подобного мы не находим в левых частях секций.
В секции A 10 при допущении штамповки знаков справа налево получится, что первый же знак слова повернут примерно на 75° по отношению к соседней разделительной черте, хотя поворот секции (к тому же не столь значительный) начинается только со следующего знака. При допущении же штамповки слева направо все оказывается вполне логичным: ось последнего знака примерно параллельна левой линии словораздела и перпендикулярна горизонтальной линии всего слова.
На стороне B знаки почти всюду сориентированы уже по отношению к обеим линиям словораздела, но зато здесь находится наиболее разительный пример — B 3. Правый знак этого слова оказался повернутым на 120° по отношению к соседнему разделителю. При штамповке справа это выглядело бы весьма странным, ибо знак оказался бы повернутым почти «вверх ногами». В случае допущения штамповки слева противоречие это вполне объяснимо. Слишком свободное расположение знаков 1 и 3 и штамповка знаков 2 и 3 параллельно левой линии словораздела (вместо их постепенного поворота) привели к тому, что в клетке не осталось места для разворота последних двух знаков, которые были отштампованы «по инерции» — в одной линии со всем словом.
Г. Эфрон, впервые выдвинувший и обосновавший идею о сохранении первоначальной направленности штамповки знаков в секциях,[100] обратил внимание также на начало секции B 10, где первый знак резко выделяется во всем слове своим поворотом. Этот поворот, непонятный в случае допущения штамповки справа, Г. Эфрон (а за ним С. Гордон) объяснял тем, что знак продолжает раз взятое направление предыдущего слова — B 9.[101] В данном случае этому содействовал тот факт, что конец слова B 9 оказался параллельным правому разделителю, а в районе первого знака секции B 10 спираль делает очень резкий поворот — почти в 90°. Правее первого знака B 10 места уже не осталось, да и надпись направилась бы за пределы диска. Вот почему, начиная со второго знака B 10, пришлось резко изменить направление надписи. Можно бы и первый знак секции B 10 повернуть в том же направлении, но в этом случае он не был бы параллелен разделителю. Между тем левые знаки в словах ФД, в отличие от правых, всегда параллельны соседнему знаку словораздела...."(примечания, указанные в статье, можно найти в первоизточнике - Взор) [3]

(О русском "следе" в деле диска будет в продолжении статьи) :о)))

1 - http://tainy.net/12877-festskij-disk.html

2 - http://www.litmir.co/br/?b=217125&p=18

3 - http://coollib.com/b/225648/read

Мой блог на КОНТе