Вписали в историю отсебятину, или детские рисунки :о)

06.11.2017

Здравствуйте, друзья. Все мы когда-то были совсем юными и зелёными :о))) И все мы когда-то начинали рисовать, причём, наверное, каждый может похвастаться тем, что изрисовал не только обои, скатерть или дорожку во дворе, но и родительскую книжку (за что вполне заслуженно могло влететь). Но, если наши таковые рисунки могли пройти, не оставя заметного следа в истории, то рисунки некоторых иллюстраторов очень даже в историю попадают :о) Мне встретилась статья

"Юные руки, старые книги: рисунки детей в рукописи XIV века, Дебора Эллен Торпе (Deborah Ellen Thorpe)" 

Средневековые рисунки на полях, добавленные к рукописям книжников или художников, могут включать загаживания образов монахов, опрокинувшихся животных, шаржи и другие различные "странности".

Хотя точное намерение и смысл этих образов  и спорны, они могут показаться современному глазу отражением детского юмора. Аналогичным образом могут разсматриваться и некоторые добавленные  "каракули" человеческих или гуманоидных фигурок, нацарапанные читателями или книжниками, или сделанные для проверки пера, они часто бесхитростны и имеют детское качество с их комично преувеличенными и грубо выполненными чертами. Как отмечал Kwakkel, эти каракули предоставили книжникам возможность «обойти серьезность», чтобы окончательно избежать «узких горизонтальных дорожек, на которых были написаны строки текста», а читателям - облегчить скуку и помочь сформулировать свои мысли.

Не только взрослые оставляли каракули. "Наследили в истории" и дети. Правда, изследований именно детских "следов" проводилось меньше. Так были изучены детские пометки на страницах детского учебника конца XV века - попытки скопировать первую заповедь, отличающиеся плохой орфографией и "неловкими" буквами.Одной из изследовательских работ по истории детских каракулей и стала статья Деборы Торп.

  Автор разсматривает "каракули" в неаполитанском манускрипте  LJS 361, датируемом  XIV веком, пытаясь найти ответ, как могла попасть в детские руки книга доминиканских монахов. Выявляет признаки именно детского творчества, основанные на ряде стилистических  особенностей детских каракулей, которые отличают их от рисунков взрослых, изходя из принципов психологии развития детей. Она пришла к выводу, что рисунки сделаны  сообща двумя (возможно, тремя) детьми разного возраста.

Манускрипт LSJ 361 - это книга астрономических и астрологических таблиц и проповедей доминиканцев. Датирована 1327 годом и написана на латыни. Поврежденная, но читаемая надпись в начале книги показывает, что она была произведена в  1327 году братом  Доминиканского монастыря в Неаполе во времена его бытности студентом университета. Содержимое включает таблицы для расчета дня недели на любой день с 1204 до 1512; комментарии к чтению Евангелия и послания для временного цикла; и таблицы и списки «Библейских, классических и средних дат». Интересно, как могла попасть такая книга в условия, где к ней могли прикоснуться детские руки.

Известно, что некоторые  книги "покидали" стены доминиканского монастыря, как одалживаемые для чтения, заимствуемые или, даже, в качестве кредитного или платёжного средства. При передаче книг другому лицу, на полях вносились записи об этом. Такая запись была обнаружена в манускрипте: надпись  четырнадцатого века на  внутренней стороне задней обложки сообщает, что он был предоставлен ​​доминиканскому монарху Умилису Губбио за поручительство одного флорина вскоре после написания. Для нового владельца было обычным стирать все следы, указывающие на прежнего владельца. Исчезновение имени писца с переднего листа указывает на то, что последующий владелец стремился таким способом завладеть чужим имуществом. Так, стирание перевело книгу «из одного состояния в другое». Выйдя из доминиканского монастыря, эта книга, очевидно, и была взята в юные руки и превращена детьми в свое новое «государство». Автор книги «Hoemen allle boucken bewaren sal om eewelic te duerene» [тот кто сохранит все книги, умрёт за абсурд (???)] (1527), составил сборник правил пользования книгой «Доступ, обращение и хранение», направленный на то, чтобы книги продолжались » много лет ..., да, не менее двухсот лет ». Этот текст, вероятно, предназначенный для детей, указывает на то, что автор знал, что эти молодые люди, сами по себе, были самым злейшими врагами книги. Последнее правило, добавленное одним и тем же писцом после завершения текста, гласит: «Восьмой, не следует позволять детям учиться по любым книгам, которые нужно сохранить. Потому что все, что попадает в их руки, как мы видим, оно либо остается у них, либо оно разрушено ». Это правило могло быть результатом «прогрессивного понимания» автора: очевидно, что был прецедент.

Пятнадцатый век можно считать ещё и временем появления библиотек - собрания книжных коллекций в библиотечных комнатах. Но некоторые следы на страницах книг, такие, как следы лап курицы, появившиеся на открытых страницах Библии 1537 года, свидетельствуют о более широких пространствах чтения книг.

Работа Деборы основана на авторитетных исследованиях в области психологии развития, сочетающих его принципы с изучением материальных особенностей чертежей. За этим следует изучение рисунков взрослых в довоенных рукописях - рисунках, которые даже в их самых неформальных или грубых стилистических особенностях отделяют их от работы детей.

Рис. 1 LJS 361, Kislak Center for Special Collections, Rare Books and Manuscripts, University of Pennsylvania Libraries folio 26

Детские рисунки  отличаются от рисунков взрослых. Обычно то, что рисунок детский, понятно сразу (без дополнительных изследований) Например, рисунки на новгородской бересте мальчика Онфима

Или детские рисунки на стенах зданий помпейских бань, оставленные скучающими в ожидании матерей детьми. Или рисунок на кирпиче 1352 года

Но, что же именно указывает, что эти рисунки - детские?

Детям свойственно иное представление о человеческих особенностях, до наиболее важных из которых они и сокращают изображаемую человеческую фигурку.

Психологи продемонстрировали, что самая ранняя узнаваемая человеческая фигура, нарисованная детьми до 3 лет - включает  голову на двух ногах, иногда с чертами лица - так называемая  «фигура головастика». При этом основной упор делается на область, наиболее важную для ребенка в иго социальных взаимодействиях: голова и лицо.

Две из этих «фигур головастиков» были найдены в руинах Помпеи (Huntley, 2011, стр. 74).

Рисунок 4. LJS 445, Центр специальных коллекций Кислака, Редкие книги и рукописи, Библиотека Пенсильвании. Библиотеки folio 2v.

Ребёнок может передавать человеческие особенности и через геометрические формы. По мере развития ребенка эти обычные формы становятся более сложными.  Вместо того, чтобы использовать линии тела для конечностей, объясняет Кокс, ребенок движется к тому, чтобы сделать части тела фигуры более реалистичными, создав «контур формы реальных ног».

Как только ребенок выбрал форму из своего относительно небольшого репертуара, они обычно используют ее неоднократно, чтобы представлять разные идеи - они демонстрируют экономичность в их рисовании (Cox, 1993, стр. 49, Huntley, 2011, стр. 75). Huntley (2011) замечает это в своем исследовании граффити Помпеи, отмечая, что одна и та же единица может быть использована для представления как рук, так и ног, как это имеет место в граффити из Casa dell'Criptoportico (стр. 74, рис. 4.1b ) Эта тенденция очевидна на рисунке Figure2,2, где ящики используются для отображения головы и тела. Кроме того, как и в граффити Помпеи, подобные простые линии используются для обозначения верхних и нижних конечностей. Маленькие художники-дети, как правило, рисуют по схеме, избрав для себя предпочтительную комбинацию форм, которые детьми  используются и слегка изменяются, обозначая множество идей. Так маленький художник может изпользовать человеческую «фигуру головастика» в качестве основы для рисунка собаки. Эта предрасположенность к предварительно выбранным комбинациям фигур дает подсказки об идентичности дочернего исполнителя (ей) в манускрипте LJS 361. Рисунок 3 был, очевидно, составлен в соответствии с той же схемой, что и на рисунке 2

Рисунок 2.

Они похожи на двухкамерные фигуры с вытянутыми руками и ногами и видными, изогнутыми рогоподобными выпячиваниями из головы. Оба рисунка были нарисованы карандашом. Напротив, фигура человека на рисунке 1 представляет собой другой стиль, с коробчатой ​​головой, большими глазами и трубчатыми ногами, и выполнена  чернилами. Эти различия между принятыми схемами в трёх рисунках показывают, что они были работой, по меньшей мере, двух разных детей.

Дети предпочитают «эстетически сбалансированные» образы и часто изображают различные части своего объекта, выступающими наружу. Таким образом, конечности человеческих фигур часто изображаются далеко от центрального блока - головы или тела, то есть не точно так, как это в реальности. Солнца и цветы являются популярными мотивами детского творчетва именно по этой причине . Граффити Casa dell'Critopoportico из Помпеи типично для ьакого детского стремления к равновесию:  руки и ноги вытянуты из центральной части головы человечка. В манускрипте LJS 361 на рисунках 2 и 3 это предпочтение показано, причем ноги и одно плечо показаны отходящими от центрального блока тела, а не в более «расслабленном» положении.

Маленькие дети чаще всего представляют человеческую фигуру в лобовой или «канонической» ориентации. Каноническая ориентация - это «типичный вид объекта» и тот, который лучше всего отображает важные структурные или инвариантные черты объекта». Таким образом, человеческая фигура развёрнута к зрителю, тогда как, например, лошадь будет нарисована сбоку. Фронтальное изображение человеческих фигур, как и доминирование головы связано с важностью личного общения для социализации ребенка. Эту ориентацию можно видеть во всех трех фигурах человека в LJS 361 (рис. 1-3). Дети постарше начинают постепенно отходить от этих "привычек".

Детским рисункам свойственна также "жёсткость" поз. Дети могут изображать фигурку, что-то делающую, передавая это линиями рук или ног, но тело при этом остаётся вертикально, а голова всегда повёрнута вперёд.

Рис.3

Для маленького художника очень важны границы, поэтому изображения рук, ног и других частей тела не перекрывают друг друга. Дети могут добавлять некоторые детали, например, кудри или уши к голове, но они никогда не попадают на другие части. Именно это мы видим на двух рисунках. А вот изображение лошади уже имеет наложение, что свидетельствует о том, что его наносил ребёнок постарше.

Маленькие дети сосредоточиваются на том, что они знают, а не на том, что видят. Поэтому включение глаз и рта вполне нормальное явление. Подрастая, художники начинают всё более и более переходить к реализму визуальному и изображать идущего человека сбоку. Автор первого рисунка, по всей видимости этот переход уже прошёл. Однако, тут нужно быть осторожным в выводах, ибо дети, которых с ранних лет учат рисовать, рисуют  иначе.

Различия в изображении человечка и лошади на первом рисунке может свидетельствовать о том, что две части этого рисунка выполнены двумя разными по возрасту детьми - животное рисовал старший из двух.

Указанные особенности и ряд других, таких, как и отличия материала каракулеписцев от чернил и пера авторов самого манускрипта, различное умение нанесения линий и др., позволили Деборе сделать вывод о юном возрасте "иллюстраторов" манускрипта. А её статья позволила нам познакомиться с некоторыми особенностями детского видения мира и отображения этого видения в творчестве.

Статья Деборы Торп https://www.ncbi.nlm.nih.gov/p...

Для сравнения несколько дополнительных незапланированных иллюстраций в манускриптах (попробуйте детские от недетских отличить) :о)))