Загадочная крепость Пор-Бажын

06.11.2017

Продолжение статьи о крепости на острове в Тыве.

"Стены были сделаны из сложного типа мазанки из ветвей скреплённых глиной, покрытых высококачественной штукатуркой, окрашенной красной и черной полосами вдоль основания. В какой-то момент они были отремонтированы и покрыты слоем штукатурки низкого качества, менее регулярнымм и менее украшенным. Обломки на полу подсказывали мне, что стены и крыша должны были гореть в течение некоторого времени, прежде чем крыша рухнула на пол, а  затем уже рухнули стены на обломки крыши. Но это только приводит к большему количеству вопросов: что вызвало пожар? И почему крепость не была восстановлена или отремонтирована?

Геолог Модин и геоморфолог Панин добавили еще один поворот в истории объекта. Они выявили следы землетрясения в сломанных слоях участков периметра стен и центрального комплекса. Они также обнаружили, что в стенах и бастионах есть большие трещины на юго-восточном и юго-западном углах ограждения, вероятно, также вызванные землетрясением. Возможно, землетрясение даже вызвало пожар, который в конечном итоге уничтожил крепость.

Независимо от того, была ли это крепость, ритуальный объект или что-то еще, Пор-Бажын, скорее всего, был построен уйгурским императором Мойюн-Чором, который правил с 747 до 759 годов. Однако древесина, которую я вскрывал в течение моих первых нескольких дней на сайте, дает нам гораздо более твердый диапазон дат, чем предыдущие находки. Древесина для стенового каркаса была срезана между 770 и 790 годами, что означало, что Пор-Баджин, вероятно, был построен  сыном Моюн-Чор Бё-гю, который перешел в манихейство.

Уйгурские правители стремились к сильным политическим связям с Китаем, и в некоторых случаях они были достаточно могущественны для того, чтобы вступить в брак с китайскими принцессами. Одной из них была жена Моюн-Чор Нинго, что объясняет, почему их сын Бё-гю имел манихейскую веру и даже сделал её официальной религией Уйгурской империи. Похоже, что брачные связи и общие религиозные убеждения,  привели к притоку китайских архитектурных концепций и строителей в Уйгурскую империю  Бё-гю.

Эта связь с Китаем чувствительна политически, потому что Пор-Баджин также является важным для современных уйгуров, которые широко распространены в приграничных районах Китая, Казахстана и Монголии. Это особенно взрываопасный вопрос для китайской провинции Синьцзян, где уйгуры составляют мусульманское большинство населения. Для уйгуров Пор-Баджин символизирует начало своей истории и государства, которого у них больше нет. Для них Пор-Бажын - это сайт, который показывает прогрессивное развитие уйгурской культуры в ранний период их истории. Некоторые уйгурские ученые даже отвергают китайские черты на средневековых уйгурских сайтах, как не являющиеся «чисто китайскими». Со своей стороны, китайские археологи очень заинтересованы в Пор-Бажыне из-за высокого уровня сохранности на участке, особенно участков деревянного строительства, которое находится в лучшем состоянии в Пор-Бажыне, чем на аналогичных китайских участках того же периода времени.

Пор-Бажын также является священным местом для местных тувинцев, которые чувствуют своё родство с древними уйгурами. Тюркскоязычные люди, такие как уйгуры и тувинцы следуют шаманским обычаям и регулярно посещают небольшое «святое дерево» в пристройке Пор-Бажына. Тувинские шаманы шили  здесь ритуалы, ища благословения богов перед началом первого археологического сезона, после чего многие тувинцы работали с археологами на этом месте.

Трехмерный план Пор-Бажына. (Copyright Por-Bajin Cultural Foundation)

Реконструкция Пор-Баджина. Вид с востока. (Copyright Por-Bajin Cultural Foundation)

В обозримом будущем в Пор-Бажыне никаких дополнительных сезонов полевых работ не планируется. Аржанцева и ее команда сосредоточены на анализе данных, которые они собрали к этому моменту, и уже многое узнали такого, о чем раньше не было известно. Команда нашла обширные доказательства китайской строительной техники, в то время как раньше археологи считали, что стены были простыми кирпичными сооружениями. Теперь у нас есть четкие датированные свидетельства о строительстве стены ограждения примерно на поколение позже, чем это предполагалось первоначально. Эта новая датировка порождает новую теорию о Пор-Бажыне.

Если участок был построен во время правления Бё-гю, то возможно, Пор-Бажын был манихейским монастырем. В этом регионе Сибири вскоре после обращения в манихейство уйгуры были разбиты местными племенами и были изгнаны из региона. Если монастырь был закончен незадолго до того, как уйгуры были вынуждены покинуть этот район, то это могло бы быть объяснением, почему мы нашли так мало артефактов или доказательств продолжительного использования крепости.

Это интригующая теория, но правда в том, что даже сейчас, после того, как археологи раскопали одну треть сайта по требованию стандартов, Пор-Бажын остается загадкой. Возможно, здесь новые археологические раскопки помогут проверить не только теорию о том, что Пор-Баджин был заброшенным монастырем, но все учёные смогут проверить имеющиеся идеи о том, что такое Пор-Бажын.

В 2007 году тувинские шаманы совершили благословный ритуал, прося у богов разрешения на раскопки Пор-Бажына. Местные тувинцы не будут работать на площадке до ритуала. (Copyright Por-Bajin Cultural Foundation)

Для меня, конечно же, оставшиеся без ответа вопросы только делают Пор-Бажына еще более увлекательным."

Автор писем Генрих Херке является научным сотрудником в области археологии в Университете Рединга и почетным профессором Тюбингенского университета.

Източник: https://archive.archaeology.org/1011/etc/letter.html