Левые доходы журналистов. Часть 2: региональные бизнес-разборки

22.10.2017

Всем добра!

В прошлой серии мы изучали самые простые способы левого заработка журналистов — небескорыстное включение джинсы в собственные нетленки в обход дорогой редакции.

Но зима близко, вместе с сокращением кормовой базы обостряется конкуренция за ресурсы — и в лучших традициях Игры престолов вспыхивают войны даже между союзными кланами.

А поскольку в регионах это всё проявляется куда ярче, нежели в сытой столице, — бизнес-разборки, попытки силового передела рынка и откровенного рейдерства там ведутся совсем уж неприкрыто.

И вот как-то во время командировки в Кострому (рутинная «партнёрская поездка», оплаченная рекламодателем для написания джинсорепортажа об инновациях на местной страусиной ферме) — наш жур знакомится с местным бизнесменом Фомой.

А спустя некоторой время, прощупав почву и пробив жура в общедоступной базе Федеральной службы судебных приставов (где у товарища оказывается ворох неоплаченных штрафов за парковку; стало быть, нужны деньги) — бизнесмен Фома делает своему новому другу, кхмкхм, предложение-от-которого.

Оказывается, страусиную ферму бизнесмена Фомы хочет отжать бизнесмен Ярёма, заручившийся для того поддержкой местного муниципалитета в лице Проконсула Септимия Вера.

И бизнесмен Фома предлагает журу нехитрый финт: ты звонишь бизнесмену Ярёме и просишь его прокомментировать случаи рейдерских захватов страусиных ферм Костромы. То есть вы это отрицаете? А ещё ходят слухи, что вы занимаетесь обналом, как вы это можете прокомментировать? Откуда знаю? Ну, мне это сообщили источники в Природоохранной Прокуратуре Нечернозёмья, которая сейчас готовит уголовное дело. А что вы на меня-то кричите, вы это к ним обращайтесь.

Разумеется, когда бизнесмен Ярёма пробивает телефончик с многозначительным кодом +7(495), откуда ему звонили, — то выходит на настоящую редакцию серьёзного СМИ с почти двадцатилетней историей. 

Скорее всего, простой человек бизнесмен Ярёма в пылу разговора может выболтать то, что можно интерпретировать в правильном ключе. Тогда жур звонит уже прокуратору Септимию Веру (ну или посылает по факсу запрос в его муниципалитет). Ледяным тоном: здравствуйте, с вами говорит Исламбек Печенюшкин из газеты «Боевой листок кадыровского спецназовца» (да, он представляется реальным ФИО, ведь в том-то и соль: испугать авторитетом); со слов бизнесмена Ярёмы, с которым я только что обсуждал попытки рейдерского захвата страусиных ферм в вашем муниципалитете, можно сделать вывод, что вы об этом как минимум осведомлены —  скажите, пожалуйста, как вы это прокомментируете?

Понимая, что его будут пробивать по соцсетям, ушлый жур поставит на аватару фото с Рамзаном, Володиным, Святейшим, Стрелковым или Венедиктовым (ну или хотя бы себяшу на фоне мечети «Сердце Чечни»), чтобы уж все точно всё поняли.

Надо ли говорить, что никакого расследования и никакой публикации жур на самом деле не готовит, редакция о том не в курсе, а такие «холодные звонки» наш герой делает исключительно для психологического давления на страусиных рейдеров — которые, поняв, что ими заинтересовались в Москве, очень-очень подумают, нужно ли щипать бизнесмена Фому — или переключиться на более травоядную дичь.

Цена подобных «услуг» журналиста — от 5 килорублей за имитационный звонок и до бесконечности (в зависимости от бюджетов страусиных фермеров на контркампанию). 

Единственная проблема — если всё уж совсем серьёзно, прокуратор Септимий Вер может прислать преторианцев и проломить журу голову.

Ну и на самом деле бизнесмен Фома — такой же рейдер, как Ярёма, и всё это было просто многоходовой комбинацией, чтобы  провести в муниципалитет своего человека, вместе с которым Фома отожмёт крокодиловый пруд Ярёмы.

А жур для «холодных звонков» будет специально приходить на работу пораньше, пока в ньюсруме никого нет, и мелко затрясётся, заслышав за спиной тяжёлые хозяйские шаги — но это всего лишь нагружённая ведром уборщица. 

Увы, жур не знает, что все аудиозаписи звонков с редакционного телефона, коими наш герой отчитывается перед заказчиками, сохраняются не только на его компе, но и в автоматическом режиме пересылаются Главному. Должен же Главный знать, кому и зачем звонят его подчинённые?

Вот такие дела.