363 subscribers

Как советские женщины во главе с минскими подпольщицами Францию от фашистов освобождали

Российский и белорусский скульпторы создают памятник для мемориала партизанам во французском Тиле

Владимир ДЕМЧЕНКО. Фотографии Ивана МАКЕЕВА и из открытых источников

Розалия Фридзон и Надежда Лисовец
Розалия Фридзон и Надежда Лисовец

Символ сопротивления

Если бы не совместная российско-белорусская работа над памятником «Сопротивление», сомневаюсь, что я когда-нибудь узнал бы об отряде «Родина». Впрочем, это уникальный отряд, он состоял из женщин-подпольщиц, бежавших из концлагеря в городе Тиль. Информация о нем рано или поздно наверняка стала бы большой темой для всех, кому не безразличен подвиг советских людей во время Великой Отечественной. 37 девушек от 16 до 28 лет, подпольщицы, попавшие в гестаповские застенки из-за предательства - они перенесли пытки, издевательства, адский труд на руднике, но нашли в себе силы для побега и продолжения борьбы.

Сейчас народный художник России, скульптор, лауреат Премии Правительства России Владимир Суровцев в соавторстве с белорусским мастером Эллой Гришечкиной готовит памятник девушкам из «Родины». Монумент должен быть установлен во Франции, у входа в шахту, в которой работали и гибли узники концлагеря «Эрувиль» под Тилем.

Российская часть – та, которую создает Владимир Суровцев, – это трехметровая бронзовая фигура женщины с карабином в руках. Это символ борьбы, того самого сопротивления, которое так и не смогли сломить фашисты.

Белорусская часть, которую делает Элла Гришечкина, – это вагончик с измученными, на грани смерти заключенными, символ принесенных на алтарь Победы жертв и людских мучений.

Владимир Суровцев
Владимир Суровцев

Мы познакомились с Владимиром Суровцевым в его мастерской, когда ее посетил Государственный секретарь Союзного государства Дмитрий Мезенцев. Проект "Сопротивление" "забуксовал", и Дмитрий Федорович намерен придать ему новый импульс, консолидировать усилия России, Беларуси и Франции с тем, чтобы памятник в Тиле все же состоялся.

- Это дань памяти советским людям – русским, белорусам, представителям других национальностей, – которые сражались с фашизмом во Франции, - сказал Дмитрий Мезенцев. - Мы верим, что памятник будет установлен на французской земле и станет еще одним знаком того, что и там, в Европе, есть цивилизованные люди, которые не разменивают свою честь и совесть, пытаясь переписать историю.

На улице Широкой

Об отряде «Родина» Владимир Суровцев может рассказывать часами.

- Вы представляете, в Европе было около 1400 концентрационных лагерей, - говорит он. – В них было уничтожено 18 миллионов человек. И только здесь, в «Эрувиле», узники смогли устроить такой массовый побег. Да еще и не разбежались после этого, а создали уникальный отряд, который сражался до самого освобождения Франции.

История «Родины» берет начало в первые месяцы 1944 года… Впрочем, может быть, и раньше, с самого 1941 года, когда на оккупированных фашистами землях появляется подполье. Именно подпольщицы – из Ленинграда, Минска, Брянска, Пскова – волею судьбы оказались в бараках концлагеря «Эрувиль». Их судьбы словно под копирку писались. Например, минчанка Надежда Лисовец с самого начала войны прятала раненных красноармейцев, собирала медикаменты для партизан, распространяла газету «Звязда»… Девушку бросили в застенки в начале 1944 года, кто-то из подпольщиков оказался предателем. Надя попала в гестаповскую тюрьму на улице Широкой, где уже содержались несколько десятков женщин-подпольщиц.

То, что Надежда и ее товарки остались живы, – чудо. Но спустя 4 месяца истязаний их загрузили в вагоны и отправили во Францию, в концлагерь рядом с заброшенной железорудной шахтой. До того Германия получала руду из Швеции и Финляндии, но к 44-му английские и советские моряки перекрыли коммуникации, и заводы Круппа остались без сырья. Вот и решили фашисты реанимировать старые шахты на захваченных территориях, для чего гнали с Востока рабочую силу.

Памятник "Сопротивление"
Памятник "Сопротивление"

Наравне с партизанами

Подпольщицы мириться со своей участью не собирались. В концлагере были и мужчины, вместе с ними девушки создали подполье и в «Эрувиле». И не просто создали, а наладили связи с участниками французского «Сопротивления» по ту сторону колючей проволоки. А в ночь с 7 на 8 мая 1944 года удалось сделать, казалось бы, невозможное – бежать.

Этот побег был по-настоящему массовым – 37 девушек и 27 мужчин. Двое суток пробирались они по лесам, обходя занятые немцами деревни. Многие были босиком, изголодавшиеся, без сил, но с верой в победу они преодолели более 70 километров до Аргоннских лесов между городами Сэн-Миель и Бар-Ле-Дюк. Там мужчины присоединились к партизанам. А вот женщин участники «Сопротивления» брать отказались. Дамы, дескать, должны сидеть по домам и ждать мужчин. Подпольщицам предложили поселиться у местных жителей и затаиться до победы.

Плохо же эти потомки Наполеона знали советских женщин. 37 отчаянных красавиц создали собственный женский партизанский отряд «Родина». Они нападали на немцев, добывая себе оружие. А потом наравне с бойцами сопротивления участвовали в боевых операциях, проводили разведку и выручали из плена захваченных товарищей. Сначала командовала девушками та самая Надежда Лисовец, а немногим позже, когда здоровье Нади оказалось подорванным, ее сменила другая белоруска - Розалия Фридзон.

Война в Аргоннских лесах закончилась в начале октября 1944 года. А 12 октября 1944 года девушки из "Родины" вместе с другими бойцами "Сопротивления" промаршировали по улицам освобожденного Вердена. Надежде Лисовец и Розалии Фридзон было присвоено звание лейтенантов французских внутренних сил.

Полезно для отношений

История появления памятника «Сопротивление» не менее захватывающая. Она началась больше 6 лет назад, когда к французскому бизнесмену по имени Рене Барки в руки попал написанный еще в 60-е годы сценарий фильма об отряде «Родина».

- Рене Барки сейчас пенсионер, - рассказывает Владимир Суровцев. – А раньше он был бизнесменом, у него было много проектов в постсоветских странах. Он хорошо говорит по-русски, у него даже жена из Беларуси. И он был так впечатлен историей «Родины», что решил во что бы то ни стало добиться, чтобы во Франции появился памятник этому отряду. Его супруга отправилась в Минск, пришла в академию художеств и предложила провести конкурс. Победила Элла Гришечкина, она предложила вагончик с узниками. Позже ко мне обратился наш Посол во Франции Александр Орлов и предложил принять участие в этом проекте. В итоге появилась скульптура женщины, я очень рад, что французы приняли ее. Сейчас проект застопорился, в частности, из-за проблем, связанных с пандемией. Но мне хочется надеяться, что с помощью Дмитрия Федоровича Мезенцева и Союзного государства нам удастся сдвинуть процесс с мертвой точки. Для наших отношений с европейскими странами это, мне кажется, будет очень полезно. И вообще, мне кажется, очень важно, что памятник делается по инициативе французов, которые хотят увековечить подвиг наших женщин. Оказывается, память французов сохраняет сведения о Тиле, об отряде «Родина» и о нашем сопротивлении. Думаю, нам нужно это поддерживать.

***

Другие материалы о жизни Союзного государства – на официальном сайте Постоянного Комитета Союзного государства .

Понравилась публикация? Ставьте лайки и подписывайтесь на наш канал.

© www.postkomsg.com