1. Посвящение. Часть 2.

26.10.2017

Начало здесь.

Историческая справка. Кладбищу «Старая ива» уже более 250 лет. Закрыто оно было 30 лет назад в связи с отсутствием свободного места. Кладбище практически никто не посещает, оно заросло. Но... в то же время, что меня удивило, там нет ни одной разграбленной могилы. Старые, покосившиеся памятники, покрытые слоем многолетней пыли, выглядывают в темноте одиноких заблудших людей. Дряхлые ивы качаются в такт только им одним известной мелодии, протягивая свои скрюченные полуживые ветви к земле, будто прося подаяние у неизвестных созданий. Ррромантика!

Поднимаю голову. Так. Фонарей нет. Уже не прикольно. Надо было фонарик взять. Почти пришла. На воротах, я так думаю, должен быть замок. Достаю из кармана коробок, чиркаю спичкой...

- ААА!!!

Кто- то зажимает мне рот рукой. Фу, солёная!

Слышу тихий мужской голос: «Чего орёшь?! Ты сейчас полкладбища из могил подняла!»

Вглядываюсь в темноту, желая, чтоб глаза побыстрее к ней привыкли. Медленно оборачиваюсь. Стоит нечто, отдалённо напоминающее парня. Весь в чёрном, сливается с ночью. На пальцах - массивные перстни, в подбородке - шипы... Ой-ёй!

- Ты как раз вовремя...

Чего это он меня так пристально оглядывает?

- Иди за мной.

Да ну тебя! Размечта...

- Не стоит бояться, все мы через это прошли...

Через что? Через болото? Через трупы? Через...

Парень так незаметно скрывается за воротами, что я даже пикнуть не успеваю!

Идти? Или не идти? А что бы вы сделали на моём месте?

Набираюсь храбрости, вытряхиваю из джинсов остатки испуга и ступаю на землю мёртвых... Так, дорожка хоть и заросла, но всё-таки проглядывается. И куда?

Прямо пойдёшь - хрен что найдёшь, направо пойдёшь - геморрой обретёшь. Пойду налево. А то мне редко выпадает возможность налево сходить. Точнее - очень редко. Ещё точнее - никогда. Надеюсь, не сдохну от страха.

Мдаа, не хватает только карканья ворон, уханья сов, воя волков... Короче, много чего не хватает для настоящего ужастика. Только тишина... как будто умерли все... Хм... и правда, все умерли... Иду, спотыкаюсь о плиты. Кощунство, но выбора нет. Споткнувшись очередной раз, не удержав равновесия, лечу в мокрую, вонючую жижу, надеясь, что животные здесь не гадили. Молодец, вся вымазалась. Пить меньше надо! Неприятно, но жить можно. Оптимистка, куда деваться! (Мой мозг умудряется за минуту выдать много разных ободряющих фраз). Тут вдалеке слышу голоса. Пойти... А вдруг, там убьют и изнасилуют? Или наоборот! Что меня вообще дёрнуло сюда припереться? Ищу, видимо, опять приключений на свои вторые девяносто.

Подхожу ближе к источнику звука, параллельно пытаясь найти убежище в виде редких кустиков. Прячусь за какую-то могилу. Осторожно выглядываю - ну всё, крышка: алтарь, он же мощный жертвенник, вокруг него толпа мэнов в чёрном. Бормочут что-то на одним им только известном языке. Надо подойти ближе. Лишь бы, как в кино, ветка под ногой не... Хрусть! Блин! Тут один из этих чудиков оборачивается и видит меня. Влипла муха в паутину! Враги окружают! Это не смешнооо!

Стоп-кадр. Московское время- 23:50. Значит, Элеора уже здесь. Сейчас закричу, и она меня спасёт. Наивная. Очень наивная...Жму «play».

- Эээ, стоять, я тут вовсе ни при чём!

- Держите её!

Пытаюсь вырваться. Из последних сил бегу через столетние заросли. Мокрая листва противно бьёт по лицу. Только молний не хватает для полного счастья. О, а вот и они. Неловко цепляюсь ногой за корягу и лечу в зияющую беззубым ртом яму. Попалась. Лихорадочно ощупываю все кости. Так, это не мои... Вроде целы. Но это вроде. Жутко болит ушибленный зад, на который я умудрилась бухнуться. Интересно, погоня отстала от меня? Буду надеяться. Изучаю жуткую яму. Что- то у меня всё в последнее время жуткое! Хм. Примерно метр на 2 метра, глубина - тоже почти 2... Странно... Что- то мне это напоминает... Скорее всего... могила!!! Свежая! Ещё пахнущая землёй! Для МЕНЯ??? Так, спокойно! У меня и рост поменьше...

Вдруг что- то гулко падает рядом со мной. Потом с мягким топотом пробегает мимо. Скорее всего, мерзкая волосатая крыса! Крыса, а чего это вы удивляетесь! Здесь, на кладбище, их полно. Да не боюсь я их, лишь бы не укусили. Э-эй, вытащите, меня уже тошнит! Вытащите!!!

Ну вот. Меня чьи-то руки резко хватают за шиворот и тащат на едва уловимую свободу. Результатом моего невероятно интересного падения являются разодранные джинсы, испачканные зловонием и крысиными следами жизнедеятельности. На кофте порван рукав и почти оторван воротник. Неуклюже, прям как жираф в платном туалете, встаю на ноги. Отряхиваться бесполезно. Стоят толпой, смотрят на меня. Ладно, сдаюсь.

- Ммм. Ладно, сдаюсь. (Удивительно: и подумала, и сказала.). Всё, можно я уже пойду?

- Ты нам ещё нужна. Твоя миссия на этой грешной земле ещё не окончена.

В голове рождается одна не очень приятная мысль. Надеюсь, что это всего лишь безобидные готы, а не обидные сатанисты.

- О, великие, я отдаюсь в ваши руки, надеясь на благоразумие.

Авось, проканает.

Меня тут же разоружают. То есть, отбирают сумку и надевают на меня нечто, странно напоминающее мешок. А, это же и есть их пресловутый балахон. (Фу, какая я невнимательная!). В нём я, видимо, выгляжу круто, особенно, учитывая тот факт, что я вся вымазана в уже известной субстанции. Бутылку водки- и крассавицца!

Меня под конвоем ведут к жертвенному камню. Слушайте, насилуйте быстрей, и по домам! Надеюсь, они не умеют читать мысли.

В рядах прибавление: сестрёнка объявилась. Глазки горят, перегарчиком дышит. (Хм, что за денатурат они вливают в свои воспалённые жерла? Противно подумать.).

Меня красиво так привязывают к жертвеннику, что я просто визжу от радости. Подыграть им, что ли?

- Ой, спасите, помогите, убивают!

Меня пробивает на ха-ха. Ржу как кобыла.

Эти грибы-чернушки смотрят на меня, постепенно осознавая своими скудненькими мозгами, что я ненормальная. Шепчутся чего-то. Видимо, мою судьбу решают. Да, да, решайте, а я пока ножками подрыгаю - мне доставляет огромное удовольствие лежать связанной и дрыгать ножками. Как там это у взрослых называется? Ах, да, это мазохизм! Странное словечко. Но зато как звучит!

Один самый умный (это ему так кажется!) встаёт рядом с алтарём.

Да, дорогой, я согласна выйти за тебя замуж! Внимательно слежу за его действиями. Достаёт из необъятных просторов своего балахона своеобразный шмотник (эт сумка такая). И, как в анекдоте, открывает шмотник, достаёт полотняный мешочек, закрывает шмотник, открывает мешочек... Застрелите меня! Опа. Изучаю содержимое мешка: чаша, нож, свечи. (Надеюсь, что они не геморройные и пользоваться ими по отношению ко мне они не собираются). Чувак, осади, мне домой пора. Нет, я не волнуюсь, не боюсь, просто мне становится скучно. Косятся на меня чего-то.

- Да, святой отец, я Вас внимательно слушаю. Продолжайте.

Главный (а, вспомнила, это же Вэнч, ну тот, с которым Олька мутит) ставит чашу рядом со мной, делает какие-то забавные пассы ножом над моей головой. Потом нежно (ах, оставьте, я таю!) берёт мою безвольно висящую руку...

- Эй, вы бы хоть продезинфицировали!!!

Резать собрались? Не, ну я позволяю обычно только палец уколоть. Больше - ни-ни!

Зажмуриваюсь. Мну не ссыт, мну просто не любит вид крови.

- Ай-яй-яй! Сволочи!

- Лежи тихо, дура!

Он! Мне! Ладошку! Порезал, гад!

- Вы, сатанисты хреновы, вот только развяжите меня, я вас всех порву!

Упс. Мне решили в рот кляп запихнуть. Своевременно, однако. Какая- то мерзкая, пахнущая ветхостью и сухой травой тряпка была затолкнута в мой рот. Ну вот, дёсны поцарапали. Холосо, сто зупы не выделнули. Гы-гы!

Да, давайте ещё будем мою драгоценнейшую кровушку с какой- то спиртягой мешать, ага! И смешивают же, гады!

Ну вот, опять: чашу по кругу проносят. Насмотрелись фигни какой-то. Пьют, причмокивая. Неужели это вкусно? А дайте и мне хлебнуть! Многозначительно мычу. Только никто внимания не обращает.

Уже интереснее. Элеора становится на колени перед алтарём. Ох, щас её кааак вырвет! Хотя, кто вырвет, все свои. Зажигают свечи и крестят Ольку окровавленным ножом, потом режут её ладонь. Странный у них ритуал. А теперь...вампиры фореве, каждый чёрненький подходит к сестрёнке и целует её окровавленную ладонь. Так трогательно! Щас всплакну. Лишь бы заразу не подхватить. Интересно... сколько невинных жертв было зарезано этим перочинным ножичком?! Реальная антисанитария!

А потом... Мне ради полного кайфа глаза завязывают... и тишина... Ну, я так не играю. Я ЖЕ ВСЁ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ ПРОПУЩУ!!! Лежу тут, как дура запакованная. А сколько сейчас времени? Кукушка, кукушка, сколько... Э-э, это не из этой сказки.

И сколько я уже здесь мычу и ногами дрыгаю?

Тут что- то тёплое и мягкое падает мне на лицо. Надеюсь, что это всего лишь паучок, коих здесь полно, даже, наверное, почти как крыс.

Щас спою... только кляп вытащите!!!

Неужто Бог услышал мои молитвы??? Кто-то подходит ко мне и пытается вытянуть эту проклятую тряпку изо рта.

Не, не отдам, я её заработала.

- Тронешь хоть палец... То есть, хоть пальцем тронешь, я тебе руку отгрызу!

- Да чё ты разоралась, Ника, как будто режут тебя!

Знакомый голос. Где- то я его уже...

- Петька! Твою мать!

- И твою заодно. (В его голосе слышны весёлые нотки, видно, что ему нравится ситуация).

Снимает повязку с глаз. Зрелище завораживает: глаза горят, волосы взъерошены, по колено в грязи, по локоть в кровище... (хотя нет, это уже лишнее…

Пока я тупо смотрю на него, он успевает меня распеленать.

- Ходить можешь?

- Ммм… лет с 2 вообще-то.

- Чего расселась тогда? Вставай и иди.

- Серьёзно? А может, на ручках… Ну ладно, ладно, всё сама, так и быть.

Идём к воротам, перепрыгиваю через грязные лужи, как подстреленный солью воробей.

- Слушай, а как ты меня нашёл?

- Дедукция, однако! Был такой интереснейший метод на вооружении у Шерлока Холмса. Он состоял в том, что...

Пока он заливает мне про то, как космические корабли бороздят просторы Вселенной, я смотрю по сторонам. А, теперь всё ясно, как он меня нашёл. Картина Репина прямо-таки: стоит дерево, к дереву бельевой верёвкой привязан наполовину замученный гот. Рядом валяется детская лопатка, чьи распрекрасные следы можно обнаружить на лице преступника. Смачные такие отпечатки! Бугага!!!

- Наверное, сам раскололся?! А где остальные?

- Что? А, они, вероятно, попрятались. Рассвет, как-никак.

К чему это он?

Доходим до ворот. Как я и ожидала - огромный замок.

- Чем вскрывать будем, дедуктивный ты наш?

- А зачем?

На этом слове он задрал ногу, как соседский Бобик, когда метит очередное неповинное деревце.

- Я предлагаю лезть через забор.

На минуту я представила, что будет, если к забору подведено 220. Почему- то стало себя очень жаль. А ещё больше стало жаль кроссовки - новые всё- таки!

- Ладно, лезем!

Петя невероятным усилием воли заставил меня лезть. Доползла до верхушки забора. Этот уже на свободе. Поорать что ли?

- О, Пётр, не смилостивитесь ли Вы, чтоб снять меня с этой чёртовой железяки, а?

- Прыгай, ловлю!

Ага, а вдруг не поймает? А куда деваться?!

Закрываю глаза.

- Я лечууу!

Бум... Хорошо, что не земля, а петькины руки.

- Ну, лётчица, пошли домой. А то тебя уже мать ищет.

И мы пошли. Как в тумане вспоминаю, как добралась до дома, как мать что- то мне говорила, а я пыталась отвечать внятно. Не получалось.

Лежу сейчас на кровати. Тихо. Только слышно, как милые домашние животные- тараканы устраивают бои без правил за останки вчерашнего ужина.

Природа позвала, терпеть сил нет. Прохожу мимо зеркала...

- ААА!!!

На пороге появляется мама.

- Оля, ты есть сегодня вообще будешь?

- Я не Оля, и не называй меня так!

Хлопаю дверью и ухожу.

В нас и осталось сходства - только глаза глубокого синего цвета- глаза философов.

Её больше нет... Теперь я - это она. И я одна из них...

Меня всю передёргивает. Открываю глаза. Звонит телефон. Неужто, сон? Точно, мне всё это приснилось. Здорово! Это сон, всего лишь безобидный сон.

О, я слышу, как Элеора подходит к телефону. Едва различаются её слова:

- О, хай, Вэнч! Знаешь, я всё- таки пойду сегодня на вечеринку. Я так решила...

Странное сочетание слов. Где-то я их уже слышала... Но не могу вспомнить...

Тут мой взгляд невольно падает на спинку стула, куда я обычно вешаю свою одежду... и я вижу грязные разодранные джинсы и кофту с оторванным рукавом...

Был обычный весенний вечер...

Вылетаю на улицу…

А продолжение здесь.