Luma
5 subscribers

Еду по России, не доеду до конца

224 full reads
400 story viewsUnique page visitors
224 read the story to the endThat's 56% of the total page views
1,5 minute — average reading time

На первый взгляд может показаться, что фильм «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» — это российская комедия в самом несимпатичном понимании этой категории современного кинематографа. С другой стороны, не будет ошибкой предположить и что картина является слезливой одой неумытой Родине. Но первая полнометражная работа Александра Ханта с непривычно длинным названием заметно отличается от современных российских фильмов.

Еду по России, не доеду до конца

Первоначально образы главных героев редкий зритель сможет назвать привлекательными: типичный гопник и его уголовник-отец. Витька Чеснок живет по нередкому шаблону: работа — алкогольный угар — дом. При этом дома его ждет жена и сын, которые заметно мешают счастью главного героя. В искусстве нелюбви Витьке было с кого брать пример: его отец Леха Штырь бросил семью много лет назад и кажется всю жизнь сидел в тюрьмах. Мать Витьки не пережила расставания с супругом, и главный герой провел юные годы в детском доме, по собственному признанию «от звонка до звонка». От отца Вите нужна только квартира, которая примет его в объятья после побега от нелюбимой семьи. Счастью мешает Леха Штырь, которого надо бы куда-то определить. Здесь и начинается увлекательное роуд-муви.

Примечательно, что режиссер картины Александр Хант родом из Ханты-Мансийска и его описание неприглядной стороны нашей родины заметно отличается от картин столичных коллег. Образ глубинки описывается без брезгливости и нравоучений по типу «посмотрите, какая же неумытая Россия». Эта картина не ради слез по гибнущей глубинке. «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» без лишнего пафоса и высокомерия просто рассказывает о неприятном. Он не будет эмоционально манипулировать зрителем. Там, где у другого режиссёра русская тоска, у Ханта никакая не тоска, а просто натура.

Хант, как дебютант в полнометражном кино обладает некоторой художественной смелостью, что, как говорится, любо-дорого. «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» красуется крупными планами, лихо закрученными ракурсами и слегка ядовитой цветокоррекцией. И этот набор визуальных приемов — изюминка картины, но, разумеется, далеко не единственная.

Можно сказать, что визуальная составляющая главенствует над другой особенной составляющей россииских социальных драм — пронзительными диалогами. Этого в фильме зритель не встретит. Это место занимает не только выразительная картинка, но и на редкость убедительная игра главных актеров — Алексея Серебрякова и Евгения Ткачука. Во-первых, ни на секунду нельзя усомниться, что они родственники. А во-вторых, им удается «доиграть» недосказанное словами.

Еду по России, не доеду до конца

Да, фильм не блещет высокопарными метафорами. Но «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» — это и не пустой набор симпатичных картинок. Нетрудно в нем усмотреть не только очевидный конфликт отцов и детей, но и образ России прошлой и настоящей. Преемственность СССР и Российской Федерации, конечно же, важный момент блатных девяностых.

Отдельной строкой стоит выделить музыку, треки для фильма подобраны мастерски. Сложно представить картину, в пространство которой так же гармонично ворвется «Патимейкер» или Грибы. Хит Хаски не случайно вынесен в трейлер фильма, в какой-то степени картину оказалась большой экранизацией этой композиции: «Еду по России, не доеду до конца», «Папа-папа был понарошку» и другие точные попадания.

Глядя на трейлер, сложно представить себе, что этих героев можно понять и даже немного полюбить. В конце Витька Чеснок будто бы сказочный персонаж из народных сказок стоит на распутье: повернуть в одну сторону в объятья квартиры с симпатичной любовницей или же вернуться назад, в первый раз подумать о ком-то кроме себя и не повторять ошибок своего отца. Фильм Ханта стал действительно эффектным дебютом, который заслуживает внимания.