Мой первый год в России (часть 1)

06.11.2017

Я приехал в Россию в 2009 году, весной, хотя для меня это была не весна, а зима. Было очень холодно, и иногда даже внезапно поднималась метель.

В течение этих трёх месяцев много чего произошло. Я познакомился с Москвой и сделал первые шаги в изучении русского. Это было непросто. Главная проблема состояла не столько в сложности языка, сколько в неулыбчивом выражении лица жителей России, из-за которого я не знал, как начать разговор с местными. Сложно было обращаться к ним, потому что, казалось, будто они в плохом настроении, и мне не хотелось их беспокоить. Сейчас я поменял свое мнение по этому поводу и теперь я просто не смотрю в лицо человеку, стараясь избегать его взора. Я привык к тому, что русские не улыбаются незнакомым, потому что так принято в этой стране, а друзьям и гостям, напротив, всегда очень рады.

Что касается изучения русского языка, я писал слова и запоминал их таким образом: у меня была книжка, куда я записывал важные для меня слова и сопровождал некоторые из них рисунками. Эта практика сохранилась и до сего дня. Хорошо, что у меня было много времени на самостоятельное изучение и рисование. Кстати, благодаря свободному времени я завел дружбу с новыми знакомыми.

Читать в источнике

Дружба высокого полета

Однажды я сыграл в футбол со “сборной” Узбекистана. На самом деле это были мои первые “друзья”. Как я с ними познакомился? – спросите вы.

Иногда мне нечем было заняться, и я пускал с окна бумажные самолётики. Поскольку ремонтные рабочие с этажа подо мной (я жил на 13-ом этаже) часто видели мои самолёты, им захотелось тоже соревноваться и они подражали мне. Их самолётики были круче моих. Обидно! Очень! Поэтому мне пришлось вспомнить технику самолётостроения, которой меня научил дедушка, и в итоге мои бумажки стали летать лучше. Однако это соревнование всё же выиграли ремонтники, создав лёгкий парашют из целлофанового пакета и шкурки банана. Вот это было оригинально!

Как-то раз, когда я запускал самолётики, а дворники снизу кричали на меня, один из соседей позвал меня и пригласил в квартиру, в которой они делали евроремонт. Мы разговорились. Они рассказали обо всем: где были, в каких странах жили и какими языками владели. Помню, что они чуть ли не полиглоты, уверяли, что говорили по-узбекски, по-киргизски, по-таджикски, фарси, но не владели английским.

Они угостили меня пловом. До и после еды молились. Поблагодарили Аллаха за еду. Это очень впечатлило меня. Впервые я увидел мусульман. Просто в своей стране я ни разу не встречал их, так как подавляющее большинство аргентинцев – католики. Я часто слушал и читал об их религии до этого, но в тот день впервые увидел настоящих представителей ислама.

В один прекрасный день мы решили поиграть в футбол. Они разгромили меня, продемонстрировав хорошую игру на поле. Я не смог оправдать их ожиданий, оказавшись неудачным футболистом. Ещё бы! Я всегда играл вратарём.

Дружба с ними длилась всего две недели. Они уехали. Один из них на родину, другой в Белоруссию по работе. Итак, мои друзья уехали, и настала пора отправляться и мне.

Чемодан, вокзал, Литва

Мое пребывание в России, которое было запланировано на один месяц, “продлилось” еще на некоторое время. Прошло 3 месяца, и, конечно же, я не мог оставаться больше, потому что виза разрешала мне находиться максимально 90 дней. Надо было оформить новую. Так что я решил сделать то, что все иностранцы делают: пересечь границу. С одной стороны интересно отправиться в путешествие, с другой страшновато одному ехать непонятно куда… Неизвестно, что могло меня там ожидать.

Я думал, куда же съездить оформить новую визу, чтобы вернуться обратно и продолжить изучать эту прекрасную страну.

В итоге, поскольку мне можно ездить в Евросоюз без визы (только без зависти, пожалуйста), я решил, что Литва — самый хороший вариант. Я подумал, что до Литвы очень удобно добраться. Один поезд и всё тут. Утром буду в Вильнюсе. Как раз там и находится российское консульство.

Даже помню точную дату. 8 июля вечером я отправился с Белорусского вокзала. Как всем известно, между Россией и Белоруссией граница открыта. Есть такая штука, которая называется “миграционка”. На ней была написана дата прибытия и отъезда. Также было написано Республика Беларусь и Российская Федерация. Это привело меня к мысли, что мне можно перемещаться по территории соседней страны свободно Ну, вы наверное уже догадываетесь, что произойдет дальше. Однако не спешите, вы обо всём узнаете. Сейчас я расскажу кое о чём ещё.

Впервые в поезде

В Аргентине железная дорога была приватизирована в 90-х, и от неё ничего не осталось. Целые городки, которые были связаны путями сообщения с крупными городами, исчезли. Так что поэтому аргентинцы не в курсе, что такое “катание на поезде”.

Я сел в поезд. У меня было место в плацкарте. Думаю, что-то не так… Как-то странно, как-то хмуро смотрят люди на меня. Ну да, я был единственным иностранцем там. Наверное поэтому и вызывал у них недоверие и подозрение. В конце-концов мой сосед попытался со мной познакомиться. Жаль, что я не помню его имени, но давайте назовем его Михаил.

После отправления поезда всем пассажирам стало очевидно, что на самом деле я ужасно испуган и почти ничего не понимаю. Я с трудом говорил по-русски. Не знал, кто есть кто; кажется, это были литовцы и белорусы . Помню грустные лица пассажиров, но не могу припомнить причину их печали.

Несмотря на мое плохое знание русского языка, я обращал внимание на разговоры попутчиков. Поскольку со мной ехали в основном пенсионеры, беседа между ними шла о советских временах. Я не знал, что это далеко не первый раз, как я встречу такие споры о том, кому жилось хорошо, а кому плохо в СССР. Сейчас когда кто-то поднимает этот вопрос, я стараюсь уйти от темы. Просто понятно, что такой разговор ни к чему не приведет…

На следующий день я проснулся, посмотрел в окно и увидел Минск. Жаль, что мне нельзя было выйти. Хотелось бы посмотреть Белоруссию. Всё выглядело красиво. Поезд остановился. Одни пассажиры вышли, другие зашли. Мой попутчик Михаил проснулся и пожелал мне доброго утра.

Михаил сказал, что читал когда-то Борхеса на литовском. Также, что слушал Астора Пьаццоллу, аргентинского музыканта и композитора. Надо же! Даже в далекой Литве знают моих земляков Затем он предложил мне позавтракать чаем и бутербродами. Сам же сказал, что не завтракает. Объяснил это тем, что, то ли он литовец, и у них не принято завтракать, то ли он сам не любит есть по утрам…

Еще раз напомню читателю, что поезд уже находился на территории Белоруссии, с каждым разом приближаясь к границе. Внезапно Михаил задал вопрос: “Кстати, Луис, а у Вас есть транзитная виза через Белоруссию?” На что я ответил: “Нету”. Михаил сказал: “Ой!”

Продолжение следует…