Последний оплот

В воздухе лениво кружились мелкие снежинки. Вообще, я рассчитывал, что первый снег в этом году будет недели на три позже. Но за последние пару недель слишком многое пошло не так, чтобы удивляться снегу.

С ярко-синим небом и белоснежной курткой стажера безжалостно контрастировал столб черного дыма, поднимающийся от догорающей высотки в паре кварталов от нас. Коллеги держались под натиском врага почти четыре дня, но эти твари все-таки смогли задавить наших массой.

- А ведь мы последние, Иван Алексеевич, - протянул Сашка.

Стажер был прав. Ситуация складывалась таким образом, что на сегодняшний день мы были единственным оплотом в городе.

Четырнадцатиэтажное здание, баррикады почти у всех входов и на лестницах (нам очень пригодилась офисная мебель, очень) испорченные лифты. И два человека на все здание. У одного из которых даже не кончился испытательный срок.

- Сколько у тебя осталось? - уточнил я, в очередной раз прощупывая карман, который был все так же пуст, как и час назад.

Сашка вывалил содержимое карманов на ладонь.

- Шестнадцать.

Я подошел к перилам балкона и посмотрел вниз. Остовы сожженных машин не двигались, из звуков я различал только далекое карканье чудом уцелевших ворон и скрип калитки на ветру где-то слева. Кажется, там был детский сад до того, как все началось.

Сашка встал рядом и закурил. Он помнил, как меня бесил запах табака, но нам уже было все равно.

- Я тоже гуманитарий, Иван Алексеевич, но даже мне кажется, что шестнадцать патронов против этих тварей - это немного не в нашу пользу. Их будет около пары сотен только в первой волне.

Я молча кивнул, не отрывая взгляда от скелета старенького вольво на въезде во двор.

- Ты позвонил своим?
- Нет. Связи больше нет, кажется. У меня не берет тут, вчера я спустился до шестого этажа - нигде не ловит.
- Неудивительно. Скорее всего, они...

Где-то внизу раздался хлопок, который на пару секунд опередила яркая вспышка света. С такого расстояния уши не закладывало, поэтому мы различили нестройный недовольный вой.

- Моя сигналка сработала, - пробормотал Сашка. - Началось.

Он начал вставлять патроны в рожок, но замешкался на последних двух и посмотрел на меня.

- Ну а смысл, - отмахнулся я. - Я не смогу пристрелить сам себя. Я не смогу пристрелить тебя. Можно оставить их как сувенирку, да, но, кажется, это уже не так актуально.

Сашка вставил оставшиеся патроны, посмотрел на высотку, которая продолжала нещадно коптить, и кинул окурок вниз. Бычок задел перила балкона этажом ниже, рассыпался секундной вспышкой искр и скрылся из виду.

Ублюдки показались сразу с двух сторон. Нестройной толпой они, казалось, двигались стихийно, но мы понимали, что они идут именно за нами. Насчет числа Сашка ошибся, их было около тридцати.

Но патронов все равно оставалось шестнадцать.

Стажер перевел автомат на одиночные и сделал пять выстрелов в толпу. Ублюдки шли очень кучно, и он точно в кого-то попал.

Одиннадцать.

- У нас осталась одна светошумовая и одна боевая, Иван Алексеевич.
- Дай-ка мне боевую, - попросил я.
- Для меня было честью работать с вами.
- Ой, не начинай вот этого всего, Саш.

Я снова выглянул с балкона. На улице было пусто. В нашу сторону пытались ползти лишь те трое, кого Сашка зацепил. Двое лежали чуть дальше уже без движения.

- Они в здании? - стараясь держать голос бодрым, спросил стажер.
- Видимо, да.
- Минут двадцать, как думаете?
- Как пойдет.

Я вышел с балкона в офис и приоткрыл дверь, выглядывая в коридор. Мы заняли кабинет директора, потому что он был на самом верхнем этаже и в самом дальнем конце коридора. Это давало нам стратегическое преимущество. Которое еще пару дней назад я почему-то считал важным.

На четвертом этаже раздался хлопок, затем звон разбитых стекол. Кто-то из ублюдков таки напоролся на растяжку. Надеюсь, их стало меньше. Но вряд ли меньше, чем одиннадцать.

Сашка тоже вошел в кабинет, закрыл за собой балконную дверь, повесил куртку на стул и сел рядом со мной на пол.

- Автомат у нас один, Иван Алексеевич.
- Ага.
- Как думаете, сколько они будут добираться до нас?
- Ну, - я задумался. - Ходят эти твари медленно, сейчас в районе пятого-шестого, наверное. Минут 10 у нас есть.

Стажер шумно выдохнул и перехватил автомат поудобнее.

Одиннадцать патронов, светошумовая, боевая.

- А может, надо было просто согласиться тогда, как думаете?
- Нет.
- Ну те, кто согласились - они теперь живы.
- Они теперь с ними, Саша, ты же видишь, это разные стороны баррикад. И мы с тобой по эту. Но если что, - я посмотрел ему в глаза, - если что, ты можешь выбрать их сторону, я пойму.

Сашка воспринял это как личное оскорбление, судя по его лицу, но ничего не сказал.

С лестницы послышался шум. От лифтов и двери на лестницу нас отделяло метров тридцать. Но это были чистые тридцать метров. Ни растяжек, ни завалов, мы не стали ничего делать на этом этаже.

Они показались из правой двери. Неторопливо, лениво, с безостановочными хрипами, они сначала просто вывалились толпой человек в пятнадцать на площадку, затем один из них, в пиджаке и галстуке (вряд ли главный, просто какая-то самая наблюдательная тварь), заметил нас, победно взвыл, и все они так же медленно поперлись в нашу сторону.

Сашка не выдержал и начал стрелять. На этот раз они были ближе, и он положил десятерых на месте. Тех, кто был ближе всего.

Остальная пятерка немного замешкалась, перелезая через павших товарищей.

- Иван Алексеевич…
- Один же?
- Да.

Сашка посмотрел сквозь меня, и я понял, что сейчас произойдет.

Я кивнул и забрал у него еще и светошумовую. Бросил ее в коридор, закрыл дверь и зажал уши.

- Это немного их задержит.

Стажер вышел на балкон и закрыл за собой дверь.

Я выглянул в коридор. Дезориентированные твари лежали на полу, приходя в себя и постоянно воя, но с лестницы подтягивалась свежая партия.

С балкона донесся выстрел.

Я подвинул письменный стол к двери, заблокировав ее. На какое-то время. Затем сел в большое кожаное кресло шефа, стараясь не смотреть сквозь стеклянную дверь балкона.

Шум из коридора внезапно перекрыл звонок мобильного. Карман сашкиной куртки светился. Они все-таки дозвонились.

Стол стал противно скрипеть ножками по паркету. Твари таки решили тупо давить на дверь всей толпой.

Дверь открылась ровно настолько, чтобы пара тварей смогла пролезть внутрь, и сородичи последовали за ними. Медленно и неторопливо.

До меня наконец-то донеслись их хрипы.

- Айсио… Крииииипта… КРИПТА… тоооокены…

Они подползали все ближе. Я выдернул чеку и зачем-то положил ее в нагрудный карман.

- Криииипта…

Один из них дотянулся до моего воротника.

Я разжал кулак.