Император Канси и его выбор наследника

Император Канси [康熙] на старости лет все чаще стал задумываться о наследнике престола. Многочисленные наложницы одарили его большим потомством — 24 сыновьями. Кому же из них суждено было стать наследником трона? Император стал внимательно присматриваться к сыновьям и проверять их способности. С этой целью он давал им разнообразные поручения и требовал точного их исполнения.

По наблюдению Канси, его четырнадцатый сын Юнь-чжэн [允禎] был наиболее способным из всех, а четвертый сын Инь-чжэнь[胤禛] отличался грубостью, упрямством, своеволием, властолюбием и коварством. Отец возненавидел последнего и не мог равнодушно переносить его присутствие.

император Канси 康熙 (1662 — 1722)
император Канси 康熙 (1662 — 1722)

За год до смерти Канси почувствовал сильную слабость. Недомогание все усиливалось, начались обмороки. Император не покидал постели. Каждый из его сыновей старался угадать: кто же из них будет определен наследником престола? Хитрый и властолюбивый Инь-чжэнь понимал, что у него меньше всех надежд на занятие трона, и он решил действовать.

Здоровье императора Канси с каждым днем становилось все хуже. Наконец ему стало настолько плохо, что не оставалось никакого сомнения в наступлении смерти. В спальне императора был полумрак, горел только один фонарь, чтобы не раздражать глаза больного. Все углы и закоулки спальни, образованные мягкими висячими драпировками, тонули во мраке, и только небольшая часть комнаты слегка освещалась рассеянным светом матового фонаря.

Император созвал высших сановников и своих сыновей и дал им последние наставления.

— А теперь, — сказал он, откинувшись в изнеможении на подушки, — исполним обычай. Принесите мне тушь, бумагу и кисть. Я напишу, кому после меня править Поднебесной.

Тотчас же в спальню умирающему принесли с натертой уже тушью нефритовую тушечницу, кисть с рукояткой из слоновой кости и большой лист шелковой бумаги с нарисованными сверху двумя драконами, готовыми проглотить солнце. Все это положили на пододвинутый к изголовью кровати табурет, покрытый желтым шелковым покрывалом.

— Оставьте меня все и не приходите, пока я не позову, — повелел Канси слабым голосом.

Император безмолвно лежал на постели. Его рука приподнялась и стала сбрасывать с груди толстое одеяло. После долгих усилий ему удалось, наконец, сесть на край кровати и спустить вниз ноги. Он протянул руку к кисти — рука дрожала и движения ее были неуверенны. Взяв кисть, Канси обмакнул ее в жидкую тушь, растертую на тушение, и, напрягая усилия, написал на шелковой бумаге три иероглифа: «ши-сы-цзы» [十四字], что означало «четырнадцатый сын». Ослабевший император выронил кисть из руки, упал на постель и погрузился в забытье.

В это время в императорскую спальню пробрался Лун Кэдо [隆科多] — верный прислужник четвертого сына Инь-чжэна. Он взял лежавшую на ковре оброненную императором кисть и на императорском завещании, которое находилось на табурете, сделал поправку. На китайском языке число «четырнадцать» состоит из двух чисел — десять и четыре. Лун Кэдо цифру «десять» [十] переправил на иероглиф, означающий частицу порядкового числа [第], и тогда вместо «четырнадцатый сын» получилось «четвертый сын». Сделав такое исправление, он, крадучись, удалился.

император Юнчжэн 雍正 (1678-1735)
император Юнчжэн 雍正 (1678-1735)

Прошло немного времени и находившийся в полузабытьи император услышал чьи-то приближающиеся шаги. Это оказался его четвертый сын Инь-чжэнь.

Канси меньше всего ожидал четвертого сына, к которому питал неприязнь. Страшная злоба охватила умирающего. Он быстро сел на кровати и задыхающимся от волнения и душившей его злобы голосом мог только проговорить:

— Что тебе здесь надо?

Инь-чжэнь, увидев шелковую бумагу на табурете, молниеносно сделал несколько шагов по направлению к кровати и устремил взгляд на написанные иероглифы. Не говоря ни слова, он упал на колени перед отцом. Император поднял подушку и с силой бросил в распростертого на полу сына. От сильного волнения умирающий потерял сознание и, бездыханный, упал на постель.

Когда приближенные осмелились войти в спальню, то увидели на кровати холодеющее тело императора. На полу лежали подушка и кисть, а на шелковой бумаге было написано три иероглифа: «ди-сы-цзы» [第四子], т. е. «четвертый сын».

Императорские сыновья были поражены, узнав о предсмертном завещании отца. Все знали: покойный не любил Инь-чжэня и у него не было никаких шансов сделаться наследником трона.

Братья собрались на совет, чтобы решить — что же предпринять? Но не успели они разойтись, как были схвачены телохранителями четвертого сына и взяты под стражу. Так Инь-чжэнь на сорок четвертом году жизни стал императором Китая под девизом правления Юнчжэн [雍正]. Стараясь замести следы мошенничества, он обезглавил Лун Кэдо, хотя последний преданно служил ему и способствовал восхождению его на трон.

Возможно, приведенный рассказ не лишен элементов вымысла, однако он присутствует в китайских источниках.

Сидихменов В.Я. Маньчжурские правители Китая. М., 1985.

* * *

В книге в данном отрывке имена четвертого и четырнадцатого сыновей Канси указаны, соответственно, как Янь-чжэн и Янь-хуан. Мы заменили эти имена на транскрипции, соответственно китайским источникам, см. например, http://www.baike.com/wiki/康熙.

Так как имя четырнадцатого сына Юнь-чжэн 允禎 было по звучанию похоже на девиз правления нового императора Юнчжэн 雍正, второй иероглиф в этом имени был заменен на «ти» 禵. Соответственно, в некоторых источниках имя четырнадцатого сына Канси указано как Юнь-ти 允禵.