Погост Осьминский

Село Осьмино, в 150 вер. от Петербурга и в 105 от Гдова, на правом берегу р. Сабы. при Петре Вел. называлось «Посадом»; в 1676 г. принадлежало к дворцовой Сомерской волости и составляло отчину сперва Алексея Петровича (1716 г.), потом – Екатерины I-й (1723 г.); в 1737 году оно приписано было к Александро-Невской лавре; после переходов в разные ведомства, в 1827 г. сделалась гдовским Императорским имением и доходы его шли на содержание «Александрии», близ Петергофа.

В начале 18-го века тут был дворец Алексея Петровича. И доныне окрестности погоста иногда называются «садом»; вокруг погоста видны остатки погребов и подвалов. Потом, на месте дворца, была контора Александро-Невского монастыря и разные хозяйственные постройки, оставшиеся, вероятно, от построек дворцовых. А что было при дворце хозяйство, это видно из поданного в 1723 г., на имя Петра Великого, объявления вотчинного старосты, «к церкви св. Георгия, в селе Осьмине», что некоторые стога сена, скошенного по десятинам пашни в селе Осьмине и по прочим деревням и пустошам Ее Величества, неизвестно кем увезены. Принадлежащие к дворцовому ведомству крестьяне приписаны были к Осьминской церкви тогда, когда весь округ перешел в казну. Здешняя, собственно Осьминская церковь выстроена, около 80-ти лет назад, при следующих обстоятельствах: жители села Осьмина, торговавшие в Петербурге, принесли оттуда икону Тихвинской Божией Матери и, в честь ее, при участии всего прихода, выстроили каменную теплую церковь, с деревянным куполом, без колокольни. Церковь эта теперь разобрана. Около 1820 года петербургский купец, осьминский уроженец Гавриил Карпов Поршняков, выстроил, почти на свой счет, нынешнюю каменную теплую церковь. Когда же дела его расстроились, то на окончание постройки было занято 5000 руб. асс. из духовного учебного управления. Так как строили поспешно и кирпич был не особенно хорош, то на куполе и на колокольне штукатурка стала отваливаться и впоследствии была заменена железною обшивкою.

В селе «Осьмине Горе» церковь деревянная, построенная прихожанами вместо сгоревшей, освящена в 1719 г. по указу Иова, митрополита Великого Новгорода и Великих Лук. Она, замечательна грубостью обделки и толщиною бревен. В 1747 году пристроен к ней Троицкий придел, как показывает надпись на северных вратах. Из трапезы в церковь входят чрез широкую арку; в придел же ведут низкие, небольшие двери. Лес, из которого построена церковь, был, говорят, назначен для отправки, по Нарове, за границу, но засел в порогах и был употреблен на церковь.

Обе здешние церкви в три алтаря. Каменная, Тихвинской Божией Матери, с приделами Архангела Гавриила и св. Петра митрополита, замечательна только особенно уважаемой иконой Тихвинской Божией Матери. Антиминс главного алтаря освящен еп. Нафанаилом и подписан митр. Серафимом; в боковых – освящены еп. Никанором и подписаны Серафимом.

В старом храме св. Великомученика Георгия, с приделом Троицы и св. Николая, вся живопись старинная, хорошей работы. Многие старинные иконы, по одному сказанию, вынесены из сгоревшей церкви, а по другому – взяты из упраздненной церкви св. Георгия, существовавшей, будто бы, в 15-ти верстах от Осьмина, в Лугском уезде, в сельце Медвежи. К старинным предметам относятся царские врата, помещенные в ряду местных икон, и иконы Смоленской Божией Матери и Николая Чудотворца. Есть еще резная, особенно уважаемая икона св. Параскевы, вышиною в 1 арш. 6 вершков. За правым клиросом, в резном, вызолоченном киоте, есть образ св. апостолов Петра и Павла. О нем рассказывают следующее: в 1759 году, осьминские жители, четыре брата Убытковы, послали одного жителя Осьминского посада в Новгород, чтобы привезти эту икону, отданную туда для поновления и для устройства серебряной ризы. Посланный, возвращаясь, был остановлен, в 30-ти верстах от Осьмина, в деревне «Полях», одним крестьянином, которому был должен 50 рублей. Тот отобрал икону за долг и потом заложил ее, за ту же цену, новгородскому помещику Краснослепову. В томе же году, указом Новгородской духовной консистории, от 30 сентября, предписано было осьминскому причту исходатайствовать о возвращении иконы в церковь: другим указом, от 18 октября, было предписано священнику Воцкой Пятины. Дмитриевского Городенского погоста, Выставки Вычелобка (Лугского уезда), Михею Тимофееву, строго внушить Краснослепову (вероятно жившему в том приходе), чтобы немедленно представил образ в духовное правление. Предписание сопровождалось угрозою запрещения входа в церковь. Тогда икона была возвращена в Осьмино.

В Георгиевском храме антиминс главного престола освящен еп. Смарагдом и подписать митр. Серафимом; в Троицком приделе – освящен и подписан Нафанаилом, в Никольском – освящен еп. Григорием и подписан митр. Серафимом. Обе этом антиминсе говорят, что его выдали в замен прежнего, из которого были кем-то вырезаны св. мощи; за это тогдашний священник, Николай Лукин, был на время переведен в Кобыльский погост.

В этом храме замечательны: 1) небольшой серебряный потир с государственным гербом в нижней части; 2) оловянные старинные сосуды, 3) оловянная дарохранительница, с вылитыми четырьмя евангелистами, тяжелая и довольно большая; 4) Люстра, желтой меди, массивная, также с государственным гербом; 5) малого формата Евангелие 1701 года. Все эти предметы принадлежали, говорят, царевичу Алексею Петровичу; 6) колокол с надписью: «Gloria in excelsis Deo Domini auxilio me fecit Anton Wilens 1651».

В писцовой книге 183 и 184 годов прежде бывшая Георгиевская церковь описана следующим образом: «Село Осьмино на реке на Сабе, а в нем церковь Страстотерпца Христова Георгия, древена, а в церкви Божия милосердия, образ местный Страстотерпца Христова Георгия, в деянии, на окладе. Оклад басмен венец серебряной, чеканной, доска длиною два аршина, а поперег полтора аршина; перед тем образом свеча поставлена восковая, насвещник – белого железа; образ местной Пресв. Богородицы Одигитрия, с Превечным Младенцем, на окладе; оклад басмен, венцы сребряны резные белые; образ местной Воскресения Христова, писан на краске, да местной образ Страстотерпца Христова Георгия, в деянии, писан на краске; пред теми образы три свечи древяные, писаны на краске, насвещники белого железа; двери царские, сень и столпцы писаны на краске; двери северные – благоразумный разбойник росписан на краске, да в деисусе; десять образов писаны на краске; пред Спасовым образом паникадило медное о шестнадцати перах; у деисуса же в тябле образ, Воскресения Христова, дска штилистовая (?), обложен серебром басменным; образ Страстотерпца Христова Георгия, дска штилистовая, обложен серебром; да в олтаре, за престолом, образ Пресв. Богородицы Одигитрии, писан на краске, да крест за престолом писан на краске; да книг на престоле Евангелие писмяное в десть, обложено камкою зеленою; распятие Христово и Евангелисты серебряные басменные; крест благословящий обложен серебром басменным, В церкви Апостол печатный в десть, устав в десть печати киевской, Минея общая печатная в десть, Октой печатной в десть, две триоди в десть печатныя, одна постная, другая цветная, Златоуст писмяной в четверть, Служебник печатной в четверть, Псалтирь в четверть печатная, Часослов печатной в четверть. Ризы дорогинные (?) двоеличный, оплечье отласное травчатое; стихарь полотняной, ветх, оплечье выбойчатое, пояс нитяной, поручи дорогинные; патрахиль дорогинная, зеленая, двоеличная; потир, лжица и блюдца и звезда оловянные, воздух дорогинной двоеличной, шит золотом, покров киндяшной, кадило да укропник и чаша водосвященныс медные. Да в трапезе местных образов: образ местной Живоначальной Троицы, писан на краске, венцы серебряны, белые гладкие, доска длиною два аршина, поперег в полтора аршина; образе местный отечество (?) писан на краске, венец и цата серебряны белые, доска длиною два аршина, поперег в полтора аршина; образ местный Николая Чудотворца Можайского, в деянии, писан на краске, венец серебряный, белый резной; в образах (?) Спасов образ и Пресв. Богородицы, а венцы серебряные, белые, резные дска длиною два аршина, шириною полтора аршина; образ местный Зозима и Савватия Соловецких Чудотворцев, писан на краске, дска длиною два аршина, а поперег аршин; образ местный Николая Чудотворца, писан на краске, длиною дска два аршина, поперег в полтора аршина; в деисусе образ Отечество, длиною дека два аршина, а шириною в полтора аршина; да у церкви колокольня на осьми столбах, верьх шатровой, а на ней два колокола, один три пуда, а другой в полтора пуда, клепало железное в два пуда. Церковь и церковная утварь строение мирское, приходских людей. В селе же поп Афонасий Павлов, дьячек Мартышка Захарьев, пономарь Ефремко Кириллов, просвирня Улитка Юрьева».

Документы церкви: 1) план и межевая книга 1785 года. На плане надпись: «Геометрический специальный план Гдовского уезда, Солецкой волости, состоящей внутри дачи Погосту Михайловского села деревнями и пустошами бывшого Свято-Троицкого Александроневского монастыря, а после ведомства Казенной Палаты крестьян: Писцовой церковной земли церкви св. Великомученика Георгия, села Осьмин владение священно-церковнослужителей, межевания, учиненного в 1785 г., сентября 12 дня, гдовским второклассным землемером, прапорщиком Алексеем Акишевым (?), внутри того владения обмежевенного от всех смежных владельцев одною окружною межею, по нынешней мере, и по исчислению, состоит пашенной земли 44 дес. 1,192 саж.; сенного покосу 7 дес. 1,000 саж.; лесу дровяного 2 дес.; под поселением священно-церковнослужитей 3 дес.; под церковью и кладбищем, под полурекою Сабою и под полуручьем 3 дес., а всего во всей окружной меже 60 дес., 1,592 кв. саж.; а за исключением неудобных мест, осталось одной удобной 56 дес. 192 кв. саж. 2) План и межевые книги сенного покоса, в версте от Осьмин, вниз по реке Сабе, на левом берегу ее, под названием «Дедов дуб» и «Белка». Тут, после такого же заглавия, показано: сенного покоса 2 дес.; лесу дровяного 11 дес., 2,026 саж.; под проселочною дорогою 210 саж., под полурекою Сабою 3 дес.; а всего 16 дес., 2,236 квадр. саж.; а за исключением половины р. Сабы и дороги, остается одной удобной земли 13 дес., 2,026 квадр. саж.; 3) план и межевые книги пустоши «Большой Перелог», в 700 дес. лежащей в 7 верстах от церкви»; 4) план и межевые книги пустоши «Второй Перелог», в 400 дес., находящейся внутри заказных рощ Гдовского Ее Величества имения. Эта пустошь, как значится в клировых ведомостях, отрезана в 1800 г. в казну; 5) Указ Иова митр. Новгородского и Великих Лук, от 1709 года, января 12, на имя старосты церковного Игнатия Парфеньева и приходских людей, о дозволении освятить вновь отстроенную церковь и о выдаче антиминса.

Метрические книги хранятся с 1810 года.

Причт сперва состоял из священника, диакона и причетника. С 1843 года, состоял из 2-х священников, диакона, 2-х причетников и просвирни; ныне состоит из священника, псаломщика и просвирни. Прежний причт был многочислен потому, что в Осьмине было 500 «дымов»; но 80 лет тому назад оно истреблено пожаром и лица не крестьянского сословия переселились в Ямбург, Гдов и др. места.

Из прежних священников известны: Афанасий Павлов показанный на Писцовых книгах 184 года; Игнатий Федоров, Иоиль Борисов, Евстратий Иоилев, Никифор Григорьев и Лука Автономов, записанные в старинных поминаньях. Об о. Игнатие известно, что он утонул в реке, когда, в Великую Субботу, возвращался из деревни, куда был призван для напутствования больного. Потом известны: Николай Лукин, запрещенный в священнослужении (V 1845); Мокий Антонов Шугозерский, зять Лукина, из певчих Казанского собора, поменявшийся в 1841 году с священником Красногорской церкви Иоанном Алексеевым Щегловым; Иоанн Петров Кедров, при котором начата Тихфинская церковь, переведенный в 1826 году к Гдовскому Дмитриевскому, потом к Нарвскому собору; Иоанн Алексеев Кочановский, при котором окончена Тихфинская церковь, перешедший впоследствии в Кекзгольм; Александр Евфимиев Троицкий, поступивший с 1829 года. Ныне служит Алексей Ефимов Иванов в сане диакона состоит Георгий Васильев Георгиевский.

До штатов причт пользовался доходами за требы и ругою, по четверику ржи и ячменя, с каждого дома и в виде хлеба, или «курца», который давался в каждом доме после служения молебна. Собиралось еще по 15 коп. асс. с каждой души мужеского и женского пола. С утверждением штатов из прежних средств остались только плата за молебны в Пасху и в сельские праздники. По штатам причт был отнесен к 3-му классу и назначено ему 460 руб. в год. Но из этих денег вычиталось 120 р. за пустошь в 700 десятин, находящуюся в 7-ми верстах от церкви. А так как от пустоши не получалось и десятой доли этой суммы, то вычет в 120 р. был весьма тяжел для причта. Ныне священник получает, жалованья, 180 р., диакон – 75 р., просвирня – 25 р.

Приход состоит из 14 деревень и граничит, приходами – Пенинским, Рельским, Редкинским (Ямбург. у.) и Красногорским (Луг. у.). Эти деревни суть: Осьмино-Гора, Село Осьмино, Псоеды, Чудиново, Новоселье, Сваткова, Райково, Глубока, Сабско, Луговское, Сара-Лог, Сара-Гора, Добецко, Хилок. Всех прихожан м. п. 1442 жен. 1495.

Прихожане кроме хлебопашества занимаются мелкою торговлею в окрестностях, извозом, сбытом льна, скота и леса, набивкою крестьянского холста, продажею рыбы, купленной на Чудском озере, выделкою овчин, ловлею рыбы в Сабе и Лососинке.

Грамотных до трехсот человек. Школа одна в селе Осьмине, Министерская, открыта 1 сентября 1881 года.

Сельские праздники: Флору и Лавру празднуют – в Псоедах, Новоселье и Сара-Логе; Преподобномученице Анастасии, св. Димитрию и Параскеве – в Псоедах; Покрову — в Чудинове, в Сваткове, и Луговском; Казанской Божией Матери; в Райкове – Архистратигу Михаилу и Казанской Божией Матери; в Глубоком – Архистратигу Михаилу; в Сабске, – Успению.

Крестные ходы, кроме обычных совершаются: в Псоедах – 19 августа и 29 октября, в Чудинове – 1 октября; в Новоселье – 18 августа; в Сваткове — 8 июля, в память скотского падежа; в Райкове – 8 ноября в благодарность за прекращение кровавого поноса; в Сабском – 15 августа в память прекращения сибирской язвы; в Луговском – 8 июля и 22 окт.; в Сара-Логе – 20 июля и 8 сентября в память прекращения сибирской язвы.

В свадебных обычаях есть следующие особенности: после благословения молодых к венцу, дружки едут в санях за членами причта и потом священник – в одних санях, а диакон с причетниками – в других, едут в дом жениха; там пропоют: «достойно» и потом жених садится в сани с священником и тут же садится «приставница» девушка, имеющая в узелке хмель и ячмень. Подъехав к дому невесты, жених идет туда позади священника, а приставница осыпает всех ячменем и хмелем; тоже делает «приставница» невесты, обыкновенно молодая замужняя родственница. При «выкупе» невесты, жених кладет на тарелку серебряные рубли, а иногда и золотые монеты, взятые у кого либо на время; дружка отвечает ему самой мелкой монетой. Когда сядут за предсвадебный стол, то не кладут ножей, а пирог разрезывает дружка своим ножом. При благословении к венцу, молодые, сделав 3 земных поклона, наклоняют головы над столом и родители, прежде благословения, трижды обносят икону вокруг стола. При отправлении к венцу, хлеб и пирог берут с собою, отрезав от них куски и оставив их в доме. Хлеб и пирог завертываются в скатерть, икона – в «спичник», узкое и длинное полотенце. Все это отдается тому, кто повезет приданое в дом жениха. Невесту покрывают «фатой» или большим платком, который жених снимает пред самым венчанием. К венцу и после венца, жених едет с священником. При выезде из дома и входе в дом поется «Достойно» и бывает целование креста. На обеденном столе ставится блюдо с полдюжиной пшеничных пирожков, а поверх их – повойник, в подарок тому, кто пек эти пирожки. Родные невесты, посидев за столом, тотчас уезжают, так как для них будет особый зов. На другой день после свадьбы молодых будят, или какой-нибудь шуткой, или выстрелом из ружья, под окном избы. Потом родственники жениха, обвязав себя полотенцами, простынями и т. п., разъезжают по деревне, чтобы показать рукоделье невесты.

В некоторых деревнях родители, согласившись выдать дочь, уговариваются об «вено», т. е. о пособии, какое жених можете дать тестю на свадьбу. Богатые дают до 100 и более рублей, иногда дают солода на пиво, пуд соли, ведро вина и т. п. Когда жених едет за невестою, то в невестиной деревне его задерживают до тех пор, пока не получится от невесты согласия на проезд. Если жених едете со священником, то задержки не бывает.

Из обрядов над умершими отметим следующие: солому, на которой моют умершего, выносят в реку, или, куда-нибудь, в мох. Возвратившись с похорон в избу, считайте долгом подержаться за столбик, к которому приставлена печь, дабы оставшиеся на земле, были так же крепки и невредимы, как этот столбик. За поминальным столом сидят долго, чтобы душа умершего долее пребывала в раю.

Около Осьмина есть до двадцати курганов высотою от одного до семи аршин. Часть их находится в границах кладбища. Прежде в них находили сабли и др. оружие, а при недавних раскопках находили только медные принадлежности конской сбруи.

Попечительство учреждено в 1872 году[1].

[1] Погост Осьминский. Историко-статистические сведения… Сс. 182 – 190.