Старопольская церковь

Старополье находится в 150 верстах от Петербурга, в 70-ти от Гдова, на низменности, близ речки Клетки, исчезающей в болотах. Жители берут воду из колодцев. Вообще вид погоста не особенно веселый; а окрестные болота много вредят хозяйству.

По преданию церковь находилась сперва в версте отсюда у деревни Куреши. По разорении ее литовцами, построена другая церковь во имя Великомученика Георгия. Предания эти подтверждают писцовые книги, в которых говорится, что причетники жили в церковной деревне Куреши, а ныне им велено перейти жить на погост в село Валовое; около деревни Куреши был ключ «попов»; были возвышения в виде могил. В писцовой книге, находящейся в Осминском управлении, написано: «Сотня Старопольская. Село Валовое, в нем церковь Великомученика Христова Георгия древянна шатровая, а в церкви Божия милосердия двери царския, сень и столбцы писаны на краски; по правую сторону царских дверей образ местной: огненное восхождение Св. Пр. Илии во облаце, Спасов образ писано на золоте; перед тем образом свеча поставная восковая, писанная красками, насвешник оловянной резной, да образ Рождества Пресв. Богородицы и иные святые, писаны на краске; перед тем образом свеча поставная восковая, насвешник белого железа; на северных дверях благоразумен разбойник рах (?) писан на краске; перед тем образом две свечи поставные восковые, писаны на красках, насвешники белого железа; подле того образа, образ местной Николая Чудотворца в деянии, по сторонам Спасов образ, да Пресв. Богородицы во облаце, писан на золоте; перед тем образом свеча и т. п.

Далее перечислены образа: Спас Нерукотворенный, Собор Пресв. Богородицы, Воскресение Лазаря, Усекновение Главы Предтечи, Вход в Иерусалим, Троица, 12 праздников Господних и Богородичных; образ Богородицы, да по сторонам 12 пророков; перед «деисусом» паникадило медное о двенадцати «перах»; да в алтаре на престоле срачица и индития и покров; и у царских врат – запона; на жертвеннике пелена крашенинная лазоревая; и престола – образ выносной: воплощение Пресв. Богородицы; крест выносной; Евангелие печатное в десть; евангелисты басменые, золочены, и застежки серебряные; два креста благословящие; на жертвеннике потир и блюда оловянные, звезда серебряная, лжица медная, два покровца, да воздух «дорогильные» черные, опушены «киндяком» зеленым; чаша водоосвященная медная луженая, укропник да два кадила медныя, две ризы полотняныя, у одних – оплечье «отлас» травчатый ветхой, и у других риз оплечье выбойчатое; две патрахили, да поручи выбойчатые, опушены крашениною; пояс нитяной, стихарь подризный полотняный, оплечье и опушки крашенинные; да один служебник печатный, новый, в полдесть, другой служебник письмянный, старой вполдесть; минея общая печатная; апостол, трефолой печатные, соборник письмяный, псалтирь печатный, книга Златоуст письменная, святцы, минея общая письменая, триодь цветная печатная, триодь постная печатная; на колокольнице два колокола, один в два пуда, а другой – в пуд; да церковных причетников поп Логин Прокофьев, дьячек Васка Петров, пономарь Самуил Тарасов, проскурница Авдотьица Артемьева дочь». Говорится еще, что когда перейдут на погост в село Валовое, то два солдата, жившие на погосте, должны перейти в деревню Курешу.

Так как здесь многие Богослужебные книги указаны как ветхие, то Старопольский погост существовал задолго до составления акта. В церковной описи, составленной в 1827 году священником Евфимием Евсевиевым, о церкви сказано: «в означенном погосте церковь деревянная, однопрестольная, освящена 1711 года, октября 7 дня; оная церковь назначена к разобранию».

В 1817 г. причт и прихожане просили у начальства дозволения построить новую каменную церковь и на это получили разрешение 16 апреля, за № 726. В упомянутой выше церковной описи сказано: «церковь каменная во имя св. Пророка Илии, с таковою же колокольнею, заложена 1817 года, июня 24 дня, а освящена 1820 года сентября 6 дня». В числе храмоздателей указаны: священник Евфимий Евсевиев, староста крестьянин деревни Замошья Афанасий Егоров и петербургский купец Вукол Поляков. Придельная же каменная церковь св. Георгия выстроена 1824 года и освящена 1826 года, мая 10, при церковном старосте Патрикии Федорове. На построение каменное употреблено 15 тыс. 13 р. 75 копеек. Под построением каменным разумеется плита, из которой выстроен главный храм и придел.

Антиминс в храме св. Илии освящен еписк. Христофором в 1853 г. июля 19 и подписан митрополитом Никанором; антиминс Георгиевской церкви освящен Григорием еп. Ревельским 1824 года октября 28 и подписан митр. Серафимом. Храм строили без архитектора, и потому он не отличался ни удобствами, ни изяществом. В праздники половина молящихся стояла вне храма.

С 1878 года начат новый каменный храм, на следующие средства: с каждой ревизской души назначено взимать сперва по 1, а потом по 2 р., до 1887 года: церковной суммы употреблено 7848 р. 21 к.; кроме того многие лица участвовали подвозом материалов и др. способами. От Государя Императора Александра Николаевича и Императрицы Марии Александровны пожертвовано было 6000 р.; от Департамента Уделов отпущено 700 штук бревен и 850 куб. саж. дров для обжигания кирпичей; крестьянин деревни Овсищ Николай Пантелеев пожертвовал разных предметов на 3 тыс. р. с.; крестьянин деревни Замошья Иван Евдокимов и дер. Засосья Даниил Галактионов пожертвовали на устройство железной кровли. Церковь строится по проекту архитектора Ивана Власьевича Слупского и ценность постройки определена в 71372 р. 10 к. Храм строится пятиглавый, в 3 престола. Длина его с притвором 22 саж., ширина 15 саж., высота до креста 15 саж. Высота колокольни до креста 21 саж.

К достопримечательностям храма принадлежат: 1) древняя икона Тихфинской Божией Матери, точная копия с Чудотворной, писанная, как показано на иконе. 7184 г. августа 1, при Федоре Алексеевиче и патр. Иоакиме, при митр. новгородском Корнилии. Внизу подпись: «многогрешный раб Парфенище». Икона украшена ризою с цветными камнями в венце; 2) оловянные ковчег и дароносица, 8) старинные венцы из белой жести; 4) древнее Евангелие 1748 г., обложенное полинявшим от времени бархатом.

Из колоколов замечательны два. Один, весом около 6 пуд. с надписью: Gloria in excellsis Deo anno 1645; другой, в 30 фунтов, 1763 г. работы Алексея Кузмина.

Документы церковные существуют с 1720 года. Описи церковного имущества имеются от 1780, 1794 и 1809 годов; метрические книги с 1811 г.

Причт, как видно по Писцовой книге 1676 года, состоял из священника, дьячка, пономаря и просвирни. В позднейшее время, около 100 лет назад, причт составляли: два священника, диакон, 2 дьячка, 2 пономаря и просвирня. Из священников прежних известны: Тимофей Егоров и Иоанн Феоктистов, подписавшиеся на упомянутой описи; Игнатий Тимофеев, Иван Игнатьев; Евсевий Афиногенов (V 1797); диакон Алексей Иванов, Евфимий Евсевиев (V 1841); Василий Филиппов (V 1836); Иван Саввин Беляев, перемещенный в Ям Ижору в 1847 г.; Иван Петров Верольский, поступивший в 1849 г. в монахи. Потом служили; Матфий Петров Соколов и Иоанн Васильев Молчанов, оба из студентов Спб. дух. семинарии. По смерти Соколова в 1870 г. поступил Валентин Михаилов Кедров, служащий ныне; по смерти Молчанова, в 1868 г. поступил Петр Лабецкий, а по переходе Лабецкого в Рель поступил, служащий ныне, Григорий Петров Певцов.

До штатов причт содержался ругою и платою за требы. Руга, в размере четверика хлеба с 2-х душ, собиралась осенью. Плата за требы была ничтожная; за молебен в доме платилось 5 коп. меди; доход свечной и кошельковый был не свыше 8 р. асс. в месяц. Священники и причетники жили, главным образом, от земли; дома причта не отличались от крестьянских; рясу священник надевал только по праздникам. В 1844 г. священникам положено по 156 р. 80 к. в год, диакону – 78 р. 40 к., дьячку – 54 р. 48 к., пономарю – 47 р. 2 коп., просвирне 23 р. 52 к. Жалованье платилось в уменьшенном размере потому, что делался вычет за лишнюю пропорцию земли. Но этот вычет был для причта весьма стеснителен, потому что лишняя земля находится в 15 верстах от церкви и мало приносит дохода. За молебны в сельские праздники платится всей деревней, от рубля до трех рублей; в осенний праздник Георгия, священник в течении трех или четырех дней служит молебны в 200 домах.

Церковной земли 150 десятин 1,342 сажени. Из них усадебной 2 дес., 360 саж.; пахотной 53 дес. 1,503 саж.; сенокосной, выгонной и пастбищ 12 дес. Малоудобной до 82 дес., 1,879 саж. Вблизи церкви находится до 70-ти десятин.

Соседние приходы: Черновскии, Пенинский, Ложголовский и Долоцкий. Из деревень здешнего прихода ближайшие к церкви суть: Валово, Шахицы, Замошье, Заклепье, Корино, Куреши и Чутская Гора, более отдаленные (от 8 до 11-ти верст): Морди, Велетово, Чутка и Овсища; от 3-х до 6-ти верст расположены: Соболец, Рудница, Менюши, Хотилы, Засосье, Марино и Дубок. Всех прихожан по Клир. ведомостям, 1883 года м. п. 2314, ж. 2717. По селам больше других празднуют: Пр. Илии (в 4-х деревнях), Флору и Лавру (в 8-ми деревнях), Великомученику Георгию (в 8-ми), Анастасии (в 7-ми), Петру и Павлу (в 5-ти) и Николаю Чудотворцу (в 3-х). Крестные ходы, кроме обычных, совершаются: в Ильин день в Валовом и в Менюшах; в день Флора и Лавра – в Замошье; в Рождество Христово и в Рождество Богородицы – в Корине, в Петров день – в Руднице, 16 августа – в Овсищах.

Последние два крестные хода учреждены в память тифозной горячки.

В приходе находятся озера: Сомро в 7-ми верстах от погоста и Рудницкое, реки: Долгая, Сомерка, Менюшка и Клетка.

Прихожане торгуют скотом, занимаются мелкими подрядами по городам, обделкою кирпича, устройством мостовых в столице; уходя из дома в конце апреля, – возвращаются к дню Анастасии (29 октября). Сельские работы здесь производятся исключительно женским полом. Зимой многие крестьяне покупают рыбу на Гдовском озере и продают ее в Петербурге.

Грамотных в приходе не много. В школе, открытой в 1847 г. священниками Михаилом Соколовым и Иоанном Беляевым, сперва было до 40 учащихся, но потом, из-за разных неудобств, число их уменьшилось до 15-ти. В 70-х годах заведена здесь приходская школа, в церковной сторожке; в ней училось до 60-ти мальчиков и девочек; учила вдова здешнего священника Мария Михайлова Молчанова [*) В 1873 или 74 году в деревне Велетове, в 8 верстах от церкви открыта школа в крестьянской избе; в ней учили, сперва, исключенный из Духовного училища Александр Васильев Спасский, потом — питомец Воспитательного Дома Михаил Петров Соколов. В 1875 г. в ней училось 40 человек обоего пола. В 1877 г. Велетовская и Старопольская школа соединены в одну, под ведением министерства. Для них, в деревне Валове, в 1/4 версты от церкви устроен двухэтажный дом. В них ныне 128 человек. В этих школах закону Божию учили местные священники, получая за урок 100 р. в год.]

Прихожане исправно посещают храм Божий. В зимние праздники бывает в церкви до 1000 человек. Больные редко не соборуются. Духовному развитию прихожан много помог священник Евфимий Евсевиев, о котором сохранилась у прихожан добрая память.

Обычаи прихожан суть следующие: пред праздниками Николая Чудотворца, Пр. Илии и Анастасии многие постятся неделю.

Свадьбы бывают большею частью зимой. Сватать невесту приезжают вечером и, в переговорах, проводят время до утра. Окончательное решение дается на следующий, или на третий день. Сватовство начинается обычными расспросами о товаре и о продаже. Свату отвечают нерешительно; сряду дать согласие считается неприличным... на «Выкуп» невесты полагается от 15 до 30 руб., рыбы и солоду. По изъявлении согласия, зажигают перед образом свечу и, помолившись, садятся за стол, пьют вино, привезенное сватами. После сватовства едут домой с колокольчиками. Когда едут венчаться то поезд жениха останавливается в поле и старейший в поезде, в вывороченной шубе и шапке, стоя в санях, объезжает вокруг поезда и сыплет хмелем и ячменем. В дом невесты входят после переторжки, которая, начавшись с 5 или более рублей, доходит до 50 или 30 копеек. Одевая невесту к венцу, садят ее на квашню, под ноги кладут сковороду, и вещи туалета, одну за другой, вынимают из корзин, стоящих подле; потом невеста становится, с 2-мя подругами, за стол и начинает «делать колено», т. е., называя родных по имени и отечеству, просит их выпить пива или вина. Пьющие дают подарки; при одевании невесты после венца муж налагает ей на голову серебряную монету; это значит: «осеребрить голову». При входе в дом, старший родственник невесты, в вывороченной шубе и шапке, благословляет ее и осыпает хмелем и ячменем. Во время брачного пиршества молодые ничего не едят и не пьют, а в шерстяных перчатках стоят у стола и кланяются поздравителям. На другой день молодая осматривает хозяйство в доме жениха, и на всякий порог кладет по шерстяному поясу. Лошади, которая везла к венцу, она кланяется и «одевает» ее, т. е. ударяет куском холста. У колодца происходит выпивка и закуска. От колодца молодая идет к дровам и, набрав их, сколько достанет сил, несет в избу.

Погребальные обычаи следующие: крестьяне смерть встречают спокойно. Умирающий, после причащения, распоряжается на счет детей и семейства: назначает лиц, которые должны разделить имущество и просит священника записать распоряжения. Умершего обмывают, одевают в чистую одежду и, ногами вперед, выносят в чулан или часовню. Покойника провожает вся деревня, по крайней мере полверсты: тут прощаются и кладут в гроб свечи. Участвовавшие в похоронах или «похоронщики», возвращаясь в деревню, останавливаются в поле, зажигают солому, обкуриваются ею и потом уже справляют поминки и «сдымают темьян», т-е., зажегши перед образами свечи, курят ладоном; на столе, кроме кутьи, ставят прибор для покойника. На поминки в 40 день приглашается причт, а иногда угощается и нищая братия. После панихиды в доме, идут за деревню, туда, где прощались с покойником и там поминают пивом и пирогами. Возвратившись, садятся за обед, продолжающийся до вечера, так как в обеде участвует вся деревня. В старину, в гроб клали бутылки с вином. Бутылки находили в старых гробах и этим вином не брезгали.

Праздник Пасхи прихожане проводят благоговейно, Св. четыредесятницу постятся, а в последние дни страстной седмицы многие вовсе не вкушают пищи. В первые три дня Пасхи усердно посещается храм Божий; во всю седмицу Пасхальную не бывает ни забав, ни пьянства. Когда причт с образами, посещает домы прихожан, то в избах, на скамьях, ставятся два «лукна» т. е. чашки с ячменем и с овсом и в эти лукна ставятся: крест и икона Божией Матери, чтобы семена освятились прикосновением к святыне. Причту, кроме денег, дают холст, кудель, полотенца. Св. иконы благоговейно встречаются и провожаются всем селением. Если причт не успеет совершить этих обрядов в первую седмицу, то совершаются они на Фоминой седмице.

В святки наряженые или «окрутные» бывают редко. Младенцев крестят в домах и стараются, как можно скорее, их «ввести в веру». После крестин бывает обед для родни; кума и куму дарят платками, а они отдаривают 20 или 30 копейками на зубок. Деньги эти, а равно и другие монеты опускаются в чашку с хмелем, поставленную на стол.

Кладбище приходское находится в версте от церкви, а другое – в Овсищах. В числе погребенных на кладбище замечательны могилы: священника Евфимия Евсевиева, умершего в 1841 г. и подполковника Ивана Макарова, выслужившегося из здешних крестьян и умершего в 1857 году.

Часовни все выстроены по одному рисунку, данному от начальства.

Народ хранит память о литовских набегах, да о походе Шереметева под Нарву; по болотам находят бревна, которыми войско Шереметева устрояло себе путь. Заметки писцовых книг о солдатах, живших в здешнем приходе, дают повод думать, что здесь когда-то было военное поселение.

У Засосья и у Рудницы есть два кургана, высотою до 2 саж. и в окружности до 100 саж. На курганах – кресты без всяких надписей. Крестьяне деревни Засосья, в Троицу, поминают у этого кургана покойников. У деревни Корино есть 12 каменных 4 конечных крестов, вставленных рядом в землю и поросших мохом.

Попечительство учреждено 7 ноября 1871 года; членов в нем 34 человека. В течении 12 лет оно устроило каменную ограду на новом кладбище, уплатило, за вдову священника Матрену Соколову, церковного долга 150 р., давало пособия учащимся и собирало средства на постройку нового храма.

С 1 сентября 1880 г. в Старополье открыта земская больница на 6 кроватей. При больнице – врач и два фельдшера[1].

[1] Старопольская церковь. Историко-статистические сведения… Сс. 197 – 205.