Дело о забытой хирургической игле в теле пациента

18.01.2018

Законодательство об обязательном медицинском страховании (далее – ОМС) основывается на Конституции РФ и состоит из ФЗ от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", ФЗ от 16 июля 1999 года N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования", ФЗот 29.11.2010 N 326-ФЗ "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации". Продолжительное время суды не допускали возможность распространения на услуги, предоставляемые в рамках ОМС гарантии, установленные законом о защите прав потребителей , мотивируя позицию следующими доводами. В рамках ОМС договор о предоставлении медицинских не заключается. Пациент получает медицинскую помощь бесплатно. Вопросы оплаты страховой организацией денежных средств за лечение пациента находятся в рамках взаимоотношений медицинской организации и страховой медицинской организации и не порождают возмездность медицинской услуги для пациента. ( Кассационное определение Суда Еврейской автономной области от 02.09.2011 по делу N 33-407/2011; Определение Ленинградского областного суда от 28.03.2012 N 33а-1290/2012).

В июне 2012 году ВС РФ не согласился с вышеназванным токованием действующего законодательства и указал, что к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей (п. 9 Постановления ВС РФ №17 от 26.06.2012 года)

      Вектор судебной практики медленно, но верно стал менять курс в сторону защиты прав пациентов как потребителей .

Хотя до сих пор встречаются немногочисленные судебные акты, в которых суды отказываются применять закон о защите прав потребителей к отношениям, возникающим в рамках ОМС . Одним из вопиющих дел с точки зрения чудовищных последствий медицинских услуг, оказанных пациенту, и необъективности судов при его рассмотрении, является спор о забытой хирургической игле в теле пациента. Суд счел, что факт оставления медиками хирургической иглы в теле пациента вследствие чего пациенту была произведена повторная операция по извлечению хирургической иглы не свидетельствует о том, что при первой операции медицинские услуги были оказаны ненадлежащего качества. Суд дополнительно указал, что нахождение в брюшной полости иглы не вызвало каких-либо последствий для здоровья пациента и не причинило вреда ее здоровью. Но и на этом суд не остановился и продолжил восхваление качества медицинских услуг. Так в судебном акте было отмечено, что доказательств некачественности оказанных ответчиком медицинских услуг не установлено, а напротив, представленными в материалы дела доказательствами установлено, что операция выполнена технически и тактически правильно в соответствии с существующими стандартами ведения больных и вред здоровью истца не причинили. Суд отказался вообще применять закон о защите прав потребителей, так как счел, что положениями ст. 14 данного Закона предусмотрено, что вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие недостатков товара услуги, подлежит возмещению в полном объеме исполнителем; изготовитель (исполнитель, продавец) освобождается от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара (работы, услуги). Указанные нормы устанавливают ответственность изготовителя (исполнителя) перед третьими лицами вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего при использовании товара (работы, услуги) ненадлежащего качества, применению к спорным правоотношениям не подлежат. Как следует из материалов дела и обстоятельств, установленных судом первой инстанции, рассматриваемые отношения между истцом и ответчиком возникли вследствие причинения вреда, а не вследствие некачественного оказания истице медицинской услуги. Раз доказательств оказания истице некачественной услуги ответчиком, в силу ст. 56 ГПК РФ, представлено не было, то и закон о защите прав потребителей не может быть применен (Апелляционое определение Ставропольского краевого суда от 9.06.15 №33-1264/2015).