Особенности открытия и обслуживания банковского счета адвоката, учредившего адвокатский кабинет

18.01.2018

     В соответствии с п. 4  ст.21 ФЗ Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"  адвокат, учредивший адвокатский кабинет, открывает счета в банках в соответствии с законодательством. Между тем в законодательстве, в том числе  в специализированном банковском законодательстве (Инструкция ЦБ РФ №153-И от 30.05.2014 года, «План счетов бухгалтерского учета в кредитных организациях», (утв. Банком России 16.07.2012 N 385-П), не предусмотрен специальный банковский счет для адвокатов, учредивших адвокатский кабинет, ровно как среди номеров балансовых счетов бухгалтерского учета отсутствует специальный номер, который предназначался бы для адвокатов, учредивших адвокатский кабинет.    Иными словами Закон об адвокатуре обязывает адвокатов открыть банковский счет, но иные нормативные правовые акты не конкретизируют вид данного счета и его номер в балансовом учете. В связи с этим банки сами толкуют законодательство и в исчерпывающем количестве случаев предлагают адвокату открыть счет с номером «40802», который предназначен для обслуживания индивидуальных предпринимателей.

           Однако в п. 2 ст. 1 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" указано, что адвокатская деятельность не является предпринимательской. В частности адвокаты не вправе применять специальные налоговые режимы, которыми пользуются предприниматели. Адвокаты уплачивают налог на доходы  по ставке 13%, то есть как физические лица. Следовательно, профессиональная деятельность адвоката, учредившего адвокатский кабинет, не может приравниваться к предпринимательской деятельности. В связи с этим адвокаты, учредившиеся адвокатский кабинет, как правило, используют в своей деятельности не расчетные счета индивидуальных предпринимателей, но  текущие счета физических лиц «40817».  В свою очередь ЦБ РФ придерживается позиции, согласно которой из характеристики балансового счета №40817 «Физические лица», приведенной в пункте 4.42 части II Положения Банка России от 16.07.2012 № 385-П «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации», следует, что данный балансовый счет не предназначен для учета денежных средств адвокатов. При этом использование балансового счета № 40802 «Индивидуальные предприниматели» для учета денежных средств адвокатов, по  мнению ЦБ РФ, не противоречит положениям пункта 2 статьи 1 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которому адвокатская деятельность не является предпринимательской (Письмо ЦБ РФ №45-55/1717 от 29.11.2016 ).

            Проблема заключается не только в неопределенности наименования и балансового номера счета, открываемого адвокату. Но также в том, что банки рассматривают любые денежные средства, связанные с профессиональной деятельностью адвоката в качестве доходов от предпринимательской деятельности и применяют к таким операциям «антиотмывочное» законодательство. Что нередко влечет приостановление операций, блокировку счета и/или карты.  Рассмотрим следующий спор.

            Адвокат обратился с иском к банку о защите прав потребителей. Исковые требования мотивированы тем, что согласно договорам банковского обслуживания, заключенных между истцом и банком, последний обязался беспрепятственно и неопределенное время принимать и выдавать денежные средства, поступающие на счёт. В адрес адвоката  поступил запрос банка с требованием предоставить письменные объяснения и документы об источниках происхождения поступивших средств. Адвокат предоставил пояснения по характеру проводимых операций, однако банковские карты ответчиком были заблокированы. Клиент  обратился с заявлением к банку о предоставлении причин блокировки карт, снятии блокировки, а также выплате неустойки. От банка  поступил ответ на заявление, в котором кредитная организация ссылалась  на право на блокировку банковских карт при наличии подозрении в незаконном использовании карты. Данные действия банка адвокат счел незаконными, противоречащими ст. 310, пунктам 2, 3 ст. 845, ст. 858 Гражданского кодекса Российской Федерации, и нарушающими права потребителя и просил суд признать действия банка по блокировке банковских карт незаконными и нарушающими права потребителя, обязать ответчика разблокировать данные банковские карты, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере и штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя. Адвокат настаивал на том, что он никогда не проводил по счетам карт операции связанные с предпринимательской деятельностью. Представитель банка в суде первой инстанции  исковые требования не признал. Свои доводы мотивировал тем, что истцом нарушены Условия комплексного банковского обслуживания физических лиц, а именно адвокат проводил по счетам карт операции связанные с предпринимательской деятельностью. В связи с этим, у ответчика имелись и имеются основания для блокировки карт/счетов истца.  

               Суд первой инстанции занял сторону адвоката, указав, что в судебном заседании установлено, что денежные средства, перечисленные на счет истца, являлись причитающиеся по страховым актам либо присужденные физическим лицам суммы, которые истец, уполномоченный нотариальной доверенностью на получение денежных денежные средства непосредственно доверителям. В соответствии с действующим законодательством стороны не обязаны иметь счета в кредитных учреждениях и вправе доверить получение причитающихся денежных средств через своего доверителя. Кроме этого, как следует из анализа представленных суду доказательств, страховые компании самостоятельно принимали решения о перечислении денежных средств на расчетный счет представителя, в рассматриваемом случае на счет истца. Данные действия истца нельзя расценить как предпринимательская деятельность, поскольку предпринимательская деятельность, это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.  Согласно объяснениям истца, денежные средства в качестве гонорара за предоставление интересов вышеуказанных лиц им получены ранее и отражены в качестве доходов от адвокатской деятельности. На вышеуказанные расчетные счета не поступали денежные средства от страховых компаний, которые  принадлежали бы адвокату. В связи с этим, доводы стороны ответчика о том, что в нарушении Условий комплексного банковского обслуживания физических лиц на счета истца произведены зачисления от юридических лиц, вытекающие из предпринимательской деятельности, являются ошибочными. В рассматриваемом случае возникшие между истцом и ответчиком отношения регулируются Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей». У банка отсутствовали достаточные основания для приостановления банковских операций с денежными средствами, находящимися на банковских счетах истца. Первоначальные основания блокирования счетов истца по тем основаниям, что операции, проводимые по счетам карт истца, осуществляются в целях отмывания доходов, полученных преступным путем, являются необоснованными, незаконными и нарушающими права истца, в том числе как потребителя. Следовательно, является незаконным и необоснованным отказ ответчика разблокировать карточные счета истца, со ссылкой на Федеральный закон № 115-ФЗ от 07.08.2001 г (Решение Центрального райсуда г. Волгограда по делу №2-3605/2016 от 28 апреля 2016 г).

            Однако суд апелляционной инстанции с подобной позицией не согласился. Решение суда первой инстанции отменил и отказал в удовлетворении исковых требований адвоката о признании незаконными и нарушающими права потребителя действий по блокировке банковских карт, обязании банка разблокировать банковские карты, взыскании компенсации морального вреда и штрафа в пользу потребителя (Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 13 июля 2016 года № 33-9580/2016). Мотивировав позицию следующим образом. В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 07.08.2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» банк относится к организациям, осуществляющим операции с денежными средствами или иным имуществом, на которые в силу закона возложена обязанность принимать меры, направленные на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. В числе прочих к таким мерам относится организация и осуществление внутреннего контроля. С учетом данной нормы закона банк обратился к истцу посредством электронного канала ДБО (личный кабинет) с запросом обоснования экономического смысла зачислений на счета денежных средств и предоставления оправдательных документов. В силу пункта 14 статьи 7 Федерального закона № 115-ФЗ клиенты обязаны предоставлять информацию, необходимую для исполнения Б. требований закона. Клиентом был предоставлен ответ на запрос, в котором истец указал, что движение денежных средств на его счетах– возврат заемных средств. Также была предоставлена справка по форме 2-НДФЛ. В предоставлении оставшихся документов банку было отказано по причине их отнесения к адвокатской тайне, поскольку истец является адвокатом. Так как задекларированный доход клиента не соответствовал масштабу проводимых операций, которые, по мнению сотрудников Банка, обладают признаками, свидетельствующими о возможном осуществлении легализации средств с последующим обналичиванием, уполномоченным сотрудником Банка было составлено заключение о том, что операции, проводимые по счетам карт истца, вызывают подозрения. Информация о сомнительных операциях была направлена в Росфинмониторинг, клиенту были заблокированы данные карточные счета. Кроме того, ответчик утверждал, что истцом нарушены Условия комплексного банковского обслуживания физических лиц, а именно истец проводил по счетам карт операции, связанные с предпринимательской деятельностью. В судебном заседании истец представил суду пакет документов, а именно: копии судебных актов и копии доверенностей, обосновывающие природу денежных средств, перечисляемых на счета. Согласно пункту 2 статьи 7 Федерального закона от 07.08.2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Федеральный закон) организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны в целях предотвращения легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма разрабатывать правила внутреннего контроля, назначать специальных должностных лиц, ответственных за реализацию правил внутреннего контроля, а также принимать иные внутренние организационные меры в указанных целях.

Организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом в соответствии с правилами внутреннего контроля, обязаны документально фиксировать информацию, полученную в результате реализации указанных правил, и сохранять ее конфиденциальный характер. Основаниями документального фиксирования информации являются: запутанный или необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели; несоответствие сделки целям деятельности организации, установленным учредительными документами этой организации; выявление неоднократного совершения операций или сделок, характер которых дает основание полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля, предусмотренных настоящим Федеральным законом; иные обстоятельства, дающие основания полагать, что сделки, осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. В соответствии с пунктом 3 статьи 7 Федерального закона № 115-ФЗ, если у работников организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, на основании реализации указанных в пункте 2 данной статьи программ осуществления внутреннего контроля возникают подозрения, что какие-либо операции осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, эта организация, не позднее рабочего дня, следующего за днем выявления таких операций, обязана направлять в уполномоченный орган сведения о таких операциях независимо от того, относятся или не относятся они к операциям, предусмотренным статьей 6 указанного Закона (операции с денежными средствами или иным имуществом, подлежащие обязательному контролю). В силу пункта 10 статьи 7 Федерального закона № 115-ФЗ организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, приостанавливают такие операции, за исключением операций, по зачислению денежных средств, поступивших на счет физического или юридического лица, на два рабочих дня с даты, когда распоряжения клиентов о её осуществлении должны быть выполнены, и не позднее рабочего дня, следующего за днем приостановления операции, представляют информацию о них в уполномоченный орган в случае, если хотя бы одной из сторон является организация или физическое лицо, в отношении которых имеются полученные в установленном в соответствии с пунктом 2 статьи 6 настоящего Федерального закона порядке сведения об их участии в террористической деятельности, либо юридическое лицо, прямо или косвенно находящееся в собственности или под контролем таких организаций или лица, либо физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организации или лица. Положением Б. России от 16.07.2012 г. № 385-П «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации» установлен закрытый перечень операций, которые соответствуют назначению счетов 40817 «Физические лица» (которыми и являются рассматриваемые в судебном процессе счета банковских карт): «Приложение. Правила ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации Часть П. Характеристика счетов. Глава А. Балансовые счета. Раздел 4. Операции с клиентами. 4.42. Назначение счета - учет денежных средств физических лиц, не связанных с осуществлением ими предпринимательской деятельности...» По К. счета отражаются суммы, вносимые наличными денежными средствами; суммы переводов денежных средств, поступивших в пользу физического лица со счетов юридических и физических лиц, депозитов (вкладов); суммы предоставленных К. и другие поступления денежных средств, предусмотренные нормативными актами Б. России. Ни одно из спорных поступлений на счета карт истца не содержало назначение платежа, позволяющее квалифицировать его как поступление в пользу истца, как физического лица. Денежные средства, получаемые истцом для своих доверителей исходя из наличия у истца соответствующих полномочий, возникших из возмездных договорных отношений, по мнению судебной коллегии, напрямую связаны с коммерческой деятельностью истца, который, как следует из имеющихся в материалах дела судебных актов, участвовал в качестве представителя граждан не как адвокат по ордеру, а как частное лицо на основании доверенности. Поэтому ссылаться в не предоставлении информации по запросу Б. на адвокатскую тайну истец не мог. Вывод суда первой инстанции о не доведении до истца необходимой и достоверной информации об услугах Банка, которая обеспечивала бы истцу возможность их правильного выбора, и отсутствии четко регламентированных Условий комплексного банковского обслуживания опровергается материалами дела, так как согласно пункту 3 Стандартных правил по текущим счетам в рублях и иностранной валюте физических лиц, доведенных до сведения истца, счет предназначен для зачисления и расходования личных средств и доходов Клиента, то есть содержит конкретную однозначную информацию. Однако, полученные истцом денежные средства, не являлись ни доходом, ни денежными средствами, адресованными непосредственно истцу, как конечному получателю. По материалам дела нельзя однозначно утверждать, что производимые истцом операции не были связаны с предпринимательской деятельностью. Из указанных назначений платежей, количества проведенных по карте операций и их систематичности с учетом величины денежных сумм усматривается, что определенные операции не могли быть осуществлены для личных либо бытовых целей, следовательно, применение к отношениям сторон положений Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей», недопустимо. Кроме того, арест на денежные средства истца, находящиеся на банковском счете, ответчиком не налагался, препятствия истцу в снятии денежных средств со счета без использования банковских карт не чинились. На основании изложенного, судебная коллегия сочла, что действия ответчика по блокированию (приостановлению действия) банковских карт, выпущенных на имя истца, обусловлены рамками возложенных на него Федеральным законом № 115-ФЗ публично-правовых обязательств по осуществлению внутреннего контроля за банковскими операциями, были совершены в соответствии с заключенным сторонами договором и действующим законодательством, в связи с чем у суда первой инстанции  отсутствовали правовые основания для признания действий ответчика незаконными и удовлетворения исковых требований, в связи с чем решение суда первой инстанции было отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Итак, в рамках вышеописанного спора, как и банк, так и суд пришли к выводу, что денежные средства, поступающие на текущий счет физического лица, следует квалифицировать в качестве доходов от  предпринимательской деятельности. Наличие у физического лица статуса адвоката и прямой законодательный запрет квалификации адвокатской деятельности в качестве предпринимательской ни сколько не смутило, ни суд, ни банк.

Подобная ситуация демонстрирует конфликт банковского законодательства с нормами специального закона, регулирующего адвокатскую деятельность.  Данный конфликт имеет иные не менее серьезные последствия. Согласно абз. 5 пп. 3 п. 1 ст. 6 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее - Закон N 115-ФЗ) обязательному контролю подлежит операция по зачислению денежных средств на банковский счет (вклад) или списание денежных средств с банковского счета (вклада) юридического лица, период деятельности которого не превышает трех месяцев со дня его регистрации, либо зачисление денежных средств на счет (вклад), если сумма, на которую она совершается, равна или превышает 600 000 руб. Возникает вопрос, если на расчетный счет адвоката, учредившего адвокатский кабинет (период деятельности которого не превышает трех месяцев), поступили денежные средства от организации за оказанные юридические услуги в размере 600 000 руб. Должен ли банк направить сообщение о данной операции в Росфинмониторинг с кодом вида операции 4005 "Зачисление на счет (вклад) или списание со счета (вклада) юридического лица, период деятельности которого не превышает трех месяцев со дня его регистрации". В соответствии с экспертным суждением, размещенным в ИБ «Консультант Плюс» из буквального толкования положений п. 2 ст. 1 Закона N 63-ФЗ следует, что нормы абз. 5 пп. 3 п. 1 ст. 6 Закона N 115-ФЗ не распространяются на адвоката, учредившего адвокатский кабинет, поскольку его правовой статус не отождествляется с правовым статусом юридического лица или индивидуального предпринимателя. Данный эксперт применяет  п. 2 ст. 1 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", согласно которому,  адвокатская деятельность не является предпринимательской (Консультация А.В. Крашенникова//№146848 в ИБ «Консультант Плюс).

            Банковское сообщество, по сути, приравнивает адвокатскую деятельность к предпринимательской, что означает необходимость применения «антиотмывочного» законодательства к банковским операциям, осуществляемым адвокатами, как если бы, они были предпринимателями. Более того в п. 3 Информационного письма Банка России N 1 "По вопросам применения Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" указано, что при рассмотрении вопроса об отнесении операций с денежными средствами или иным имуществом, осуществляемых физическими лицами - индивидуальными предпринимателями по роду своей деятельности, к категории операций, подлежащих обязательному контролю, следует руководствоваться требованиями Федерального закона №115-ФЗ, которые предъявляются к операциям юридических лиц. Также следует иметь в виду, что операции с денежными средствами или иным имуществом, определенные в статье 6 данного Федерального закона как операции физических лиц, также подлежат обязательному контролю, если их осуществляет физическое лицо - индивидуальный предприниматель не в связи со своей предпринимательской деятельностью.

Иными словами фактическое распространение на адвоката, учредившего адвокатский кабинет, статуса предпринимателя, влечет необходимость обязательного контроля со стороны банка за его операциями по аналогии с обязательным контролем, проводимым в отношении юридических лиц.  Кроме того личные операции адвоката также подпадают под обязательный контроль.