Сказки. Смена.

Собралось народу не много ни мало, а каморка начальника бункера Никифора Никонорыча, была забита до отказа. Так обычно случалось, если бункерным нужно было что-то обсудить срочное, важное или если беда какая случалась. Сегодня здесь были все главы и старшины производств, складов, представители разведчиков, пару сталкеров, Фома – самый старый житель Аркадии, говорят он застал Большой Исход и конечно пару ребятишек, куда без них. Проскользнули.

Никто не курил, запретил Никифор Никонорыч. – И так дышать нечем. – Зато была стряпуха Вика со сковородой и куском жареного мяса, приправленного местной ежевицей. Запах по всей комнате, мужики слюни глотают и глазами прямо так уже мясо жуют. А кто и Викторию. Она женщина статная, объемная, при всех достоинствах. Не менее аппетитная, чем тот кусок мяса. Ну и не получилось позаседать, пока не съели жаркое и не пообтирали бока стряпухи. Успокоились, угомонились, загудели ульем сытым на разные голоса.

- Да что там обсуждать! Было или не было! Все было, раз не вернулись! – Пьяно громыхал Петр.

- Да что ты такое Петр говоришь – то! – Всплеснула руками тетка Вика. – Сам-то ты еще ни чего не знаешь, а уже говоришь о том, что все было! Ты еще скажи, что теперь и Фризы к нам придут! Аааа- га! – Протянула она, гневно сверкая глазами. – Вот я тебе сейчас Петя, сковородкой по балде! – Она угрожающе затрясла тяжеленной чегунякой.

- Охлынь Виктория! Слишком много тебя стало. – Пробасил Селиван. Он был председателем на каждом собрании и вел повестку. – И ты бы, Петр, поосторожней со словами, накличешь.

Тетка выразительно вытаращила глаза на Петра, говоря взглядом. – Ну что, понял? Я же говорила!

- А что же теперь – то делать? – Забеспокоилась Игната, сестра одного пропавшего.

- Да живы они. Все живы! Ну ты-то, Алтай! Чего молчишь? Ты чего скажешь? Живы, аль чего? – Авторитетно сказал – потребовал Николай, складской хозяин.

- Да! Да! Алтай! – Заговорили, заторопили с ответом шамана. Тот притаился в уголке, к мясу не притронулся, глаза потупил, ни на кого не смотрит. Вот и забыли про него.

Шаман дернулся, словно во сне, поднял голову, отрыл глаза и невидящем взором окинул комнату. Но было ощущение, что не комнату он рассматривает, не присутствующих в ней людей, а словно в месте он другом. Словно, не здесь он, а где там. Он говорил, что общается так с теми, кто за рубежом или на границе. Но вот взор его прояснился, он смог сфокусироваться на присутствующих – ответил.

- Среди мертвых их нет. – В комнате шумно выдохнули. – Но и среди живых я их не вижу.

- Это как - так? Как – так?! –Возмутился Петр. От волнения он поднялся со своего места. – Шаман ты или кто?!

- Сядь Петр! – Прикрикнул на него Селиван. Петр покорно опустил пятую точку на насиженное место. – Объясни Алтай.

- Да вот так получается. – Начал шаман. – Я был в темном мире, но там нет их света. Ни там, ни в пограничье. Такое уже было раз. Давно. И тоже на заводе.

- Это когда смена появилась. – Кто-то запыхтел от своей удачной догадки.

- Да, когда смена появилась. Но тогда, я еще не уверен был, что такое вообще возможно. Но теперь я знаю, что может быть и так. И еще как, я не знаю, знаю, что может быть любое и самое невероятное.

- Да что такого в этой смене. – Выкрикнули из центра комнаты.

- Гриш, расскажи. – Обратился Селиван к разведчику с плечами в косую сажень. Этот разведчик особенно отличался от присутствующих своей угрюмой решимостью и волнами необъяснимой силы, исходящей от него. По непонятной причине, являясь лучшим разведчиком Аркадии, про Гришу ни кто не знал больше его имени и еще того, что он лучший в своем деле. А еще Гриша появился два года назад на пороге бункера, весь ободранный, в крови, с подбитым глазом, крепко сжимающий медвежьей хваткой автомат. В котором не было патронов. Ни одного. Его приняли как своего, отмыли, подлечили, пытались расспросить о том, кто он и откуда, но кроме, - Я Гриша, - добиться ни чего не смогли. А потом он встал на ноги, хотя не все раны затянулись и добровольцем записался в разведчики. Обычно ходил в одиночку и обычно всегда приносил добычу, хотя его об этом никто не просил, но и не отказывал в приему мяса. В общем со странностями был этот Гриша, но лучший разведчик в округе. И за это его ценили и доверяли его сведеньям.

- Завод металлоплавильный. Цех есть там. Номер. Пять. Слева от памятника. – Монотонно и раздельно, твердо чеканя каждое слово, заговорил разведчик. – Там чисто. Нет пыли. Нет грязи. Котлы теплые. Пахнет человеком. Но нет следов деятельности….

- Котлы теплые…. Человеком пахнет…. – Зашептались в толпе. Тут же Селиван на них цикнул.

- … Голос слышал я. Или эхо это было.

- Или не голос. –Буркнул Петр. Тетка погрозила сковородкой.

- Обошел цех. Все проверил. Мяч нашел, резиновый. Детский. Сюда принес, играют им сейчас детки наши. – Разведчик умолк.

- Все Гриш? – Спросил его председатель.

- Все. – Спокойно ответил гигант.

- Я чего не понял. – Начал было Петр.

- Чего ты там еще не понял! – Угрожающе поперла на него тетка Вика. – Нажрался! Сиди вот теперь, помалкивай! – Петр опасливо отодвинулся от угрозы. Но все же в уголках его глаз плотоядно засверкали огоньки похоти, тетка могла многое позволить, правда не всегда и далеко не всем. Но как следовало из пословиц про надежду и про пьяного, Петр следовал этим правилам и не намерен был отступать. И пусть он проиграл сейчас этот бой, но он готов был выиграть войну. Поэтому сунул руку за пазуху, смачно чмокнула, открываясь, бутылочная пробка. И Петр сделал большой глоток из под лацкана ветровки, при этом пытаясь сделать вид, что ничего необычного не произошло.

- Да говорю я вам, смена это! Смена! Мертвые они все! Души это проклятых! Теперь жди беды! Фризов теперь жди! – Забеспокоился Костик. Обычно он занимался свинарником, но сейчас была не его смена и он от безделья, шатаясь, чудесным образом попал на «совет2».

- Как ты вообще сюда попал! – Разглядев нарушителя, прогремел Николай. – Выведите его! – Тут же нарушителя взяли под белы ручки и выпроводили вон.

- Нет! Я больше не буду! Я молчать буду! – Поздно спохватившись возопил нарушитель, но его твердо решили не слушать, поэтому и судьба была решена быстро и бесповоротно – за Костиком закрылась дверь.

- Что ты скажешь на это Алтай? – В продолжение рассказа Гриши, спросил шамана председатель.

- А что сказать. Я не знаю. – Народ недовольно заволновался, требую ответа на сложный вопрос. - Но вот что могу предложить. – Воцарилась тишина.

- Предлагай. – Ответил Селиван.

- Нам нужна еще одна экспедиция, но уже не из наших сталкеров. Нам нужен тот, кто сам находится на рубеже и может общаться с духами или душами.

- А как же Фризы? – спросил председатель.

- Я думаю, что пропажа экспедиции не связана с Фризами. Я думаю, что здесь нечто другое. Я еще не знаю, что это. Но точно это не смерть. – Выдохнула Игната.

- И кого ты предлагаешь? – Спросил Николай. – Интересно, здесь есть такие? – Нервный смешок из толпы.

- Конечно нет. Он. Этот человек сейчас идет к нам. Кто это я не знаю. Я его вижу сразу в двух мирах, он словно не жив и не мертв. Но он точно идет на своих двоих и он точно человек. Вот все пока, что мне известно.

- Нам следует его опасаться? – Спросил председатель. Люди зашушукались.

- Прямой угрозы от него нет. Но и мира в нет. Опасен ли он нам покажет время. Но на него сейчас вся надежда.

- А как же наши, местные сталкеры? Вот, к примеру, Гриша? Чем он не подходит? – Пьяно спроси Петр.

- Гриша слишком ценен, что бы им рисковать. Это первое. – Урезонил пьяницу Селиван. – Во -вторых, Гриша хоть и отличный разведчик, но найти следов пропавших людей так и не смог. Не подвластно человеку то, что за рубежом. – Председатель досадливо крякнул. - И последнее. Смена это или фризы. Алтай говорит не мертвые наши люди. А если так, то будем делать все возможное для их поиска, пока есть шанс.

- Да! Да! Давайте так и сделаем. – Зашумел зал.

- А ты – обратился председатель к Алтаю, - как все разойдутся, придите ко мне с Гришей. И никому ни слова! Даже Никифору Никонорычу! Ясно?!

- Ясно. – Ответил шаман, понимающе кивая головой.

sanitarNeo@yandex.ru

Дорогие друзья! Поддержите канал голосом.