ТАНЦУЯ ЧЕРНОКОЖИЙ ДЖАЗ

14.01.2018

Ну, вот, после безумно ароматного ромашкового чая, который так напоминает деревенский бодрящий и воодушевляющий травяной отвар, что все маленькие грустинки тают, как первые снежинки, спускаясь на парашютиках с облаков, едва касаясь меня или тебя... Или его. Или - ее...

Так вот, Друзья, я - сбежала. Да-да, сбежала. Если вы помните, то я была очень довольна тем, что стала «литературной негритянкой», и радовалась, открывшимся передо мной огромным просторам «книжных плантаций», где работы - непочатый край. Но не учла одного - «литературного плантатора», то есть - заказчика. И, конечно же, я предполагала, что если идешь на подобную авантюру, то сладостей не жди. Но и до того, что станет горько, дело тоже - не дошло. Дело, в общем-то, вообще не пошло. Я написала полторы главы чего-то такого, чему предназначалось стать романом для +16, и поняла, что дальше я писать не могу, потому что продолжать писать по тому плану, который дал заказчик, - невозможно. Однако заказчик не считал, что в его плане есть какие-то недостатки. Он считал, что его план, который, на мой взгляд, был написан явно домохозяйкой, имеющей на все стереотипные взгляды и не желающей эти стереотипы разрушать, узнавать что-то новое, наполнять и развивать тему и пр., и так хорош. «Ты пиши текст, в романе все условно, а если и будут какие-то неточности, то редакторы все исправят...» - говорил мне заказчик. Но как редакторы могут исправить неточности, ошибки, откровенные ляпы, когда они изначально заложены в плане? Естественно, что редакторы сделают замечания и направят на доработку или переписывание тот или иной кусок текста тому, кто его писал. Так зачем делать двойную работу, когда нужно-то всего лишь проработать план! Но заказчик не слышал моих доводов, настаивая на том, что план и так хорош, просто распиши текст по плану, а редакторы все исправят.

И заказчик, взглянув на пару строк моей работы по улучшению плана, продолжал настаивать на своем. Я же попыталась предложить ему другие варианты сотрудничества, на которые я готова была пойти: что вот, тебе предложен такой-то, такой-то сюжет, такой-то объем в листах, столько-то листов описания и пр. - вот тебе три месяца на эту работу, жду текста. И я бы работала с радостью! И все бы сделала в срок. Заказчик же отказался от такого варианта. Предложила другой вариант: пишу по твоему плану, не вижу структурных и вообще никаких ошибок в плане, сдаю тебе готовый текст, получаю деньги и в дальнейшей работе по замечаниям редакторов не участвую. Заказчик сделал вид, что не услышал этого варианта, продолжая настаивать на своем: я пишу по его плану, сдаю ему по главе, он читает, если есть вопросы, то решает со мной, после их решения я продолжаю писать.

«А в чем проблема?» - спросите вы. - «Есть план. Пиши и радуйся. Да еще и деньги за это получай». План-то есть, точнее - расписание каждой главы, что в ней должно происходить. Плюс - перечень героев с их межличностными связями (кто кем кому приходится). Но сам «план» настолько сырой, что с ним невозможно работать, то есть недоработки - в самой структуре плана. О чем я говорю? К примеру, в начале, в двух-трех главах, герой есть, он живет своей жизнью, выполняет свою роль в романе, а потом он из плана исчезает. Почему он исчезает? Если он действительно исчезает и перестает быть нужным роману, то ситуацию, в которой герой исчез, нужно логически к этому подвести, чтобы это было понятно читателю. А не так, что герой был, потом исчез, и роман далее течет так, как будто героя этого вообще не было и в помине. «Так, может, это задумка такая», - скажете вы. Может, и задумка, но если я пишу текст этого романа, то дай мне знать, заказчик, - задумка это или нет. Начинаешь выяснять этот вопрос у заказчика, а он: «Ой, ну ты там исправь, что надо, а то мне некогда»... ОК, я исправлю, вопросов нет, как говорится: хозяин - барин. Начинаешь дорабатывать план, продумывать структуру, сюжетные линии, характеры героев - это, кстати, безумно интересная работа, когда перед тобой герой с минимальными характеристиками: имя, пол, возраст плюс поступки по сюжету. Но ты сидишь с ним в тетрадке и думаешь: «А что он за человек такой по характеру? Какую ситуацию для него создать, чтобы он раскрыл те или иные свои качества, и какую роль эти качества могут сыграть в сюжетных линиях романа?» Это так интересно! Она дает понять, что, в принципе, нет людей ни хороших, ни плохих. Есть ситуации, в которых человек может поступить хорошо или плохо. Вопрос лишь в том, почему человек поступает хорошо или плохо, что его заставляет так поступать, что является детонатором в этом процессе. Отсюда вывод: любой хороший человек может совершить плохой поступок, а любой плохой - хороший. Но и здесь тоже - смотря с какой стороны смотреть на поступок... Может быть и так, что с какой стороны ни смотри, поступок – плохой. А посмотришь в глубь жизни человека, совершившего этот поступок, может и найдешь там что-то, что заставит тебя по-иному взглянуть на этот «плохой поступок»...

И это все, и не только это, надо учитывать, когда начинаешь писать роман. Читатель прочтет лишь то, что напишет писатель - не более. Но поймет он больше – то, что писатель вложит между строчек, что скажет «под текстом»...

И ты начинаешь работать над планом, начинаешь задавать вопросы, уточнять детали и пр., чтобы потом выстроить логическую сюжетную линию, потому что даже в рамках самого замысловатого, фантастического сюжета есть своя логика действий. В жизни может что-то происходить случайно, в книге же ничего случайного быть не должно... И ты отправляешь свою работу над планом на согласование заказчику: свои вопросы, замечания, комментарии и пр., чтобы получить на них внятные ответы для продолжения работы над романом. На что заказчик, пролистав несколько страниц твоих замечаний, тебе и говорит: «Что ты к словам придираешься? Ну, «калым» или «плата за право жить в ауле», ну какая разница? Сама реши». При этом, для чего я это спрашиваю? Уточняю термин, потому что в одном месте в плане идет речь о калыме, в другом, в той же ситуации, но через несколько эпизодов - уже о плате за право жить в ауле. Так что имеется в виду? Ведь, исходя из этих разных терминов, можно выстроить два разных сюжета…

И так, помыкавшись, помыкавшись. Поняв, что с заказчиком я не найду никогда общего языка, потому что мне хотелось, чтобы роман был интересен читателю, а из него действительно можно было сделать что-то интересное. Заказчику же был нужен только текст, который он хотел просто быстро продать. Но хороший и интересный текст можно и продать дороже, если над ним работать. Заказчику это тоже было неважно. Важно было - продать. И... написав полторы главы, не достучавшись до здравого смысла своего «книжного плантатора», я поняла, что если нет взаимопонимания, то лучше не мучить ни себя, ни его... Лучше расстаться. Что я и сделала: сбежала с его «книжной плантации». И теперь я иду по пустынной дороге, сверкая в ночи своими белоснежными пятками. Оставшись без денег, без работы... Но имея за плечами такой удивительно интересный опыт работы на этих самых «книжных плантациях», который настолько ценен для меня, что я ни секунды не жалею ни о чем. Все хорошо! Я вдыхаю запах свободы. Продолжаю идти по дороге. Танцуя свой чернокожий джаз!..

За время этой увлекательной работы над романом я поняла для себя одну вещь: чтобы начать писать главу, мне мало иметь просто план романа, мне нужен еще и план написания каждой главы. Даже не план, а некий сценарий главы. Да, это дополнительная работа, но когда приступаешь к написанию главы, то сталкиваешься с такой трудностью, что не знаешь, как писать! О чем я говорю? Например, в плане написано, что герой вошел в комнату, а как он вошел в комнату? тихо? громко? степенно? весело? сказал ли он что-то при этом или молчал? И какое это все может иметь значение для дальнейшего действия? И как один из всех этих глаголов преподнести читателю? Можно о грустном писать весело, а о веселом - грустно. Или о тяжелом - легко, а о легком - тяжело. Даже об одном и том же действии можно написать разными словами миллион различных вариантов. Так как найти тот нужный вариант? Как писать??? С чего начать и как закончить? Вы знаете? Я - нет. Я вдруг поняла, что писатель должен знать и уметь все. Писатель в своем произведении должен быть и сценаристом, и режиссером, и актером, и оператором, и костюмером, гримером и пр.. И инструмент у него на все про все только один. Это - слово. И больше ничего. Безумно сложно, но и по-сумасшедшему интересно...Ну, вот, после безумно ароматного ромашкового чая, который так напоминает деревенский бодрящий и воодушевляющий травяной отвар, что все маленькие грустинки тают, как первые снежинки, спускаясь на парашютиках с облаков, едва касаясь меня или тебя... Или его. Или - ее...

Так вот, Друзья, я - сбежала. Если вы помните, то я была очень довольна тем, что стала «литературной негритянкой», и радовалась открывшимся передо мной огромным просторам «книжных плантаций», где работы - непочатый край. Но не учла одного - «литературного плантатора», т.е. - заказчика. И, конечно же, предполагалось, что если идешь на подобную авантюру, то сладостей не жди. Но и до того, что станет горько, дело не дошло. Дело, в общем-то, вообще не пошло. Я написала полторы главы чего-то такого, чему предназначалось стать романом для +16, и поняла, что дальше я писать не могу, потому что продолжать писать по тому плану, который дал заказчик, - невозможно. Однако заказчик не считал, что в его плане есть какие-то недостатки. Он считал, что его план, который, на мой взгляд, был написан явно домохозяйкой, имеющей на все стереотипные взгляды и не желающей эти стереотипы разрушать, узнавать что-то новое, наполнять и развивать тему и пр., и так хорош. Ты пиши текст, в романе все условно, а если и будут какие-то неточности, то редакторы все исправят... Но как редакторы могут исправить неточности, когда они изначально заложены в плане? Естественно, что редакторы сделают замечания и направят на доработку или переписывание тот или иной кусок текста тому, кто писал. Так зачем делать двойную работу, когда нужно-то всего лишь проработать план! Но заказчик не слышал моих доводов, настаивая на том, что план и так хорош, просто распиши текст по плану, а редакторы все исправят.

И заказчик, даже не взглянув на мою работу по улучшению плана, продолжал настаивать на своем. Я же попыталась предложить ему другие варианты сотрудничества: что вот, тебе предложен такой-то, такой-то сюжет, такой-то объем в листах, столько-то листов описания и пр. - вот тебе три месяца на эту работу, жду текста. И я бы работала с радостью! И все бы сделала в срок. Отказался от такого варианта. Предложила другой вариант: пишу по твоему плану, не вижу структурных ошибок, ляпов, недочетов в плане, сдаю тебе готовый текст, получаю деньги и в дальнейшей работе по замечаниям редакторов не участвую. Сделал вид, что не услышал этого варианта, продолжая настаивать на своем: я пишу по его плану, сдаю ему по главе, он читает, если есть вопросы, то решает со мной, после их решения я продолжаю писать.

«А в чем проблема?» - спросите вы. - «Есть план. Пиши и радуйся. Да еще и деньги за это получай». План-то есть, точнее - расписание каждой главы, что в ней должно происходить. Плюс - перечень героев с их межличностными связями (кто кем кому приходится). Но сам «план» настолько сырой, что с ним невозможно работать, то есть недоработки - в самой структуре плана. О чем я говорю? К примеру, в начале, в двух-трех главах, герой есть, он живет своей жизнью, выполняет свою роль в романе, а потом он из плана исчезает. Почему он исчезает? Если он действительно исчезает и перестает быть нужным роману, то ситуацию, в которой герой исчез, нужно логически обосновать, чтобы это было понятно читателю. А не так, что герой был, потом исчез, и роман далее течет так, как будто героя этого вообще не было и в помине. «Так, может, это задумка такая», - скажете вы. Может, и задумка, но если я пишу текст этого романа, то дай мне знать, заказчик, - задумка это или нет. Начинаешь выяснять этот вопрос у заказчика, а он: «Ой, ну ты там исправь, что надо, а то мне некогда»... ОК, я исправлю, вопросов нет, как говорится: хозяин - барин. Начинаешь дорабатывать план, продумывать структуру, сюжетные линии, характеры героев - это, кстати, безумно интересная работа, когда перед тобой герой с минимальными характеристиками: имя, пол, возраст плюс поступки по сюжету. Но ты сидишь с ним и думаешь: «А что он за человек такой по характеру? Какую ситуацию для него создать, чтобы он раскрыл те или иные свои качества, и какую роль эти качества могут сыграть в сюжетных линиях романа?» Она дает понять, что, в принципе, нет людей ни хороших, ни плохих. Есть ситуации, в которых человек может поступить хорошо или плохо. Вопрос лишь в том, почему человек поступает хорошо или плохо, что его заставляет так поступать, что является детонатором в этом процессе. Отсюда вывод: любой хороший человек может совершить плохой поступок, а любой плохой - хороший. Но и здесь тоже - смотря с какой стороны смотреть на поступок... Может быть и так, что с какой стороны ни смотри, поступок – плохой. А посмотришь в глубь жизни человека, совершившего этот поступок, может и найдешь там что-то, что заставит тебя по-иному взглянуть на этот «плохой поступок»...

И это все, и не только это, надо учитывать, когда начинаешь писать роман.

За время этой увлекательной работы над романом я поняла для себя одну вещь: начиная очередную главу, я сталкиваюсь с тем, что не знаю, как писать! О чем я говорю? Например, в плане написано, что герой вошел в комнату, а как он вошел в комнату? тихо? громко? степенно? весело? сказал ли он что-то при этом или молчал? И какое это все может иметь значение для дальнейшего действия. И как один из всех этих глаголов преподнести читателю? Можно о грустном писать весело, а о веселом - грустно. Или о тяжелом - легко, а о легком - тяжело. Даже об одном и том же действии можно написать разными словами миллион различных вариантов. Так как найти тот нужный вариант? Как писать??? С чего начать и как закончить? Вы знаете? Я - нет. Я вдруг поняла, что писатель должен знать и уметь все. Писатель в своем произведении должен быть и сценаристом, и режиссером, и актером, и оператором, и костюмером, гримером и пр.. И инструмент у него на все про все только один. Это - слово. И больше ничего. Безумно сложно, но и по-сумасшедшему интересно...

Читатель прочтет лишь то, что напишет писатель - не более. Но поймет он больше – то, что писатель вложит между строчек, что скажет «под текстом»...

И ты начинаешь работать над планом, начинаешь задавать вопросы, уточнять детали и пр., чтобы потом выстроить логическую сюжетную линию, потому что даже в рамках самого замысловатого, фантастического сюжета есть своя логика действий. В жизни может что-то происходить случайно, в книге же ничего случайного быть не должно... И ты отправляешь свою работу над планом на согласование заказчику: свои вопросы, замечания, комментарии и пр., чтобы получить на них внятные ответы для продолжения работы над романом. На что заказчик, пролистав несколько страниц твоих замечаний, тебе и говорит: «Что ты к словам придираешься? Ну, «калым» или «плата за право жить в ауле», ну какая разница? Сама реши». При этом, для чего я это спрашиваю? Уточняю термин, потому что в одном месте в плане идет речь о калыме, в другом, в той же ситуации, но через несколько эпизодов - уже о плате за право жить в ауле. Так что имеется в виду? Ведь, исходя из этих разных терминов, можно выстроить два разных сюжета…

И так, помыкавшись, помыкавшись. Поняв, что с заказчиком у меня не будет никогда общего языка, потому что мне хотелось, чтобы роман был интересен читателю, а из него действительно можно было сделать что-то интересное. Заказчику же был нужен только текст, который он хотел просто быстро продать. Но хороший и интересный текст можно и продать дороже, если над ним работать. Заказчику это тоже было неважно. Важно было - продать. И... написав полторы главы, не достучавшись до здравого смысла своего «книжного плантатора», я поняла, что если нет взаимопонимания, то лучше не мучить ни себя, ни его... Лучше расстаться. Что я и сделала: сбежала с его «книжной плантации». И теперь я иду по пустынной дороге, сверкая в ночи своими белоснежными пятками. Оставшись без денег, без работы... Но имея за плечами такой удивительно интересный опыт работы на этих самых «книжных плантациях», который настолько ценен для меня, что я ни секунды не жалею ни о чем. Все хорошо! Я вдыхаю запах свободы. Продолжаю идти по дороге. Танцуя свой чернокожий джаз!..