Код Барашкина

12.01.2018

Евгений Барашкин ужас как хотел вступить в тайное общество. Все эти ужасные мистерии, загадочные ритуалы, незримая власть над миром будоражили его. Манили и не давали спокойно жить. Из всевозможных тайных клубов, обществ, организаций и кружков Евгений особенно выделял масонов. О, их белый фартук, циркуль и наугольник снились Жене каждый день. Вот если бы и ему… Но хитрые масоны не спешили взять в свои ряды Барашкина. О чем потом будут несомненно жалеть, считал Барашкин.

Долго промучавшись в ожидании связного масонов, совы из Хогвартса или случайно встреченного секретного агента, Евгений решил действовать самостоятельно. Если с ним до сих пор не вышли на связь, значит единственная причина - они просто не знают, что на свете есть такой замечательный он.

Первой жертвой в попытках найти масонов стал старый еврей-парикмахер. Уж больно тот выглядел солидно, со значительной хитрецой в глазах, да к тому же над зеркалом у него висел постер с шестиугольной звездой. Женя принялся регулярно ходить к нему стричься. И при этом таинственно подмигивал, корчил многозначительные рожи и делал пальцами “тайные знаки”, найденные в интернете.

— Молодой человек, - в очередной раз не выдержал старик, - вы таки что-то имеете мне сказать, я вижу.

Женя длинно и путано принялся рассказывать про желание вступить в масонскую ложу и надежду на Абрама Моисеевича, как явного человека, имеющего отношение к этой организации.

— Ах, дорогой мой! - Парикмахер облегченно вздохнул, - а я уж думал, вы пришли просить руки моей Эллочки. Нет, я вас огорчу - эти ваши масоны не имеют со мной никакого дела.

Видя искреннее огорчение Жени, старик посоветовал обратить внимание на местную знаменитость, литератора Карамзинкина-Лошадникова. Вот уж кто должен быть вхож в масонские ложи. Или, на худой конец, знать, кто туда ходит.

Писатель оказался крепким орешком. Привычный скрываться от поклонников, Карамзинкин-Лошадников путал следы, уворачивался от встреч, скрывался в подворотнях и всячески избегал Барашкина. Но и Евгений набирался опыта. Устраивал засады; караулил в магазинах и барах, где бывал Карамзинкин; приходил на автограф-сессии, садился в первый ряд и многозначительно подмигивал.

После пары месяцев изнурительной осады у литератора не выдержали нервы.

— Что, что вам надо? - Кричал он, повстречав Барашкина в подворотне, - автограф? Давайте книгу, я подпишу. Или вы журналист? Берите своё интервью, и оставьте меня в покое!

Выслушав Евгения, литератор задумчиво оглядел его, взял под локоть и повёл к себе. Напоил чаем и долго расспрашивал.

— Я напишу на основе вашей истории новый роман. Да! Просто замечательная история. Не возражаете? Но даже если вы против, я всё равно напишу о вас, только изменю имя. Будете например Лембдоном. Профессором теологии.

Женя не возражал. Но потребовал платы.

— Масоны? Да где же я вам их возьму? Хотя подождите.

Карамзинкин достал с полки коробку и долго перебирал бумаги.

— Держите.

Писатель отдал Барашкину потёртую визитку на имя Аристарха Махкамовича Малдера.

— Если кто и знает, как их найти, то он.

Телефона на серой картонке указано не было, только адрес в соседнем городе. Пришлось подкопить денег, дождаться отпуска и долго трястись в плацкартном вагоне.

И вот, наконец, Барашкин оказался у вожделенного дома. Где обнаружился частный музей какой-то ерунды. При входе за конторкой дремал усатый мужчина.

— Добрый день!

Усач только невнятно пробурчал в ответ.

— Где я могу найти Аристарха Махкамовича?

— Это я.

Евгений наклонился к усачу и шепотом спросил:

— Как мне попасть в масонскую ложу?

— На масонское? - Усач хмыкнул, - Это будет стоить три сотни. Долларов.

Барашкин полез за бумажником.

— Приходи вечером, часов в десять. И на всю ночь твоё.

Женя ничего не понял, но в десять вечера стоял у запертого музея.

— Пссс! - Неожиданно появившийся усач поманил Барашкина.

Они вошли через служебный вход, поднялись на второй этаж и долго петляли по темному коридору. В конце усач отпер здоровенным ключем резную дверь.

— Вот!

— Что это? - Женя с недоумением рассматривал большую кровать под балдахином в центре комнаты.

— Масонское ложе!

— Как?

— На этой кровати трижды спал великий мастер великой ложи масонов граф Мусин-Пушкин-Брюс! И потому её называют великое ложе масонов. Понятно?

— И что мне с ним делать?

— Да что хотите. Вы оплатили ночь, можете спать, можете просто лежать. Говорят, великие мысли приходят. В семь утра я вас выпущу.

И усач ушел. Барашкин несколько раз обошёл вокруг кровати. Посидел на ней. Снял ботинки и, немного стесняясь дырявых носков, лёг. Умные мысли в голову не приходили. Со стены напротив на Барашкина с укором смотрела репродукция “Моны Лизы”.

Утром усатый сторож вывел из музея злого и не выспавшегося Барашкина. Перед выходом, доверительно шепнул на ухо:

— Теперь, когда вы провели ночь на масонском ложе, я могу указать вам, где собирается….

— Нет! - Барашкин зло сплюнул, - никаких масонов! Если мастер масонов спит на такой дрянной неудобной кровати, значит он ничего не понимает в жизни. А уж тем более во власти над миром. Шуты гороховые, а не тайное общество!

Евгений отодвинул сторожа и пошел прочь. С масонами было покончено. И теперь Барашкин перебирал в уме новые варианты. Иллюминаты? Розенкрейцеры? Или меланезийское общество Дук-Дук? Ведь должно же быть хоть одно приличное тайное общество!

(с) Александр "Котобус" Горбов, из "Книги пятничных рассказявок"

Вся книга рассказявок: в электронном виде или Бумажная книга