Вкус поражения: почему мы играем в игры

08.11.2017

Вкус игры не только в победах, но и в поражениях. Тем, кто никогда не играл, поведение «лузеров» кажется иррациональным: вместо того, чтобы выйти из казино после череды проигрышей, неудачливые игроки продолжают просаживать крупные суммы денег в погоне за фортуной. «Футурист» разбирался, почему так тяжело разорвать порочный круг отношений с игрой — не обязательно азартной.

Никто не любит проигрывать — даже патологические игроки. Тем не менее, игроманы часто сообщают, что несмотря на многократные неудачи, их тянет ккарточному столу, игровым автоматам или компьютеру. Недавно экс-директор нью-йоркского инвестиционного банка PJT Partners Эндрю Касперсен, арестованный за финансовые махинации на сумму $100 млн, признался в суде, что на преступление его толкнула игра. Чтобы прокормить свою привычку, «золотой мальчик» обманывал клиентов: примерно четверть суммы, за которую его призвали к ответственности, он украл у благотворительного фонда.

Первое, что необходимо понять: люди играют в азартные игры не потому, что хотят победить. Марк Гриффит из Nottingham Trent University, специализирующийся на поведенческих зависимостях, утверждает, что существует множество других мотивов. В ходе опроса 5,5 тысяч игроков выяснилось, что перспектива «выиграть крупную сумму» была самым сильным фактором, заставляющим их снова и снова садиться за стол. Однаковслед за победой с незначительным отставанием идут пункты «потому что это весело» и «потому что это дарит мне сильные эмоции».

«Даже когда вы проигрываете, ваше тело по-прежнему производит адреналин и эндорфины», — объясняет Гриффит.

Кроме того, многие люди расценивают свой проигрыш как плату за развлечение. Это подкреплено исследованием Стэнфордского университета в Калифорнии за 2009 год, в ходе которого выяснилось, что около 92% людей обладают определенным «порогом потери», который они не преступят ни при каких обстоятельствах. Тем не менее, если человек проиграет все деньги в казино, это не обязательно повлияет на степень удовольствия от игрового опыта.

«Обычно люди, удовлетворяются относительно небольшими победами и легко смиряются с еще меньшими потерями», — говорит один из авторов статьи Шридхар Нараянан. «Как правило, они осознают, что, в конечном счете, у них больше шансов проиграть, чем выиграть.»

Небольшой проигрыш лишь усиливает радость от возможной победы. Невролог из Университетского колледжа Лондона Робб Рутледж провел вместе со своими коллегами эксперимент с 26 подопытными. Участники опыта должны были сделать серию выборов, каждый из которых приводил к положительному или отрицательному результату —проще говоря, сыграть в азартную игру. Мозг участников эксперимента сканировался. Участников также попросили оценить их эмоции после каждой второй или третьей попытки. Подобный эксперимент — без сканирования мозга — проводился через приложение для смартфона The Great Brain Experiment. В игре принимало участие 18 000 пользователей.

Ученые заметили: когда участники не ожидали, что они выиграют, их реакция на победу была более эмоциональной. Об этом свидетельствуют и собственные описания игроков, и данные сканов МРТ. Томография показала повышенную активность в области мозга, связанной с дофаминовыми нейронами. Вещество дофамин —важная часть «системы поощрения» мозга, так как оно вызывает чувство предвкушения удовольствия. Изменения активности соответствующей зоны головного мозга могут быть связаны с изменениями в эмоциональном состоянии.

«Если человек многократно проигрывает, это снижает его надежду на победу. Но когда он, наконец, выиграет, он будет по-настоящему счастлив», — утверждает Рутледж.

Кроме того, игровые автоматы разработаны так, чтобы они могли манипулировать человеческими эмоциями, предполагает Гриффитс. Многие аспекты остаются неизученными, однако некоторые примитивные способы повлиять на состояние человека лежат на поверхности. В дизайне игровых автоматов часто используется красный цвет, который считается раздражителем. Гриффитс также предполагает, что звуки, издаваемые автоматами, могут провоцировать игрока: например, при поражении мистер Смитерс, персонаж из «Симпсонов», объявляет: «Вы уволены!».

Игровые автоматы зачастую подогревают интерес игрока, предлагая ему награды-заменители в качестве бонуса или возможность после проигрыша выиграть в следующий раз большую сумму, чем обычно.

«Если пообещать человеку много маленьких наград, не обязательно финансовых, он будет настроен на продолжение игры», — говорит Гриффитс.

Бывает и такое: игрок пытается разработать собственное (псевдо-)мастерство. Это своего рода оправдание охоты за призрачным вознаграждением. Гриффитс приводит в качестве примера игровые автоматы Великобритании, обладающие адаптивной логикой: в течение определенного периода они дают клиентам больше, чем забирают, после чего возвращаются к менее щедрой системе. Некоторые игроки специально ищут такие автоматы в надежде сорвать джекпот, оказавшись «в нужное время в нужном месте».

Все это способствует тому, что целью большей части азартных игр становится вовсе не победа. Человек ставит, прежде всего, на себя — и ему это приятно. Конечно, болезненную, патологическую тягу к азартным играм такими простыми причинами не объяснить: у наркомании несколько другие механизмы. Тем не менее, эти реакции прослеживаются в любой игре. Людям просто нравится играть, даже если они идут домой с пустыми карманами. На красный или на черный цвет поставить квартиру? Да какая разница!