«Я не меломан, я — фетишист»

Казалось бы, «цифра» полностью вытеснила физические музыкальные носители и устранила концепцию «владения» музыкой как таковой. Сегодня гораздо удобнее слушать любимых исполнителей в цифровом формате на стриминговых сервисах [Apple Music, Google Play Музыка и др.], или просто скачивая ее с торрентов. Однако уже в 2015 году в США продажи виниловых пластинок резко возрастают, а в 2016 бьют рекорды 25-летней давности. В России винил тоже набирает популярность. Мы решили узнать, в чем магия винила у меломана Руслана Олейника, в коллекции которого 650 пластинок. Руслан поведал нам, как он «раскапывает» пластинки, почему винил — это выгодная инвестиция, и каким образом аудиофилия сближает и одновременно дистанцирует людей.
Руслан Олейник с альбомом Скриптонита «Дом с нормальными явлениями»
Руслан Олейник с альбомом Скриптонита «Дом с нормальными явлениями»

ЗС: Расскажи немного о себе и о том, когда ты начал увлекаться винилом?

Руслан: До универа я работал журналистом в Серпухове, потом поступил в ТулГУ на PR. В институте еще два года я возглавлял студенческий журнал. После этого я понял, что мне не очень хочется заниматься журналистикой. С 2011 года я стал работать по профессии. Я был пиарщиком двух магазинов. С одним из них сложились очень добрые отношения, и на его базе я организовал Тульскую федерацию по игре с йо-йо. Два года я тренировал команду и возил ребят на соревнования. С 2012-го я работал маркетологом в крупной компании. В начале 2015-го ушел из офиса и больше туда не возвращался. Я решил работать на себя и заниматься тем, что мне действительно нравится: фотографией, видео и графическим дизайном. А уже в конце 2015 года начал основательно собирать винил и привозить его на заказ: появился большой закуп — 100-200 пластинок в год.

Что тебя подтолкнуло к коллекционированию?

Первые пластинки у меня появились гораздо раньше — в 2010-ом… Я нашел старый сломанный проигрыватель у себя дома и починил его. Мне захотелось послушать на виниле уже что-то другое, не то, что я мог найти у родителей. Из Калуги мне привезли несколько пластинок, одной из которых оказалась пластинка моей любимой группы «Panic at the Disco». Это меня очень сильно удивило, поскольку на тот момент альбом был более-менее новым. Так, по чуть-чуть, по одной-две пластинки в полгода я пополнял коллекцию. К концу 2015 года собралась ну совсем маленькая коллекция из 30 достойных пластинок. В это время у меня появилось желание собрать себе нормальную музыкальную систему.

Почему винил стал так популярен, на твой взгляд?

2014-2015 годы — это было время модных течений. Как раз появилась хипстерская культура. Людям хотелось прикоснуться к чему-то андеграундному. Винил — давнишняя технология извлечения звука. На тот момент это был винтаж, который стал популярным. Сейчас большинство зарубежных артистов выпускают свои альбомы на виниле. Сначала это возникло как мода, а потом люди начали понимать, что винил звучит поинтереснее, чем обычный mp3 в ВК. Сейчас собирать СD не так престижно, как коллекционировать винил. К примеру, в Туле есть закрытые коллекционеры, у них винила на десятки миллионов рублей. Бывшие подростки, хейтившие винил, взрослея, думают: «Почему бы мне не купить пластинку с саундтреком любимого фильма?». Покупают звуковую систему, а потом превращаются в коллекционеров и аудиофилов.

Какое-то время термин «аудиофил» считался оскорбительным. На «Лурке» есть целая «простыня», описывающая «диагноз» людей, которые слушают не музыку, а дорогущую аппаратуру. Что ты скажешь по этому поводу?

Где-то в 2014 году это могло быть на страницах «Лурка». На тот момент люди не понимали, зачем тратить время и деньги, когда «Вконтакте» можно было найти любую песню. Но на самом деле огромная разница, когда слушаешь музыку через классный усилитель, а не с телефона. В 2018 году отношение к этому немного другое. В масс-маркет проникают разные наушники с припиской «аудиофильские», или арматурные «без прикрас» — их используют профессионалы, чтобы слышать все задействованные инструменты. Та же «Metallica» может зазвучать с неожиданной, другой стороны. Можно сказать, что аудиофилы хотят слышать больше, чем обычный человек. На данный момент это стало обыкновенным, многие начинают разбираться чуть больше, чем раньше. Поэтому сейчас говорить, что аудиофилия — это болезнь — не актуально. Да, у некоторых есть проблема маньячества, но можно во всем стать маньяком. Так же и аудиофилы, пытаясь получить новый звук, могут немного двинуться в поиске особых рубильников, штекеров в розетку, проводов. Даже для меня это несколько странно. У всех свои загоны. Если это не вредит ничему вокруг, то почему бы и нет?

Автор обложки — тульский художник Алексей Хромогин, известный своими комиксами «Игорь Самовар» и «Чертов кабак»
Автор обложки — тульский художник Алексей Хромогин, известный своими комиксами «Игорь Самовар» и «Чертов кабак»

От чего зависит качество аналогового звука?

От мельчайших деталей: от усилителя, колонок, технических особенностей самого проигрывателя. Важно то, с какой силой опускается тонарм [звукоснимающее устройство], с какой силой игла входит в дорожку. Можно сделать так, чтобы бас был глубже, а можно наоборот. Меняя «головы», мы получаем совершенно другой звук. Вдруг появляются инструменты, которых не было слышно раньше. Этого сложно добиться на цифровом носителе. Максимум, что ты можешь — это настроить эквалайзер.

Что ты посоветуешь начинающим меломанам?

Существует миф, что слушать винил дорого. Первую «вертушку», колонки и усилитель можно собрать по знакомым, как сделал я. Можно в 10 тысяч уложить покупку этого всего или еще дешевле. А можно сходить к бабушке и забрать у нее проигрыватель. Не стоит брать китайскую дешевку, которая испортит пластинку и наделает борозд. Через год эта пластинка не будет играть. Есть много хорошей советской техники. Кстати, колонки «Симфония» — самые крутые во всем СССР. Это то, с чего можно начать, и звук будет на уровне. Если вы их найдете — идеально! Из усилителей я бы посоветовал «Бриг 001». Когда все это вместе собираешь и вкладываешь в это много сил, то музыка ощущается совершенно по-другому.

Какая аппаратура сейчас у тебя?

Я доверяю винтажу. Техника очень качественно сделана, на века. Все лучшее уже придумано давным-давно, по крайней мере, для винила. У меня немецкий полуавтоматический проигрыватель 1967 года ELAC Miracord, усилитель «Sugden» 68-го года и колонки «Victor» начала 80-х. Общая стоимость системы в районе 80-90 тысяч.

Насколько накладно покупать пластинки и сколько ты уже потратил?

Сложно сказать. Некоторые пластинки мне отдавали, некоторые перепадали за 100-200 рублей. Я думаю, что где-то в 150 тысяч обошлась мне моя коллекция. В среднем пластинка стоит около тысячи рублей. Около 2-3 тысячи будет стоить какое-нибудь крутое издание с доставкой из США. Классно в виниле то, что он взаимозаменяемый. Не понравилось издание — можно спокойно продать за эту же цену, а то и дороже. Это товар, который редко дешевеет.

Получается, винил — это ценная инвестиция?

Винил — это золото, которое дорожает просто потому, что его становится меньше. Чем меньше пластинок в мире существует, тем круче и дороже этот «винил» ценится. С каждым годом пластинка все растет и растет в цене. К примеру, мой любимый альбом Kendrick Lamar — DAMN на красных дисках обошелся мне в районе 40 долларов с доставкой. На данный момент стоимость пластинки около 1000 евро. А есть некоторые советские пластинки, которые ничего не стоят. Многие выпускались миллионными тиражами, они есть почти в каждом доме.

Руслан:  «Леша изобразил именно то, что я хотел — дом со своими историями в нем»
Руслан: «Леша изобразил именно то, что я хотел — дом со своими историями в нем»

Как заполучить раритетную пластинку или лимитированное издание альбома?

В России есть Avito, разные музыкальные форумы типа Hi-Fi.ru. На Западе — eBay. На самом деле, в России есть много аукционов, как и за рубежом. И крутые издания можно купить безумно дешево. Я перешел в стадию, когда я уже вожу винил. Могу найти любую пластинку. У нас это называется «диггер». Я занимаюсь раскопками пластинок и ищу то, что нужно людям.

Забавно, но главный источник — это Google. Чаще всего я беру в Англии, Германии, США. Пока не освоил Японию. В Японии очень много винила за очень маленькие деньги, но нужно продумать доставку, чтобы не переплачивать.

За сколько ты привезешь пластинку? Не думал ли ты открыть свой магазин?

Ну накину рублей 200-300 [смеется]… Мне интереснее принести это в Тулу, развить как движение, а не заработать. У нас оказалось очень много коллекционеров. Мне интересно создать виниловую движуху, потому что здесь нету коннекта между любителями винила. Нет какого-то общего сбора, хотя он мог бы быть. Как, например, в Москве или Питере.

Что касается магазина, то это пока нереально для меня. В Туле есть места, которые делают очень большие наценки на винил. Меня раньше это очень сильно бесило. Особенно когда я узнал, сколько вообще стоит виниловая пластинка. То, что продают в каких-то локальных магазинах, стоит в три раза дороже. Потом я все понял: это нормально, иначе не выживешь. Но мне будет стыдно продавать пластинки, зная, что купил их я намного дешевле. Соответственно, я занимаюсь этим пока через интернет.

Кто они, аудиофилы Тулы? Как ты их нашел?

Обычно это образованные, интересные люди, чаще всего обеспеченные. Это очень редко какие-то левые ребята, с которыми совсем не интересно. Движение коллекционеров не сказать, что элитарное — скорее оно закрытое. Эти люди чаще всего интроверты. Они слушают винил дома одни. Это еще одна из причин, почему нет какой-то движухи.

Я знакомился с ними либо через приятелей, либо через тот же Avito, где я выставляю, продаю и ищу пластинки. Мы коннектились и постепенно становились хорошими знакомыми. Благодаря винилу я познакомился с Сергеем Соловьевым, достаточно известным в Туле аудиофилом. Он помог мне собрать систему и настроить звук. Сейчас мы хорошие друзья. Он также один из немногих в Туле, кто профессионально моет пластинки.

Неужели в Туле никто не пробовал создать сообщество аудиофилов?

Скорее всего, что-то подобное было, но не было достойной подачи. У нас это пытаются сделать на виниловых вечеринках. Но это именно вечеринки, где крутят пластинки с музыкой для фона, а не сходки аудиофилов. Люди не приходят послушать винил, нет там правильной атмосферы. Они думают: «Ну да прикольно, чувак с винила играет». Но смысла то в этом никакого и нет. Тусовка не образовывается. Скорее образовывается тусовка между диджеями, которым это интересно. У меня есть в голове проект виниловых вечеров, посвященных определенному артисту. Но это будет, скорее всего, в Калуге. В Туле мне подобных предложений не поступало. Но если у нас найдется площадка и организаторы захотят вложиться в хорошую аппаратуру, я буду не против.

Мы уже выяснили, что винил позволит прочувствовать звук, расширить круг полезных контактов и никогда не упадет в цене. Есть еще какие-то преимущества?

Ну, во-первых, виниловые пластинки, можно сказать, вечные. Главное — уход и правильное хранение. У меня есть винил 50-х годов, с него воспроизводится потрясающий звук. А вот СD 80-х годов уже начинают крошиться. Во-вторых, лично мне винил привил терпение. Иногда ждешь пластинки до двух месяцев из Америки.

Единственный яркий элемент обложки пластинки «Дом с нормальными явлениями» из коллекции Руслана
Единственный яркий элемент обложки пластинки «Дом с нормальными явлениями» из коллекции Руслана

Ты заполучил в свою коллекцию эксклюзивный альбом Скриптонита на виниле. Расскажи, как это было.

Если ты слушаешь много разной музыки, особенно российской, то, скорее всего, ее нет на виниле. А тебе как фанату винила хочется иметь в коллекции всю музыку, что играет в ушах. Особенно ту, что играет каждый день. Так моей идеей фикс стало получить пластинку с «Домом с нормальными явлениями». Я напрямую писал Адилю [Адиль Жалелов — настоящее имя рэпера Скриптонита] на лейбл. Были предложения и о краудфандинге или мелком тираже. Везде — либо молчание, либо отказы. В итоге я нашел фирму в Питере, которая за дорого нарезает винил. У меня был диск — с него я срезал FLAC [формат несжатой музыки]. Запись обошлась мне в 6600 рублей. Это две виниловых пластинки без обложки и всего такого. Одна минута записи стоит 100 рублей. Недорого для коллекционера, но дорого в принципе.

Потом основной проблемой стала обложка — оригинальная мне не нравится, да и хотелось чего-то эксклюзивного. Я позвал своего друга, художника Алексея Хромогина, который уже рисовал обложки для DaKooka [украинская певица]. Немного подумав, Леша изобразил именно то, что я хотел — дом со своими историями в нем.

Ты всегда был меломаном и аудиофилом? Повлиял ли как-нибудь винил на твои музыкальные предпочтения?

Скорее мое чувство музыки развивалось постепенно, я люблю слушать что-то новое, мне нравится интересный звук. Думаю, поворотным в моем отношении к музыке стал как раз 2015 год, когда я собрал аудиосистему для прослушивания пластинок. Я начал слушать совершенно другую музыку, стал относиться к ней по-другому. Сейчас я даже в какой-нибудь попсовой песенке могу найти красивую мелодику, что заставит по-другому посмотреть на артиста. Я не боюсь слушать попсу и что-то несвойственное моему музыкальному вкусу. Плюс появилась любовь к джазу. Но я скорее фетишист…

В чем же фетиш?

Прослушивание винила — это целый ритуал. Можно вложиться и получить звук, который будет резонировать именно с тобой, и ты будешь ощущать его всем телом. Много сил требуется для того, чтобы все играло так, чтобы тебе было круто. Пластинку нужно протирать от пыли перед каждым прослушиванием, чтобы добиться чистого и красивого звучания, избежать шуршащего звука и «циков». Существуют специальные спреи, тряпки, гели для промывки пластинок. Но есть то, что дорого, но оправдывает себя — это моечные машины для винила, которые делают пластинки идеально готовыми для прослушивания и получения максимально качественного звука. От всего этого процесса появляется уважение к винилу, уважение к самой музыке.

Татьяна Кондакова для З[ ]С

Фото: из личного архива Руслана Олейника

Рекомендуем вам наше интервью женой Руслана, лидером тульского отделения «ЭКА» Катей Олейник

Читайте «За скобками» в ВК, Facebook, Telegram и Instagram