Право на двор

Пока на Металлистов ведутся работы по созданию музейного квартала, в центре Тулы уже есть один такой мини-квартал из трех исторических зданий с флигелями и двором — территория Тульского историко-архитектурного музея. В привычном нам понимании двор — это место, предназначенное для жителей окрестных домов, но двор ТИАМа несколько дней в году открыт для всего города. Место оживает во время «Картонной ночи», которая объединяет совершенно разных людей с абсолютно разными интересами. Здесь совершенно не важно, живем ли мы в Бухоновском переулке прямо за музеем или на окраине Криволучья, все равно мы все — соседи.
Двор Тульского историко-архитектурного музея весной 2017 года. Фото: Михаил Малашенко
Двор Тульского историко-архитектурного музея весной 2017 года. Фото: Михаил Малашенко

В конце 1970-х английский социолог Майкл Томпсон вывел «теорию хлама» (Rubbish Theory), согласно которой все материальные блага в нашей жизни — от булавки до здания — можно разделить на три категории: предметы кратковременного потребления, хлам и предметы длительного употребления. Ценность любого объекта — довольно изменчивая характеристика, а хлам в его понимании — это состояние неопределенности, когда решается судьба предмета: будет ли он использоваться снова, или его миссия выполнена.

«Теория хлама» стала главной темой «Картонной ночи»-2018. Фестиваль как раз можно назвать тем самым переходным периодом, когда его площадка — музейный двор — трансформируется из нефункционального пространства в точку притяжения горожан и туристов.

Двор как культурный код

Перемещаясь по городу мы обычно взаимодействуем с его «парадной» стороной, которая в большинстве случаев все-таки выглядит гораздо ухоженнее, чем та часть, которая остается вне нашего взгляда. Вспомнить хотя бы здание бывшего кинотеатра «Родина», чей фасад — несомненно, одно из главных украшений проспекта Ленина. Но стоит завернуть за угол, в Учетный переулок, ты видишь обшарпанную стену того же здания, увешанную выцветшими афишами. Городская «изнанка» в виде дворов и неприметных переулков — это такой же элемент культурного кода, локальной идентичности и брендинга, как отреставрированные фасады старинных зданий, чистые скверы и новые скульптуры или арт-объекты.

В Санкт-Петербурге дворы давно стали одной из главных городских достопримечательностей. Например, во дворе арт-центра на Пушкинской, 10 находится «Улица Джона Леннона» , созданная самым известным битломаном России Колей Васиным и привлекающая туристов со всего мира. Арка в этом дворе украшена барельефами битлов, на одной из стен нарисована желтая субмарина, вокруг которой посетители «Улицы Джона Леннона» оставляют всевозможные послания: от банальных («Здесь был Вася») до настоящих философских вопросов («Мы, каждый держим в своей пятерне миров приводные ремни»). Для этого возле стен даже специально лежат маркеры.

Двор ТИАМа давно «напрашивается» стать таким же значимым местом на карте города. «Ты заходишь во двор и попадаешь в такую руинированную старую Тулу, а выходишь за ворота — ты уже в центре города. В центре города очень укромно вот такой уголок запрятался. В нем уютно. Эти старые дома, эта грязь — все-таки тоже часть антуража, это классно», — говорит Антон Осенний, сотрудник музея и один из создателей «Картонной ночи».

Его «Картонная ночь» — это двор-фантом, двор-иллюзия. Большинство привычных нам дворовых территорий адаптировано исключительно под потребности маленьких детей. Подросткам, молодежи и взрослым на них делать нечего. «Картонка» же представляет собой идеальный двор прекрасной Тулы будущего, где никто не чувствует себя лишним: будь то родители с детьми, студенты или поклонники тяжелой музыки с ирокезами. Фестиваль, изначально созданный просто ради хорошего времяпрепровождения, за годы проведения стал отличным примером общественной инициативы и самоорганизации горожан.

Музейный двор: взгляд со стороны

На последней «Картонной ночи» ЗС попросили гостей поделиться своими впечатлениями от фестиваля и рассказать, каким они видят идеальный двор.

Настя, 17 лет

Тут крутые люди, крутая атмосфера, музыка. Мне очень нравится то, что тут проходит. Такие мероприятия надо вообще проводить почаще. Это очень круто, когда люди собираются, слушают музыку. Тут все разные, но при этом всех объединяет что-то одно. Думаю, я была бы очень рада, если бы в моем дворе проводилось что-то подобное.

Денис, 28 лет

Пока я ничего не понимаю, но [здесь] лампово и атмосферно — это 100%. Я думал, какие-то картонные декорации будут вокруг. Знаю, что на первом мероприятии почти все так и было, а [сейчас] здесь больше такой чисто русский авангард. У меня ассоциации с Арбатом, потому что там тоже играют музыканты, всякие артхаусные вещи делают, [есть] фудкорты, кофе.

Сергей, 31 год и Михаил, 30 лет

Сергей: Нам четвертый десяток. Мы решили посмотреть, чем молодежь занимается.

Михаил: Это не совсем дворовая [тусовка]. Такой некий стиль барокко, когда человек и жив, и мертв одновременно.

Сергей: Нет, это не идеальный двор. Как раз вот бабушка и детская площадка — это идеальный двор. Спальный район должен быть спальным районом. А на такие мероприятия должны быть отведены правильные места.

Михаил: Да мы, собственно говоря, и жили в идеальном дворе, когда все давали друг другу деньги в долг, когда можно было зайти к соседу за солью, когда все общались, когда все друг друга поддерживали. Это и есть идеальный двор — идеальная гармония, когда люди живут с пониманием и любовью друг к другу, потому что именно любовь удерживает мир от этого хаоса, который на него готов обрушиться. Любовь к людям, любовь к богу.

Сергей: Если мероприятие происходит, должен быть смысл, цель какая-то. Вот что, допустим, организатор этим хочет показать? Что музыканты хотят донести? По-моему, ничего. Человек бьет в барабаны, но он не понимает, для чего он это делает. Для меня идеально что? Как Михаил сказал: можно к соседу постучаться, соль попросить, а если во дворе что-то происходит, то все понимают, что там происходит. Цель должна быть. Если организаторы этого добьются — здорово.

Анна Кирова, 24 года

Я сюда хожу уже третий или четвертый год, это как дань уважения. Когда мы первый раз сюда приходили, это было такое очень камерное, уютное мероприятие. Все было так маленько, миленько и очень приятно. Мы ходили в пледах, смотрели кино ночью. Это было очень здорово. А сейчас он [фестиваль] разросся и стал таким… На самом деле сейчас впечатления смешанные, потому что пока ничего непонятно. Единения нет. Видимо, старые впечатления накладываются, и сейчас это не так воспринимается. Хорошо, что растет, хорошо, что развивается. Идеальный двор? Вот если «Картонную ночь» чуть-чуть облагородить с этими фасадами стен и вернуться в старые времена — это было бы неплохо.

«Картонная ночь»-2018. Фото: Марина Банникова
«Картонная ночь»-2018. Фото: Марина Банникова

Возможное будущее двора

Вопрос благоустройства ТИАМовского двора обсуждается уже давно. Летом 2015 года, спустя два года борьбы, музей добился официального разрешения снести незаконные гаражи. В 2016 году силами художницы Елены Лузгиной поверхность забора во дворе превратилась в арт-объект «Хрен обыкновенный», а в 2017 году неподалеку от этой стены вновь обосновался небольшой Аптекарский огород, который исторически там находился. Перед «Картонной ночью»-2018 музей сделал простую навигацию Все это — небольшие шаги по благоустройству дворовой территории музея, самые главные пока впереди.

31 марта 2018 года ТИАМ провел воркшоп архитектора Евгения Асса по разработке концепции благоустройства двора. Участникам нужно было предложить варианты, как интегрировать его в городское пространство и сделать привлекательным для посетителей. «У участников воркшопа была задача по-настоящему сложная — отразить в проекте исторический шлейф музея (Некрополь, Старая Тульская аптека, дом Крафта — разные здания с тонкой артерией ворот между ними, перепонкой) и сделать современное культурное пространство уже для завтрашнего дня, а не для сегодняшнего.Воркшоп задумывался, как генератор идей, взгляда на наш дворик с разных сторон, так и получилось при презентации итоговых проектов. Для нас самих стало более понятно, что мы хотим получить от пространства и музея в перспективе, а чего не хотим — это важно. В качестве финала с отбором идей будет, скорее всего, настоящий конкурс с голосованием, спорами и защитой проектов, где будет учитываться расположение коммуникаций, подъездов транспорта для спасательных служб и прочее-прочее», — сообщает администрация музея.

Идея первой команды — впустить улицу внутрь двора и поймать ее там, создав замкнутое пространство. Для этого проход в узком коридорчике от ворот нужно выложить такой же плиткой, как тротуар на проспекта Ленина. Улица завернет, вплеснется во двор, а на противоположной стороне ее будет ждать ловушка — 6-метровое зеркало, отражающее путь зрителя и фасады зданий. Размер площадки можно регулировать за счет подвижных порталов, которые будут передвигаться в центре дворика по осям, напоминающим трамвайные пути. Слева от дорожки команда предложила устроить зеленую лаунж-зону для сотрудников и посетителей. Исторически на этом месте был яблоневый сад. Рядом с садом — небольшое кафе, а за корпусом, где обитает FLÜGEL, могли бы разместиться торговые ряды, в которых любой желающий сможет продать хэнд-мейд или другие необычные вещи. Сейчас эта часть двора в основном используется под хозяйственные нужды.

Проект порталов от команды №1. Фото: Дмитрий Абрамов
Проект порталов от команды №1. Фото: Дмитрий Абрамов

Вторая команда осмыслила музейный двор как театральное пространство: они предложили создавать световые композиции прямо на стенах. Их цель — избавиться от эффекта нависания тяжелых зданий в тесных проходах, избежать прямолинейности, запутать и тем самым завлечь посетителя внутрь. Перед сценой — легкий, демонтируемый на зиму ступенчатый амфитеатр. Слева от входа — свободное место для выставок: деревянный подиум на котором можно как расставить столы для тренингов, так и устроить показ картин. Авторы проекта также предлагали заменить существующую асфальтовую поверхность на утрамбованную гранитную крошку. Березку участники хотели бы обнести скамейкой, чтобы никто не мог случайно ей навредить. Полукруглая форма лавки напоминает полумесяц «Частной Луны в Туле» художника Тишкова, обитающий на березе уже второй год. В правой части двора — место для отдыха, фудкорт, столики и необычный забор, рейки которого при определенном освещении отбрасывают тень коровы. Это остроумная отсылка участников к семейному фото владельца аптеки, на котором у забора изображена его семья и корова, смотрящая прямо в глаза зрителю. Рядом со столиками будут стоять зеленые кадки с ароматными травами — базиликом, лавром, кинзой. Это дань аптекарскому огороду, возможно, размещавшемуся здесь.

Эскиз забора от команды №2. Источник: ТИАМ
Эскиз забора от команды №2. Источник: ТИАМ
Семейное фото К.А. Крафта с семьей и коровой. Источник : ТИАМ
Семейное фото К.А. Крафта с семьей и коровой. Источник : ТИАМ

Третья группа предложила создать оазис зелени посреди агрессивного города. Их идея — минимализм открытого пространства и отсутствие стационарных объектов. Площадь дворика команда предложила «застроить деревьями», то есть засадить свежими саженцами. Контраст между урбанизмом и природой усилится, если оформить коридорчик от проспекта Ленина темными железными балками. Для покрытия земли участники выбрали диагональную кладку брусчатки, которая постепенно разрежается газоном, и в итоге плавно перетекает в сад. Дом Крафта будет украшен вертикальным озеленением, а высота забора увеличена, чтобы создать ощущение замкнутого «волшебного» леса. Выставочные пространства, торговля и еда — все это может быть организовано с помощью модульной системы переносных кубов, которые соединяются друг с другом в любом порядке и быстро разбираются.

Создание проекта командой №3. Фото: Дмитрий Абрамов
Создание проекта командой №3. Фото: Дмитрий Абрамов

Последняя (четвертая) команда определила для себя «Луну» Леонида Тишкова как доминанту концепции и предложила осветить вход во двор звездными элементами. Деревянная дорожка-променад ведет мимо сцены и приглашает зрителя вглубь тихого сада. Планируется создать трехъярусное озеленение территории (трава, новые яблони, уже растущая береза), покрыть землю гравием у сада и замостить камнем оставшуюся зону. Справа от березы, по задумке авторов, находится сцена из дерева, которая несет в себе две функции: во-первых, закрыть вид на станцию «Скорой помощи», находящуюся сразу за ТИАМом, а во-вторых, служить сценой для героини-Луны.

Сцена в концепции команды №4. Фото: Дмитрий Абрамов
Сцена в концепции команды №4. Фото: Дмитрий Абрамов

Команда позаботилась и о комфорте посетителей: в саду, на удобных лавочках или качелях можно присесть, а напротив Луны, у коридорчика, есть место для просмотра фильмов. Главная идея проекта — легкое исполнение и бюджетность обновления территории.

Марина Банникова, Дмитрий Абрамов для З[ ]С

Читайте «За скобками» в ВК, Facebook, Telegram и Instagram. Чтобы не пропускать свежие материалы, не забудьте подписаться на наш Дзен.